Долгая дорога в Арктику

Долгая дорога в Арктику

Создание базы для промышленного освоения высоких широт

Ученые берут пробу льда. Первая арктическая навигация атомного ледокола «Ленин» началась 19 августа 1960 года и длилась 3 месяца 10 дней Научно-исследовательская дрейфующая станция «Северный полюс-5» была открыта 21 апреля 1955 года Отто Шмидт и Иван Папанин на борту ледокола «Ермак» «Красин» — арктический ледокол русского и советского флотов, совершивший первый в истории полярного мореплавания зимний поход Тюменский регион. Вертолет возле буровой установки на Ямбургском газоконденсатном месторождении Остров Колгуев. Бурильщики с образцами первой добытой нефти Нефтерудовоз-56М пароходства «Волготанкер» вывозит нефть с острова Колгуев

Фото: РИА «НОВОСТИ», ИТАР-ТАСС, FOTODOM

По оценкам ученых, запасы топливно-энергетических ресурсов арктических территорий России превышают 1,6 трлн тонн н.э. Разведка и разработка нефтегазовых месторождений Российской Арктики сегодня входит в число государственных приоритетов. Однако база для промышленного освоения высоких широт создавалась на протяжении всего последнего столетия

Текст: Александр Матвейчук

Пролог

Интерес к изучению Арктики у российских мореплавателей и ученых возник давно. С исследованием этого региона связаны многие славные страницы истории России XVIII–XIX веков, однако подлинный научный прорыв здесь произошел в первой трети ХХ столетия. В самый разгар сражений Первой мировой войны практически незамеченным осталось весьма примечательное событие: в сентябре 1915 года в России была учреждена Полярная комиссия Академии наук, призванная координировать исследования, проводившиеся в Арктике силами различных ведомств. Первым председателем Полярной комиссии стал представитель августейшего семейства, великий князь Константин Романов, а в ее состав вошли известные российские ученые, которые могли способствовать проведению исследований в Арктическом регионе. Проведение первого же заседания Полярной комиссии позволило сохранить самую северную в стране радиостанцию на острове Диксон, которая продолжила свою работу и в качестве гидрометеостанции. Полученные здесь метеорологические данные использовались при формировании секретных синоптических карт для армии и флота. Но процесс разработки комиссией обширной программы научного изучения Арктики был прерван сменой государственной власти в России в начале 1917 года и последовавшим за этим Октябрьским переворотом. Из-за боевых действий на Северном фронте Гражданской войны Полярная комиссия оказалась на несколько лет оторванной от основного района ее деятельности, и ее работа свелась в основном к научной обработке имеющихся результатов предыдущих экспедиций.

Дорога в Арктике

После окончания Гражданской войны необходимость хозяйственного освоения Арктического региона стала очевидной и для руководства Советской России. 10 марта 1921 года ВЦИК издал декрет об учреждении специализированного ведомства — Плавучего морского научного института. Комплексное научное исследование Арктики предполагалось сочетать с важной практической целью — освоением Северного морского пути, связывающего советский Европейский Север с Дальним Востоком. В границы советского сектора Арктики, определенные в 1926 году постановлением правительства СССР, вошли 13 млн кв. км территории, включающей акваторию Северного Ледовитого океана с окраинными морями: Баренцевым, Карским, Лаптевых, Восточно-Сибирским и Чукотским. Площадь островов и архипелагов, широких полос тундры, окаймляющей северную оконечность Евразийского материка, составила почти 8 млн кв. км.

30‑е годы ХХ века в Советском Союзе стали легендарным временем активного освоения Арктики, со своей неповторимой спецификой и романтикой. Северный Ледовитый океан изучали гидрографические экспедиции, работали комплексные береговые партии, было положено начало стационарным наблюдениям в Заполярье, осуществлены легендарные трансарктические перелеты и полеты к Северному полюсу. Уже к 1931 году к списку советских полярных станций прибавились десять новых, в том числе на самых труднодоступных островах и архипелагах: на Земле Франца-Иосифа, Новой Земле, Северной Земле, Новосибирских островах, на острове Врангеля. Разнообразие задач в процессе освоения Арктики — от развития транспорта до обеспечения кадрами на местах — привело к возникновению множества структур, которые нередко дублировали друг друга. Для координации их работы в 1932 году было создано Главное управление Северного морского пути при Совете народных комиссаров СССР, которое возглавил известный ученый, директор Всесоюзного арктического института, профессор Отто Шмидт.

