Теория нефтеобразования

Теория нефтеобразования

Российский государственный университет нефти и газа имени И. М. Губкина отметил 85-летие



Занятия по топоподготовке. 1930-е годы

Группа 38-Г-I на военных занятиях. 1940 год

Буровая вышка во дворе института

МНИ. 1937 год

Занятия гимнастикой во дворе института. 1930-е годы

Геологическая практика в Мончегорске. 1957 год

Применение инноваций в учебном процессе, наличие мощной материально-технической базы способствовали не только подготовке высококлассных специалистов, но и решению актуальных научных и прикладных отраслевых задач

Студенты института проходят практику на буровой. 1970-е годы

Леонид Пустовалов — глава первой в стране кафедры петрографии осадочных пород Матвей Капелюшников — изобретатель первого турбобура Директор МНИ Михаил Чарыгин руководил эвакуацией института в 1941 году Владимир Виноградов стал первым в практике советской высшей школы ректором института, избранным тайным голосованием Профессор Александр Бакиров возглавлял экспертный совет, подтвердивший прогнозы академика Губкина о нефтегазоносности Западной Сибири

Фото: Музей истории РГУ нефти н газа имени И. М. Губкина

Основание в 1930 году первого отраслевого вуза — Московского нефтяного института, — без всякого сомнения, можно поставить в один ряд с крупнейшими событиями отечественной нефтегазовой промышленности. Ведь именно выпускники «Керосинки» открывали новые месторождения, строили нефтезаводы, разрабатывали сложнейшие технологии, закладывали под развитие отрасли фундаментальную научную основу. Не сдает своих позиций Российский государственный университет нефти и газа имени И. М. Губкина и сегодня

Текст: Александр Матвейчук

Начало

В дооктябрьской России инженерные должности в нефтяной промышленности занимали в основном выпускники трех высших учебных заведений: санкт-петербургских горного и технологического институтов, а также Московского технического училища. Однако целенаправленно готовить инженеров-нефтяников в стране начали только после революции. 4 сентября 1918 года была создана Московская горная академия (МГА) с кафедрой нефтепромыслового дела. Первые советские инженеры-нефтяники вышли из ее дверей в 1924 году, и тогда же на горном факультете было создано нефтяное отделение МГА.

Ну а, собственно, история Российского государственного университета нефти и газа имени И.М.Губкина ведет свой отсчет с 17 апреля 1930 года, когда Московскую горную академию расформировали и на ее базе создали шесть новых вузов. Одним из них и стал Московский нефтяной институт, созданный на базе нефтяного отделения МГА и переданный в ведение Государственного объединения нефтяной и газовой промышленности «Союзнефть». В тот же день директором этого института назначили академика Ивана Губкина, а уже на следующее утро он подписал приказ об открытии трех факультетов: геологии и разведки нефти, промыслово-механического и переработки нефти. Чуть позже — в мае — появился четвертый факультет — промышленно-экономический.

В том же 1930 году Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) СССР утвердил и номенклатуру специальностей инженерно-технического персонала нефтяной промышленности, в которую вошли: нефтяная геология, бурение, эксплуатация месторождений, использование газа, перекачка нефти и ее производных, перегонка нефти, крекирование и химическая переработка нефти, экономика нефтяной промышленности.

Качественной подготовке специалистов способствовало укрепление учебно-лабораторной базы Московского нефтяного института.

В 1930 году здесь было всего две лаборатории: технологии нефти и промысловой механики, а в 1935-м уже 16. В том же году кафедра минералогии и кристаллографии была преобразована в кафедру петрографии осадочных пород — значение этой профилирующей дисциплины для нефтяной геологии все более возрастало. Это

была первая в Советском Союзе кафедра такого профиля. Возглавил ее известный ученый, профессор Леонид Пустовалов.

Активное развитие вуза в предвоенные годы продолжалось, однако этот период принес немало и черных страниц: волна массовых политических репрессий не миновала и Московский нефтяной институт.

Вопреки репрессиям

Первые аресты сотрудников Главного управления нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР по обвинению в участии в разветвленной «шпионско-вредительской троцкистской организации» прошли в мае-июне 1937 года в Москве. А через несколько месяцев «девятый вал» репрессий докатился и до института. В схеме «контрреволюционной организации в нефтяной промышленности», придуманной следователями НКВД, Московский нефтяной институт занимал важное место, так как «шпионы и троцкисты» должны были «всемерно вредить» и в системе подготовки кадров высшей квалификации для отрасли. Под подозрение карательных органов в первую очередь попали те сотрудники института, которые контактировали с уже разоблаченными «врагами народа». Поскольку многие ученые и преподаватели не раз выступали консультантами в различных проектах Главного управления нефтяной промышленности, найти «вредителей» среди сотрудников вуза особого труда не составило.

