Вниз

Мировая нефтяная отрасль адаптируется к новой ценовой конъюнктуре

Текст: Евгений Третьяков
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Уходящий год можно считать первым годом за последние пять лет, который полностью прошел под знаком низких цен на нефть. В среднем они были в два раза ниже прошлогодних. Практически все эксперты и аналитики сходятся в том, что это новая норма и это надолго. «К сожалению, мы вступили в длительную довольно полосу, когда цены на сырьевые товары не будут такими высокими, как последние 10–15 лет. Это касается и нефти, и газа, и метал- лов», — полагает министр экономического развития России Алексей Улюкаев.

Пока на рынке наблюдается профицит сырья, поскольку производители не хотят уступать свою долю конкурентам. Но компании уже сократили свои капвложения, свернули добычные проекты, уволили пару сотен тысяч специалистов, и потому перспективы рынка выглядят весьма туманно. Впрочем, российские нефтяники пока держатся, обойдясь в 2015 году без увольнений, снижения инвестпрограмм и вновь нарастив добычу.

До 40 и ниже

Нефтяные котировки в текущем году большую часть времени находились в диапазоне $45–55 за баррель Brent. Три месяца (апрель-июнь) цены превышали $60. В ноябре стоимость барреля ушла к уровню $42–44, а в декабре провалилась ниже отметки $40. Шансов на то, чтобы найти повод для роста в этом году, не было никаких. Ни один из ведущих производителей нефти по собственной инициативе добычу не сокращал. Саудовская Аравия продолжала придерживаться стратегии накачки рынка дешевой нефтью, чтобы выдавить американские компании, работающие на сланцевых месторождениях. Из-за этого на рынке сохранялся профицит сырья в объеме 1–2 млн баррелей в сутки. Ситуацию от ценовой катастрофы спасал рост спроса со стороны потребителей США и стран Азии.

Своей цели саудиты добились пока лишь частично. Добыча в США на конец ноября сократилась с пиковых апрельских 9,6 млн баррелей в сутки до 9,2 млн баррелей. Американские нефтяники сокращают издержки и концентрируются на наиболее производительных месторождениях. Кроме того, значительная часть компаний имела финансовую подушку, поскольку хеджировала свои риски по цене нефти в районе $70–80. Однако в дальнейшем добыча будет продолжать падать. Финансовые условия уже пересматриваются, компании весь год фиксируют убытки, а количество буровых установок, по данным компании Baker Hughes, за год упало примерно на 1 тыс. штук: на конец ноября их работало все- го 555 — против прошлогодних 1,5 тыс.

Впрочем, не только сланцевые компании испытывают проблемы. Вся отрасль сокращает персонал и инвестиции. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла аль-Бадри сообщил, что если в прошлом году капвложения консорциума составляли $654 млрд, то по итогам этого года они упадут до $521 млрд. По оценке компании Graves & Co, нефтегазовая отрасль за год сократила более 250 тыс. рабочих мест — и число уволенных будет расти.

«В будущем году ожидается снижение инвестиций в нефтегазовую отрасль. Если это прои- зойдет, то это будет первый случай, когда эти инвестиции снижаются два года подряд. Это, безусловно, повлияет на объемы добычи в перспективе», — отметил исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол. В итоге МЭА полагает, что к 2020 году цена барреля может вырасти до $80.

Иран снова свободен

Увеличение экспорта нефти из Ирана — еще один потенциальный фактор роста предложения, а значит, снижения котировок

После многолетних переговоров Иран договорился с западными странами об урегулировании ситуации вокруг своей ядерной программы. В июле нынешнего года было достигнуто соглашение с шестеркой переговорщиков, в которую входила и Россия, об уступках Тегерана в обмен на снятие санкций. Как ожидается, формальное решение об отмене санкций США и их партнеры могут принять в конце декабря — январе 2016-го.

Для нефтяного рынка это одно из важнейших событий, поскольку Иран — один из ведущих членов ОПЕК и добывает сейчас около 2,8 млн баррелей в сутки. Иранские официальные лица с июля оказывали мощное давление на рынок, утверждая, что сразу после снятия санкций страна нарастит свой экспорт на 0,5–1 млн баррелей в сутки. «Что касается наших возможностей, то это 4 млн баррелей в сутки», — заявлял иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане.

Увеличение экспорта нефти из Ирана — еще один фактор роста предложения, а значит, снижения котировок. В то же время страны ОПЕК отказались сокращать свою добычу ради Ирана. На декабрьской конференции картеля квоты сохранились на уровне 30 млн баррелей в сутки при фактическом уровне добычи в 31,5 млн.

Часть членов организации (наиболее активна Венесуэла) пытается заставить ближневосточные нефтяные монархии пойти на сокращение добычи, чтобы сбалансировать рынок и повысить цены, но безуспешно.

Китай замедляется

Пожалуй, в 2015 году для нефтяного рынка хороших новостей просто не было. Спрос хотя и вырос, но главный драйвер этого роста — Китай — служил источником только негативных сообщений. Проблема в том, что вторая по величине экономика мира начала интенсивно замедляться, что может привести к падению спроса на сырье и энергоносители.