Трасса намеченного к освоению Северного морского пути пролегла через шесть морей, прилегающих к северной границе Советского Союза — от Новой Земли до Берингова пролива, — на расстоянии 3,35 тыс. миль. Для организации мореплавания по СМП были построены новые ледоколы и ледокольные суда, организована ледовая разведка, налажен выпуск надежных морских карт, на побережье и островах Арктики развернуто строительство полярных портов, угольных баз, маяков и т.д. Эксплуатация Северного морского пути на всем его протяжении началась в 1935 году. Сквозные грузовые рейсы с запада на восток совершили пароходы «Ванцетти» и «Искра», а суда «Анадырь» и «Сталинград» — с востока на запад.

В том же 1935 году для исследования Арктического бассейна от Шпицбергена до Северной Земли из Архангельска отправилась первая советская высокоширотная экспедиция. Через два года начались научные исследования и в Центральной Арктике, организована первая экспедиция на Северный полюс. 21 мая 1937 года с острова Рудольфа флагманский самолет СССР-Н-170 под командованием известного полярного летчика Михаила Водопьянова и с персоналом будущей дрейфующей станции совершил посадку на льдину вблизи Северного полюса. Первая советская арктическая экспедиция «Северный полюс-1» под руководством Ивана Папанина за 10 месяцев дрейфа собрала сверхценные, абсолютно новые материалы о природе Центральной Арктики. Следующая арктическая навигация — 1939 года — прошла под лозунгом «Превратим к концу третьей пятилетки Северный морской путь в нормально действующую водную магистраль, обеспечивающую планомерную связь с Дальним Востоком». Океанические экспедиции Главсевморпути ознаменовались крупнейшими географическими открытиями, которые существенно изменили карту Северного Ледовитого океана и позволили уточнить картину происходящих в высоких широтах природных процессов.

Полярная вахта геологов-нефтяников

Освоение трассы Северного морского пути дало возможность российским геологам приступить к изучению природных ресурсов Крайнего Севера. Решение этой задачи было возложено на специально созданное Горно-геологическое управление Главсевморпути. Сначала на первый план вышел поиск топливных ресурсов, угля и нефти, в которых остро нуждался советский арктический флот.

С 1935 по 1938 год геологическими съемками были покрыты обширные территории Северной Сибири, причем обследовались даже районы, далекие от Арктического побережья, например, бассейн реки Нижней Тунгуски и Верхоянский хребет. В результате на западе Таймыра и в низовьях реки Пясины нашли уголь, на Чукотке в Янской впадине и на хребтах Тасхаятах и Полоусном — олово; на реке Северной — железные руды; на реках Хандыге, Таре в районе Восточного Верхоянья — россыпи золота. Конечно, активно велись и поиски нефти.

В 1935 году для изучения нефтегазоносности Нордвик-Хатангского района была организована Нордвикская экспедиция, которой в первый же год работы удалось обнаружить поверхностные нефтепроявления на полуострове Таймыр. В последующие полевые сезоны геологи заложили серию скважин, в некоторых из которых также были получены признаки нефтеносности. В 1936 году в Усть-Енисейской впадине в низовьях Енисея были обнаружены выходы природных горючих газов.