За несколько лет жернова «большого террора» перемололи множество замечательных людей — профессоров, преподавателей, инженеров, студентов. Их имена навсегда остаются в Книге Памяти, российской нефтегазовой отрасли и РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина — рядом с именами выдающихся ученых и выпускников вуза, которых волна репрессий обошла стороной, позволив продолжить развитие отечественной нефтяной отрасли.

А развитие это вызвало потребность введения в Московском нефтяном институте нескольких новых специальностей. В январе 1938 года в институте работали 23 кафедры и пять предметных комиссий. Были основательно пересмотрены учебные планы и программы, началась переработка учебников и учебных пособий по всем нефтяным специальностям, выдержана необходимая последовательность в изучении отдельных дисциплин, увеличено количество часов по профилирующим дисциплинам, главным образом на лабораторные занятия и курсовые проекты.

В 1939 году Московский нефтяной институт вышел по успеваемости на второе место среди 13 столичных вузов, находившихся в ведении Наркомата топливной промышленности. Рядом с институтом построили учебную буровую установку, где изобретатель первого советского турбобура, профессор кафедры бурения Матвей Капе-люшников вел практические занятия со студентами. Учебный процесс вуза обслуживали хорошо оборудованные механические, столярные и стеклодувные мастерские. Постоянно пополнялась институтская библиотека, которая к 1941 году насчитывала более 72 тыс. томов. Отличительной особенностью научно-исследовательской работы, которая велась в стенах вуза, была тесная связь с нефтяной промышленностью, направленность на решение ее практических задач.

В структуре института действовало проектноисследовательское бюро во главе с инженером Артемием Сердием, в числе достижений которого разработка новых нефтяных месторождений в районах Стерлитамака, Эмбы, Нефтедага, внедрение нового вида разведки — газовой съемки. Именно бюро Сердия стояло у истоков создания основ рациональной эксплуатации нефтяных месторождений.

Ученые института в предвоенные годы выпустили целый ряд монографий, в которых, по существу, были заложены основы науки о геологии нефти, подземной гидравлики, нефтепромысловой механики, нефтепереработки.

К десятилетию института в вузе работали 12 докторов наук, 24 профессора, 25 кандидатов наук, 46 доцентов, институт дал народному хозяйству страны 1619 инженеров.

Наука в эвакуации

К завершающей декаде июня 1941 года в Московском нефтяном институте, как и в других вузах страны, уже завершились экзамены, студенты старших курсов разъехались на производственную практику, кто-то готовился во время каникул поработать на строительстве столичного метрополитена. Однако трагические события 22 июня подвели черту под мирной жизнью. Не дожидаясь повестки из военкомата, многие

губкинцы записались в народное ополчение, а те, кто по возрасту не подпадал под призыв, приняли участие в сооружении оборонительных рубежей вокруг Москвы. К осени первого года войны, когда ситуация на подступах к столице стала угрожающей, правительство страны приняло решение об эвакуации высших учебных заведений. Директор Московского нефтяного института, профессор Михаил Чарыгин выехал в Уфу, куда по решению Наркомата нефтяной промышленности предстояло выехать вузу. 16 октября 1941 года более 300 человек в пешей колонне отправились до Ногинска, затем на попутных автомашинах до Владимира, а оттуда разными путями к месту эвакуации. Местом дислокации Московского нефтяного института стал рабочий поселок Уфимского крекинг-завода, располагавшийся возле железнодорожной станции Черниковка. Учебный процесс восстанавливался практически на пустом месте: оборудование, пособия задержались в пути. К концу 1941 года в институте насчитывалось чуть более 200 студентов. Чтобы не допустить разрыва в процессе выпуска специалистов для нефтянки, в январе 1942 года был организован дополнительный прием абитуриентов в Уфе, Стерлитамаке и Ишимбае, где были открыты филиалы вуза. В то же время в Москве под руководством доцента Александра Топчиева восстанавливались инженерные коммуникации и учебные помещения института, и с 15 августа 1942 года занятия возобновились и там, правда, с небольшим контингентом студентов. Приказ Наркомнефти СССР о возвращении института из эвакуации в Москву вышел 11 мая 1943 года. По иронии судьбы в этот же день в здании вуза из-за взрыва в химической лаборатории произошел пожар. Однако, несмотря на это, летом в столицу вернулся основной костяк профессорско-преподавательского состава и студенты старших курсов, что позволило развернуть научно-исследовательскую и практическую работу по оборонным тематикам. В следующие два военных года учебная и материально-техническая база института постепенно восстанавливалась, и в 1944/1945 учебном году обучение 1530 студентов обеспечивали уже 32 кафедры. В целом Московский нефтяной институт с честью вынес все тяготы военного лихолетья, не растеряв и даже приумножив свой научный и педагогический потенциал.

