«В вопросе импортозамещения мы предпочли революции эволюцию»

«В вопросе импортозамещения мы предпочли революции эволюцию»

Абдулла Караев Фото: Андрей Голованов, Максим Авдеев

СООТНОШЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ИМПОРТНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ОБОРУДОВАНИЯ В ЗАКУПКАХ «ГАЗПРОМ НЕФТЬ»

Инфографика: Рамблер Инфографика / Валерий Борисов

Последние политические события, напрямую отразившиеся на сфере экономики, поставили вопрос снабженческой безопасности России во главу угла. Не стала исключением и нефтяная отрасль. По оценке руководителя дирекции «Газпром нефти» по закупкам и капитальному строительству АБДУЛЛЫ КАРАЕВА, отечественная нефтянка давно прошла черту критичной зависимости от импортируемых товаров и услуг. Те же компании, которые последовательно занимались реализацией программы импортозамещения, могут чувствовать себя вполне уверенно, точечно решая вопросы с поставками «сложной» номенклатуры

— Насколько сегодня отечественная промышленность, российские сервисные компании обеспечивают нефтяную отрасль товарами и услугами?

— Говорить в целом по отрасли не совсем правильно, так как ситуация в разных сегментах разная и уровень обеспеченности продукцией внутреннего рынка различен не только в разных блоках — таких как добыча и переработка, — но и в рамках одного блока. Что касается «Газпром нефти», то средний уровень использования товаров и услуг с внутреннего рынка стремится к 95%. Безусловно, у разных компаний структура потребления отличается. Но думаю, что, например, в добыче среднеотраслевой показатель не менее 75–80%.

— Этого достаточно, чтобы можно было говорить о безопасности существующих проектов?

— Я считаю это абсолютно комфортной цифрой, которая позволяет удовлетворять внутренний спрос предприятий нефтедобычи и обеспечить стабильность рынка даже в случае ухода с него каких-то игроков. Конечно, загрузка остающихся компаний будет выше, сроки реализации проектов могут сдвинуться и необходимо будет диверсифицировано подходить к проблеме, однако спрос будет удовлетворен.

— То есть российские предприятия производят все необходимое?

— Если говорить о текущих активах и наших крупных проектах на суше, то российская промышленность освоила практически весь спектр потребляемой «Газпром нефтью» продукции. Да, с технологической точки зрения некоторые импортные продукты или товары, возможно, обладают лучшими качествами и характеристиками. Но, даже заменив их, мы не остановим производство, параллельно развивая необходимые компетенции.

Кстати, мы уже прошли большой путь в этом направлении. В свое время определенные проблемы были с погружным и устьевым оборудованием — сейчас таких проблем нет. Ситуация изменяется как за счет выхода отечественных производителей на новый качественный уровень, так и за счет локализации на территории России производств зарубежных компаний. Например, Schneider Electric, купив завод в России, производит энергетическое оборудование для нужд добывающего комплекса. Компания Schlumberger, которая в том числе поставляет нам погружные насосы, построила завод в Тюмени.

— Какова ситуация в сегменте нефтесервисов?

— В принципе, отечественные сервисные компании достойно себя проявляют на внутреннем рынке и удовлетворяют наш спрос. Опять же, существуют точечные виды услуг, где западные предложения более привлекательны, чем российская альтернатива, — с точки зрения эффективности, качества, конечной стоимости владения. Но с точки зрения безопасности обеспечения производства это можно преодолеть. А по всем крупным базовым услугам — бурению, ремонту скважин, гидроразрыву, — ситуация достаточно стабильная. Но это, конечно, не значит, что наши поставщики услуг и товаров не должны развиваться технологически и совершенствовать соответствующую инфраструктуру.

— Это касается добычных проектов на суше, с офшорными проектами ситуация другая?

