«Соблюдение правил игры — важный фактор инвестиционной привлекательности Сербии»

«Соблюдение правил игры — важный фактор инвестиционной привлекательности Сербии»

О ситуации вокруг сербской компании NIS «Сибирской нефти» рассказал генеральный директор компании, заместитель генерального директора «Газпром нефти» по управлению иностранными активами Кирилл Кравченко

— Насколько ожидаемыми стали для руководства компании заявления о начале расследования процесса приватизации NIS?

— И для менеджмента NIS, и для руководства «Газпром нефти» заявление главы МВД Сербии Небойши Стефановича стало полной неожиданностью. Ведь после закрытия сделки прошло более пяти лет, и все это время никаких вопросов по поводу ее легитимности у сербских властей не возникало. Разумеется, государство, которое контролирует порядка 29% акций компании, имеет право задавать вопросы и искать на них ответы. Однако такие шаги лучше делать сообща — как говорит старая сербская пословица, «Две головы мудрее, чем одна». Впрочем, уже сейчас мы понимаем, что потенциальные претензии относятся не к сути сделки и не к менеджменту NIS, a к тому, что происходило в компании до ее перехода под контроль «Газпром нефти».

— Но вопросы задаются и по уровню НДПИ, и по механизму распределения прибыли компании...

— Уровень НДПИ в размере 3% до момента возврата инвестиций, вложенных в модернизацию НПЗ в Панчево, закреплен в договоре купли-продажи 51% акций NIS. Этот документ, в свою очередь, часть межправительственного соглашения о стратегическом сотрудничестве России и Сербии в нефтегазовой сфере, заключенного между правительствами двух стран. В этой ситуации мы, менеджмент компании и представители ее мажоритарного акционера, просто выполняем то, о чем договорились политики, и ожидаем такого же подхода от нашего сербского акционера. Напомню, что межправительственный договор был единогласно поддержан не только сербским кабинетом министров, но и парламентом страны, и нынешние лидеры Сербии тогда проголосовали за.

— Свои инвестиционные обязательства «Газпром нефть» выполнила полностью?

— Да, полностью и в срок. Модернизация НПЗ в Панчево стоимостью 500 млн евро была завершена до конца 2012 года — теперь это самый современный завод в Балканском регионе. И только благодаря модернизации NIS полностью перешла на производство топлива стандарта «Евро-5», что позволило компании поставлять его на рынки соседних стран — в отличие от большинства региональных НПЗ. Это вывело компанию в тройку крупнейших экспортеров Сербии по итогам 2013 года, а по итогам первого полугодия 2014 года мы вышли на второе место. Так что думаю, что мы вправе рассчитывать на то, что и наши партнеры будут соблюдать достигнутые договоренности.

— А что с распределением прибыли?

— До 2013 года прибыль NIS шла на погашение накопленных к моменту приватизации долгов и кредитов, сумма которых превышала 1 млрд евро. С 2013 года мы на основании единогласного решения совета директоров компании стали выплачивать дивиденды: в казну Сербии было переведено более 37 млн евро, в текущем году начислено порядка 35 миллионов. Замечу, что дивидендная политика компании, поддержанная и сербским акционером NIS, позволяет ограничиться выделением для выплат 15% от общего объема чистой прибыли, однако мы уже второй год подряд солидарным решением направляем на дивиденды 25% от заработанного. Нельзя забывать, что из той же прибыли погашается банковский долг компании, размер которого мы последовательно сокращаем.

— Сейчас, спустя пять лет после заключения сделки, вы по-прежнему считаете решение о покупке контрольного пакета акций правильным?