Двигатель прогресса

В послевоенные годы профессорско-преподавательский состав и выпускники Московского нефтяного института неизменно находились на передних рубежах восстановления экономики страны, участвуя в разработке и освоении богатейших нефтегазовых месторождений Волго-Уральской провинции, Прикаспийского региона, Западной Сибири и Ямала. С 1956 года институт стал создавать учебно-консультационные пункты в основных нефтегазовых районах страны: в Татарской, Башкирской, Коми АССР, Туркменской союзной республике. Здесь занятия проводились по программе заочного обучения, в дальнейшем на базе этих пунктов появились вечерние факультеты, которые впоследствии стали самостоятельными вузами.

В августе 1962 года ученый совет института впервые в практике советской высшей школы тайным голосованием избрал ректором института Владимира Виноградова. Выбор оказался правильным — ученый проработал на этом посту 31 год и получил звание Героя Социалистического Труда.

И уже в начале 1960-х к традиционным для вуза факультетам добавился факультет автоматики и вычислительной техники — в нефтяной и газовой промышленности активно шел процесс автоматизации.

В свою очередь, в институте находили применение инновации, призванные улучшить качество подготовки специалистов. Именно здесь впервые в СССР в учебном процессе стало использоваться телевидение. Собственный институтский телецентр получил в 1968 году диплом первой степени на Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства.

Московский нефтяной институт де-факто был базовым вузом отрасли, и вполне закономерно 3 сентября 1966 года этот статус стал официальным — по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР вуз стал главным координатором высшего нефтегазового образования СССР. Спектр проблем, в решении которых участвовали ученые вуза, был весьма широк: от поисков нефти и газа в условиях арктического шельфа, тундры, тайги Сибири и пустынь Средней Азии до безотходной и экологически чистой переработки углеводородного сырья. В институте были разработаны конкретные рекомендации по поиску нефти и газа в глубоко погруженных (4-8 км) подсолевых отложениях Прикаспийской впадины. Здесь созданы методики и даны рекомендации по поиску неструктурных залежей нефти и газа в Прикаспийской впадине, Средней Азии и Сибири. Исследовались и внедрялись принципиально новые методы разработки нефтяных месторождений, в том числе метод вну-трипластового горения. В июне 1976 года в вузе была создана комплексная отраслевая лаборатория по проблемам поиска, разведки и освоения нефтяных и газовых месторождений Восточной Сибири и Якутской АССР, научная деятельность которой объединяла 31 кафедру. А в 1977-м началась разработка экспериментальной формы организации учебного процесса — студенческих учебно-научных исследовательских комплексов, объединяющих учебный процесс с производством и наукой. Студенты принимали участие в исследованиях, проводившихся в заводских цехах и лабораториях, пользовались уникальным производственным и научным оборудованием, результаты этой работы широко применялись в учебном процессе. Это не только повысило качество подготовки специалистов, но и ускоряло адаптацию молодых инженеров на производстве.

Особое место занимает институт и в истории нефтегазового комплекса Западной Сибири. Кафедры геологоразведочного, нефтегазопромыслового и электротехнического факультетов проводили масштабные научные исследования нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности, создавали методы бурения скважин и разработки месторождений. В 1979 году институт стал одним из участников комплексной научнотехнической программы «Нефть и газ Западной Сибири», направленной на решение важнейших научно-технических проблем, связанных с развитием нефтяной и газовой промышленности перспективного региона. Экспертный совет во главе с профессором Александром Бакировым именно в рамках реализации этой программы подтвердил прогнозы академика Губкина о значимой нефтегазоносности Западной Сибири. А группа ученых под руководством профессора Юрия Коротаева определила перспективы и рациональные методы разработки месторождений Медвежье и Уренгойское.

В 1980-е одним из центральных направлений работы института стала разработка методов повышения долговечности газонефтепромыслового и бурового оборудования и инструмента. Принципиальным для развития вуза и символичным с точки зрения изменения подходов к производству стало открытие в 1988 году новой специальности — институт начал подготовку экологов, а с 1991-го специалистов в области правоведения для нефтегазовой отрасли.

В сложный для страны переходный период последнего десятилетия ХХ века ректору университета, профессору Альберту Владимирову удалось мобилизовать профессорско-преподавательский коллектив на преодоление кризиса и активизировать работу в новых, рыночных условиях. Это позволило вузу сохранить ведущую роль в системе высшего нефтегазового образования.

Инновационный потенциал

Итог 85-летней работы Губкинского университета — более 90 тыс. дипломированных специалистов, докторов и кандидатов наук. 38 губкинцев удостоены званий лауреатов Ленинской премии в области науки и техники и свыше 300 — лауреатов Государственной премии СССР и РФ, премий Правительства РФ. Именами сотрудников и выпускников университета названы города, предприятия, институты, научно-исследовательские суда, крупнейшие месторождения нефти и газа.