— Мы сейчас серьезно занимаемся развитием двух шельфовых активов: Приразломного и Долгинского месторождения. Это проекты разной стадии зрелости: первый находится на этапе эксплуатации, в рамках второго ведется геологоразведка. Понятно, что объем потребности в товарах, работах и услугах, структура спроса в этих проектах разные. При эксплуатации мы не покупаем нового оборудования, все наши затраты связаны с приобретением услуг, комплектующих и запасных частей преимущественно импортного производства. Однако наши исследования показывают, что альтернатива есть, в том числе и на азиатских рынках. Что касается ранних этапов реализации проектов, то в данном случае собственной качественной инфраструктуры, способной удовлетворить спрос в этих услугах, у нас пока нет. Просто потому, что в нашей стране раньше никто не имел опыта реализации северных шельфовых проектов. Однако, как видите, на Долгинском работа идет, в предоставлении услуг нам не отказывают. Для реализации шельфовых проектов будущего за три-пять лет мы должны создать качественную альтернативу внутри страны, и предпосылки к этому есть.

— А что касается ТРИЗов?

— Сейчас большая часть проектов разработки ТРИЗов находится на уровне экспериментов, и из чего будет складываться закупочная деятельность реальной добычи, сказать сложно. Детальной информации о возможных рисках нет из-за отсутствия детальной концепции их реализации.

— В переработке доля отечественных товаров и услуг не так высока, как в добыче?

— В переработке надо разделять текущую работу и перспективные проекты. Что касается нового строительства, то первый вопрос — это, конечно, технологии, которые мы закупаем. Все они преимущественно западные. При этом владелец технологии не обязывает заказывать оборудование у какого-то конкретного производителя, но определяет, каким международным стандартам оно должно соответствовать. Часть отечественного оборудования заявленным стандартам соответствует, часть — нет. Например, очевидные сложности связаны с компрессорами высокого давления. Кроме того, как правило, лицензиары настаивают на использовании определенных катализаторов, которые в России не производятся. Наш омский завод выпускает лишь локальный ассортимент, предназначенный для довольно узкой группы процессов. Хотя, насколько мне известно, разработки новых продуктов ведутся.

Что касается реакторного, емкостного, колонного оборудования, то отечественные производители способны выпускать продукцию, которая может удовлетворить спрос нефтяных компаний, и за последние годы в данном направлении сделаны значительные шаги, приближающие российских машиностроителей к мировому уровню. Но, безусловно, пока есть над чем работать.

В целом же я считаю, что нам надо делать акцент не только на производстве оборудования, но и на разработке собственных технологий. Надо поднимать фундаментальную науку, научно-технологическую базу.

— 95%‑ный уровень использования отечественных товаров и услуг компанией говорит о том, что «Газпром нефть» занималась вопросом и без сегодняшних «внешних стимулов». Покупать российское требовали сверху или это была осознанная политика?

— Мы живем по рыночным законам, и специальных указаний сверху не было. Просто революции мы предпочли эволюционное развитие. Мы всегда активно создавали базу субститутов, наши менеджеры постоянно отслеживают появление новых товаров и услуг, мы тесно сотрудничаем с отечественными компаниями, совместно разрабатываем новые продукты, максимально удовлетворяющие нашим требованиям, на наших активах проводим испытания образцов. А в основе перехода на отечественную продукцию лежит исключительно фактор эффективности.

Если раньше мы понимали, что при дорогом импортном оборудовании стоимость владения им на протяжении жизненного цикла была ниже, чем у несовершенного отечественного, то сейчас ситуация изменилась. При этом мы знаем все наши узкие места, понимаем необходимость проведения дополнительной работы, и не сомневаюсь, что сможем найти самое эффективное решение по каждому товару или услуге.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СНАБЖЕНИЯ
НА СРЕДНЕСРОЧНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ

- ОРГАНИЗАЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ
Совершенствование целевой организационно-функциональной модели и организация снабжения в рамках реализации ЕРС(М)-контрактов

- КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА
Формирование кадрового резерва и развитие компетенций

- IT-СИСТЕМА
Максимизация эффективности шаблонных решений и их тиражирование на новые активы

- ВНУТРЕННЕЕ НОРМАТИВНОЕ ПОЛЕ
Внедрение корпоративной нормативной базы в новые активы

- ВНЕШНЕЕ НОРМАТИВНОЕ ПОЛЕ
Нивелирование отрицательных аспектов действия внешнего нормативного поля