По прогнозу Азиатского банка развития (АБР), в 2015 году ВВП Поднебесной вырастет на 6,9%, в следующем году — на 6,7%. Отметим, что темпы роста непрерывно снижаются с 2011 года, когда ВВП увеличился на 9,5% (в прошлом году было 7,4%).

Китайские власти перестраивают экономику с инвестиционной и экспортно ориентированной модели, на модель, основанную на внутреннем потребительском спросе. Если это получится, то потребление нефти упасть не должно, поскольку рост личных доходов и потребления означает стабильный спрос на автотранспорт, соответственно, и бензин.

Но многие аналитики высказывают опасения, что Китай ждет «жесткая посадка». В экономике много пузырей, и один из них с оглушительным треском лопнул прошедшим летом на Шанхайской бирже. Остался еще крайне перегретый сектор недвижимости с сотнями построенных, но пустующих зданий, а также множество потенциально избыточных производственных мощностей. Кроме того, у компаний, регионов и муниципалитетов накопились многомиллиардные долги. Все это делает достаточно вероятным риск масштабного кризиса, который может спровоцировать глобальную рецессию со всеми вытекающими негативными последствиями.

Опять маневры

Россия, как и большинство других нефтедобывающих стран, болезненно переживает падение цен на нефть. Доходы федерального бюджета, который примерно на 45% формируется за счет поступлений от нефтегазового сектора, в этом году сильно упали, из-за чего ожидается дефицит бюджета в 3% ВВП (2,165 трлн рублей). Поскольку в следующем году роста цен никто не ждет, кабинет министров ищет все возможные способы пополнения казны. Естественно, что донором вновь выступят нефтяники и газовики.

Правительство решило приостановить запущенный в нынешнем году «налоговый маневр», предусматривающий постепенное снижение экспортных пошлин и рост налога на добычу полезных ископаемых. В 2016 году экспортные пошлины снижены не будут. Это даст казне, по оценке Минфина, дополнительно около 200 млрд рублей. Кроме того, временно повышен НДПИ для экспортеров газа, что принесет еще порядка 100 млрд рублей.

Компании и Министерство энергетики отмечали при обсуждении очередного «маневра», что он ведет к сокращению добычи, поскольку сократятся ресурсы для инвестиций. Такого же мнения придерживались и большинство экспертов. "Отраслевые расчеты показывают, что после определенного роста доходов бюджета от нефтяной отрасли в 2016–2018 годах в дальнейшем они начнут снижаться. Причина — в существенном повышении налоговой нагрузки, приводящей к значительному снижению инвестиций в разведку и добычу. Предлагаемые налоговые новации нарушают хрупкий баланс доходов, инвестиций и производства, пока еще сохраняющийся в отрасли. В результате за ближайшие три года инвестиции в отрасль уменьшатся на 2 трлн рублей, а добыча нефти сокра­тится на 100 млн тонн, сформируются условия для долгосрочного тренда снижения производства. Потери доходов бюджета, вызванные паде­нием производства, в конечном итоге суще­ственно превысят дополнительные доходы государства в 2016–2018 годах«,— отмечал в сво­ей статье в газете «Ведомости» академик РАН Александр Некипелов.

Россия: добыча продолжает расти

Российские нефтяники относительно спо­койно прошли 2015 год. Рублевые финансо­вые показатели не упали (помогла девальва­ция рубля), инвестпрограммы также были урезаны незначительно, персонал практиче­ски никто не сокращал. При этом добыча неф­ ти который год подряд выросла. По оператив­ ной сводке ЦДУ ТЭК, за январь-ноябрь в стране было добыто 448,267 млн тонн нефти и газово­го конденсата, что на 1,4% выше аналогично­го показателя 2014 года. Экспорт нефти в стра­ны дальнего зарубежья за этот период вырос на 9,3% — до 202,167 млн тонн. Глава Минэнер­ го России Александр Новак подчеркивал, что Рос­сия не снижает добычу не из-за следования так­тике Саудовской Аравии, а по вполне объектив­ным причинам. «Мы неоднократно говорили, что мы не считаем целесообразным снижение объема добычи, потому что у нас совершенно другие условия. Например, климатические усло­ вия, условия добычи», — говорил он.

«Газпром нефть» в уходящем году также наращивала добычу, причем темпами даже выше отраслевых. По данным за девять меся­ цев 2015 года, она достигла 436,42 млн баррелей н.э. (58,76 млн тонн н.э.), а по прогнозам за весь год ожидается рекордная цифра почти в 80 млн тонн н.э. Дополнительный объем принесли новые месторождения, развитие газовых проек­тов и эффективная реализация геолого-техниче­ских мероприятий на действующих участках.

Вместе с еще рядом российских компаний, несмотря на плохую конъюнктуру, «Газпром нефть» увеличивала и рублевый объем капвло­жений. В сентябре совет директоров компании принял решение о дополнительном финансиро­вание инвестпрограммы — на 10%, до 379,5 млрд рублей. Такой подход позволяет в будущем рас­считывать на позитивную динамику производ­ственных показателей и получить свой «приз», если цены на нефть пойдут вверх.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