Сегодня РГУ нефти и газа им. Губкина — это более 8,5 тыс. студентов, свыше 1,6 тыс. преподавателей, 2150 выпускников в год. Но дело, конечно, не в количестве выпускников, а в качестве образования и его «заточенности» под нужды отрасли. Структура факультетов «Керосинки» полностью отражает все этапы цикла освоения месторождений: от геологической разведки недр и добычи сырья до его переработки, транспортировки и обеспечения охраны окружающей среды в ходе этих процессов.

Образовательные технологии, на которых строится обучение в Губкинском университете, заслуживают отдельного внимания. Виртуальный «нефтеперерабатывающий завод», воспроизводящий реальный производственный процесс, мастер-классы, деловые игры, case-study, проблемное, контекстное, междисциплинарное обучение с использованием современного оборудования, практика и стажировка студентов — это и многое другое позволяют в конечном итоге воспитать действительно высококвалифицированных специалистов, способных адаптироваться и применять на практике полученные знания.

Международные магистерские программы, реализуемые в университете, позволяют учащимся получать образование и дипломы в крупнейших зарубежных вузах.

В университете действуют 27 научных школ, возглавляемых известными учеными. Среди основных научных направлений университета такие инновационные сферы, как наноматериалы и биотехнологии для нефтяной и газовой промышленности, проектирование и оптимизация разработки месторождений углеводородов, переработка углеводородного сырья и альтернативное топливо.

«В мировой парадигме вузы являются основой инноваций и развития науки, поставщиками новой научной информации для развития техники и технологий: Массачусетский технологический университет, Оксфорд, Гарвард, Кембридж и т.д., — напомнил ректор РГУ нефти и газа имени И.М.Губкина Виктор Мартынов. — В СССР наука была разделена на три составляющие: академическая, то есть фундаментальная, вузовская и отраслевая. <. .> Однако сейчас фундаментальная наука оказалась очень далека от потребителя. Крупнейшим техническим вузам страны в 90-е годы удалось занять положение посередине. Если государство поддержит интеграцию вузовской и фундаментальной науки, то, учитывая традиционно хорошие связи с корпоративной наукой, с производством, по крайней мере, у отраслевых, у технологических вузов можно ожидать хорошего рывка вперед. В вузах сосредоточена молодежь, которая в большей степени хочет познавать, хочет искать что-то новое.

На технологическом уровне это может дать революционный результат».

Ну а в процессе подготовки революции «Керосинка», конечно, останется главной кузницей кадров для нефтегазовой отрасли России.

И роль эту трудно переоценить, о ней в свое время очень точно сказал первый директор Московского нефтяного института Иван Губкин: «Недра не подведут, если не подведут люди».

Кафедра геологии углеводородных систем создана в РГУ нефти и газа им. Губкина в 2010 году и успешно решает задачу интеграции образования, науки и производства как важнейшего условия повышения качества подготовки специалистов. Специализированные курсы для магистрантов читают эксперты Научно-технического центра компании, на лекциях обсуждаются примеры из опыта компании, что позволяет студентам адаптироваться к специфике задач «Газпром нефти» еще на этапе обучения.

Андрей Бочков,
начальник департамента планирования и сопровождения геологоразведочных работ «Газпромнефть НТЦ»

СОТРУДНИЧЕСТВО «ГАЗПРОМ НЕФТИ» И РГУНГ

Российский государственный университет нефти и газа им. И.М.Губкина с 2008 года входит в число шести стратегических вузов — партнеров «Газпром нефти». С 2008 по 2014 год компания направила 104 млн рублей на реализацию различных проектов вуза, в первую очередь связанных с развитием материально-технической базы университета.

При поддержке Научно-технического центра компании в университете создана базовая кафедра геологии углеводородных систем. Она готовит магистров по программе «Технологии моделирования углеводородных систем», причем трое из четырех постоянных преподавателей кафедры — сотрудники НТЦ «Газпром нефти». Лучшие из выпускников становятся сотрудниками компании.

Еще одним шагом в развитии сотрудничества между «Газпром нефтью» и РГУНГ им. Губкина стало открытие Московским НПЗ в 2014 году регионального отделения для подготовки учащихся 11-х классов на базе университета по направлениям «химическая технология» и «оборудование нефтегазопереработки». С лучшими учениками завод планирует заключать целевые договоры для поступления в вуз.

В рамках программы целевого обучения в РГУНГ уже направляют выпускников школ ключевые добывающие предприятия «Газпром нефти». Студенты университета каждый год проходят производственную практику в подразделениях компании, в первую очередь — на Московском нефтеперерабатывающем заводе и на добывающих предприятиях. Каждый год коллективы различных подразделений «Газпром нефти» в среднем пополняют 15 выпускников Университета нефти и газа.