Северный маршрут

Северный маршрут

Репортаж с зимней отгрузки нефти на Новопортовском месторождении

Текст: Жанна Черненко
Фото: Антон Жданов

Вывозить круглый год нефть с месторождений Ямала по Северному морскому пути до «Газпром нефти» никто не пробовал. В нынешнем году, организовав прямую транспортную связь между Новопортовским месторождением и портами Европы, компания на практике доказала, что это возможно. С одним из первых нефтяных караванов путешествие через льды Обской губы на борту атомного ледокола «Таймыр» совершила съемочная группа «Сибирской нефти» во главе с руководителем медиаслужбы компании Жанной Черненко.

Бескрайнюю снежную равнину разрезает черная шланголиния, протянутая между приемо-сдаточным пунктом Новопортовского месторождения и танкером, который повезет сырье европейским покупателям. На загрузку танкера уходит несколько дней, после чего грузовое судно в сопровождении атомного ледокола отправляется к главной арктической магистрали — Северному морскому пути.

В Обской губе способны работать только два ледокола — «Таймыр» и «Вайгач», конструктция которых позволяет заходить в устья рек. Для «богатырей», как моряки называют большие атомные ледоколы, здесь слишком мелко. После двух дней пути танкер переходит на попечение атомо_хода «50 лет Победы», обслуживающего трассу Севмор-пути, а «Таймыр» или «Вайгач» возвращаются за новым судном с очередной партией новопортовской нефти.


Пауз в работе во время четырехмесячной вахты у ледоколов нет, но жизнь команды размеренна и спокойна. Моряки с «Таймыра» называют свой ледо кол «домашним» — здесь действительно очень уютно и комфортно: каюты оборудованы душевыми, есть спортивный зал, бассейн, сауна, комната отдыха с видом на море.

Все танкеры, вывозящие сырье с Новопортовского, — повышенного ледового класса, однако двигаться даже в пробитом ледоколом канале им крайне сложно. Поэтому танкеры тянут на буксире.

Лучший вид открывается из рулевой рубки. Девять этажей на лифте, и ты попадаешь в огромное помещение с панорамным остеклением. Для гостей — отличное место для того, чтобы насладиться бескрайними арктическими пейзажами, для экипажа — удобный пункт управления.

Капитан смотрит в бинокль, рулевой слегка вращает штурвал, штурман прокладывает маршрут ледокола на карте. Вручную. При наличии на корабле всех современных навигационных систем обычные бумажные карты, линейка и карандаш не стали достоянием прошлого.

Главное внешнее отличие судов с атомной энергетической установкой от всех других — практически полное отсутствие выхлопа из труб. Атомные ледоколы по-настоящему экологичны, при этом наличие реактора дает неограниченный запас хода в течение 5-7 лет до перезагрузки и колоссальную мощность, позволяющую преодолевать ледовые преграды, недоступные никому больше. Что касается безопасности, то за более чем 50 лет своего существования единственный в мире отечественный атомный ледокольный флот не знал ни одной аварии. Мы специально попросили главного физика «Таймыра» замерить радиоактивный фон в районе реактора и убедились, что он гораздо ниже безопасного уровня. Говорят, что ниже, чем на гранитных набережных Петербурга.

Несмотря на сложнейшее энергетическое оборудование, сверхсовременную электронику, конструкция корпуса ледокола, разработанная еще адмиралом Макаровым более 100 лет назад, осталась практически неизменной. Яйцеобразная форма лучше всего противостоит сжатию льдами — они просто выталкивают судно, которое разрушает ледяной покров собственным весом. Ледокол, несмотря на свое название, действительно лед не колет, а ломает, и если посмотреть на работу судна сбоку, то это не поступательное, а скачкообразное движение вперед-вверх-вниз, вперед-вверх-вниз.

Даже после двух дней, проведенных среди безмолвных белых просторов замерзшей Обской губы и тундры, погребенных под толстым снежным покровом, и напряженный трафик «газового» порта Сабетта, и стальные конструкции ПСП «Газпром нефти» воспринимаются не иначе, как форпосты цивилизации. Цивилизации, которая остро нуждается в богатствах, которые таят северные недра.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