В годы Великой Отечественной войны задача пополнения топливных резервов для северных регионов стала еще актуальнее. Та же Усть- Енисейская экспедиция в 1942 году скважиной № 13‑Р на Малохетской структуре вскрыла залежь газа, а затем в следующей скважине получила приток нефти. Геологи Нордвикской экспедиции получили первый приток нефти на полуострове Таймыр. Почву для будущего освоения северных запасов готовили не только полевые партии, но и геологи, обобщающие добытую «в полях» информацию. По-настоящему поражает объем работы, в одиночку проделанной в годы войны ведущим специалистом Горно-геологического управления Николаем Гедройцем, который пересмотрел и переосмыслил весь накопившийся к тому времени опубликованный и фондовый геологический материал по нефти и газу Арктического региона. Итогом этой работы стали обобщенная оценка перспектив будущих геологоразведочных работ на нефть и газ на обширном пространстве от Европейского Севера СССР до северо-востока страны и первая в истории обзорная карта сравнительных перспектив нефтегазоносности Советской Арктики в масштабе 1:2 500 000. А в 1950 году в монографии «Нефтегазоносность Советской Арктики» Николай Гедройц обосновал принципы районирования территории Арктики по перспективам нефтегазоносности. Здесь же содержалось прозорливое предположение ученого, что нa материковом обрамлении Северного Ледовитого океана должны находиться крупные нефтегазоносные бассейны, продолжающиеся на его шельфы: Западно-Cибирский, северная периферия которого расположена в юго-западной шельфовой части Kарского моря, и Печорский, расположенный на шельфовой части Баренцева моря.

К 60‑м годам прошлого века геологической информации с Крайнего Севера было накоплено столько, что не найти промышленные залежи углеводородов было уже практически невозможно. Нефть в Заполярье искали во всем мире, но именно СССР стал первооткрывателем крупных полярных месторождений. В 1962 году в Ямало-Ненецком автономном округе, недалеко от побережья Обской губы, было открыто Тазовское нефтегазоконденсатное месторождение. А в начале 80‑х был сделан шаг и на арктический шельф.

Арктическая сенсация

Творцом арктической нефтяной сенсации выступила Арктическая нефтеразведочная партия, образованная на базе треста «Ярославнефтегазразведка» в 1975 году. Предприятие вело сразу две стратегические программы: «Комплексную программу геологоразведочных работ на нефть и газ на шельфах арктических морей на период 1979–1985 гг.» и «Программу бурения опорных и параметрических скважин на островах советской Арктики в 1981–1985 гг.». В рамках реализации проектов было пробурено 10 параметрических скважин на островах Баренцева и Карского моря, две на Шпицбергене, три на Земле Франца-Иосифа, три на острове Колгуев, одна на острове Белом и одна на острове Свердруп. И вскоре надежды российских геологов оправдались. 8 марта 1982 года из скважины № 1 на Песчаноозерской площади на острове Колгуев в Баренцевом море с глубины в 1972 метра был получен первый в мире приток нефти в Арктическом регионе. С глубины в 1558–1561 метр 21 марта того же года был получен еще более мощный приток нефти — дебит скважины составил 144 тонн в сутки. Добытая на Колгуеве нефть оказалась очень высокого качества — она содержала минимальное количество солей, воды и механических примесей, в ней отсутствовали парафин и сероводород. Открытие колгуевской нефти стало знаковым событием, подтвердившим прогнозы ученых о наличии на шельфе Арктики новой крупной сырьевой базы, соизмеримой по своему потенциалу с прилегающими районами Западной Сибири и Европейского Севера.

Промышленная разработка Песчаноозерского месторождения началась через пять лет. Впрочем, объемы добычи на Колгуеве были несравнимы с углеводородными гигантами Западной Сибири. Пик добычи — 125,4 тыс. тонн — пришелся на 2001 год. При этом промысел на Колгуеве стал скорее исключением — как правило, дальше разведки дело и на материковых, и на морских месторождениях Арктики в те годы дело не шло. Стоимость организации транспортировки арктической нефти и строительства промысловой инфраструктуры при наличии «легких» месторождений в Западной Сибири делало освоение заполярных территорий делом малоэффективным.

Переломными стали 2000‑е годы, и «Газпром нефть» можно по праву назвать одним из пионеров промышленного освоения нефтяных месторождений Крайнего Севера. У компании два крупных ресурса на материке — Новопортовское месторождение и Мессояхская группа, которую компания сейчас осваивает совместно с «Роснефтью».

Началось активное освоение и достаточно хорошо изученного шельфа Баренцева, Печорского и Карского морей. В этом процессе на первых ролях также «Газпром нефть», уже в промышленных масштабах организовавшая добычу шельфовой нефти с платформы «Приразломная » в Печорском море. Однако белых пятен на нефтегазовой карте Российской Арктики еще достаточно — в море Лаптевых, Восточно- Сибирском и Чукотском море до сих пор не пробурено ни одной разведывательной скважины. Поиск продолжается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