— Безусловно, хотя риск был велик. В момент приватизации актив, мягко говоря, стагнировал. Уверенно росли лишь два показателя — убытков и долгов. Всерьез обсуждалась возможность полной остановки нефтеперерабатывающих заводов NIS — ряд министров правительства того времени считали, что проще отказаться от собственной нефтепереработки, чем инвестировать в нее. Нам удалось перевернуть ситуацию всего за три года. Мы трансформировали национальную компанию, генерирующую убытки на закрытом рынке, в современный энергетический холдинг, который стал успешно работать на высококонкурентных рынках не только Сербии, но и соседних с ней стран: Боснии, Болгарии, Румынии. Компания вышла на Белградскую биржу, и сегодня это единственная национальная «голубая фишка», стоимость акций которой с 2010 года удвоилась. Мне кажется, этого достаточно, чтобы оценить качество управления компанией.

— И положительная динамика сохраняется?

— Наши финансовые показатели стабильны даже в условиях экономического кризиса и постоянно растущей налоговой нагрузки. Но ключевым мотивом при принятии решений о начале работы в Сербии стал именно благоприятный инвестиционный климат. По сути, «Газпром нефть» стала первым по настоящему крупным инвестором, который успешно провел в Сербии приватизацию убыточной госкомпании. У коллег из US Steel, например, этого не получилось — несмотря на полученные от правительства Сербии преференции, после нескольких лет работы они были вынуждены отказаться от сербских активов. А ведь условия их работы выгодно отличались от наших — US Steel получила предприятие по остаточной стоимости, государство взяло на себя долги компании в размере более $300 млн... Сейчас, в условиях экономического кризиса, Сербии очень важно сохранить имидж предсказуемой, лояльной к инвесторам страны. Особенно учитывая, что иностранный бизнес к выходу на сербский рынок относится с большой осторожностью. Например, IKEA уже долгое время работает в Венгрии и запустила бизнес в Хорватии, а в Сербии пока нет. Как и немецкая сеть супермаркетов Lidl, которая давно вышла в Словению и Хорватию, а к Сербии только присматривается. И для них пример соблюдения правил игры правительством страны будет важным сигналом.

Разумеется, государство как акционер имеет право задавать вопросы и искать на них ответы, однако лучше это делать сообща

— Насколько тесна взаимосвязь экономик Сербии и NIS?

— Сохранение рентабельности компании, очевидно, важно не только для «Газпром нефти», но и для сербского бюджета: ежегодные налоговые отчисления NIS выросли за пять лет вдвое и сейчас превышают 1 млрд евро — это порядка 14% доходной части бюджета. Нужно понимать, что любые шаги, способные в той или иной мере дестабилизировать работу NIS, приведут к снижению уровня наполняемости бюджета и возникновению проблем с его исполнением. Сильный, доминирующий в регионе NIS — это не только экономика, это и усиление политических позиций Сербии, возвращение ее в ранг региональных игроков, укрепление престижа страны.

— Если взаимопонимания достичь не удастся?

— Мы не рассматриваем такой вариант развития событий. До сих пор нам всегда удавалось находить решение, приемлемое для обеих сторон. Но если рассуждать гипотетически, негативный сценарий приведет в первую очередь к сокращению объема инвестиций. Мы уже сейчас испытываем серьезные трудности с реализацией инвестпрограммы на текущий год — в первую очередь из-за растущей налоговой нагрузки и копящегося долга государственных компаний, который уже превысил 500 млн евро и рассматривается нами как серьезный фактор риска. Изменение параметров работы компании, уже закрепленных в договоре купли-продажи 51% NIS, усложнит ситуацию еще больше — компания потеряет набранный темп развития, пойдут вниз производственные показатели и, соответственно, налоговые отчисления.
Уверен, наши партнеры из правительства Сербии эту перспективу осознают. К тому же у нас есть уникальный опыт реализации совместных проектов. Я имею в виду кампании по продаже субсидированного топлива для фермеров, поддержку нашего стратегического партнера — «ХИП Петрохемии» — через специальную ценовую политику при поставках сырья: стоимость прямогонного бензина для «ХИПП» с 1 июля на $24 за тонну ниже, чем цена, по которой NIS поставляет это сырье на центральноевропейский рынок. Все это возможно благодаря как поддержке второго акционера, так хотя и непростым, но все же предсказуемым условиям работы в Сербии. Изменятся они — изменятся, по всей видимости, и наши возможности по поддержке партнеров.