Картельная несговорчивость

Картельная несговорчивость

Поиск мировым рынком нефти новой точки равновесия



Иллюстрации: Дмитрий Коротченко
Рынок нефти ищет новую точку равновесия, но пока в проигрыше все его участники

Игра на понижение нефтяных котировок, начатая Организацией стран — экспортеров нефти (ОПЕК) год назад, фактически привела к патовой ситуации. Снижение объемов добычи картелем сразу же приведет к новому витку сланцевой революции в США, при этом низкий уровень цен не идет на пользу бюджетам самих стран — членов ОПЕК. Такое положение дел заставило мировое экспертное сообщество говорить о потере картелем влияния на мировую нефтянку. Усугубить проблемы ОПЕК может и рост противоречий между входящими в него странами. Ближайшая проверка на прочность — возвращение в большую нефтяную игру Ирана

Текст: Евгений Третьяков

30 июля в Москве в рамках энергодиалога Россия — ОПЕК российский министр энергетики Александр Новак встречался с главой Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) Абдаллой аль-Бадри. «Базовый вопрос — он на каждой встрече обсуждается — это ситуация на нефтяном рынке с точки зрения объемов производства, реализации, добычи. В том числе с учетом снятия санкций с Ирана», — рассказал незадолго до переговоров Новак. Вопрос действительно обсуждался. Как и предполагалось, господин аль-Бадри заявил, что картель не планирует снижать объем добычи нефти внутри организации — показатель остается на уровне 30 млн баррелей в день. При этом глава ОПЕК сообщил, что картель не ожидает дальнейшего падения цен на нефть, объяснив это тем, что спрос на углеводороды сейчас растет и продолжит увеличиваться в 2016 году, в то время как уровень добычи в мире падает. Спустя две недели после этих слов цена нефти откатилась почти на 20%. Что в очередной раз заставило экспертов усомниться в актуальности прогнозов ОПЕК и самой способности картеля эффективно управлять ситуацией на мировом нефтяном рынке.

Тегеран-15

В числе одного из главных драйверов снижения нефтяных котировок последнего времени — отмена санкций, которые уже долгое время сдерживают развитие экономики Ирана — члена ОПЕК, обладающего огромным потенциалом нефтедобычи. Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане уже сообщил, что республика собирается примерно вдвое нарастить добычу даже в ущерб ценам. «Мы как пилот на взлетной полосе, готовый взлететь. Вот в таком состоянии сейчас находится вся страна», — заявил замминистра нефти Мансур Моазами в интервью The Wall Street Journal.

По оценкам аналитиков, сейчас Исламская Республика экспортирует 1,1–1,5 млн баррелей нефти в сутки, то есть реализация планов Тегерана добавит на рынок еще столько же черного золота. Причем на первых порах увеличивать поставки Иран будет за счет накопленных резервов. Их объем оценивается в 25–70 млн баррелей.

Впрочем, большинство аналитиков полагают, что в краткосрочном периоде не стоит ждать дополнительных полутора миллионов иранских баррелей, а значит, и резкого падения цены. Председатель аналитической компании Alfa Energy Group Джон Холл, слова которого приводит РИА «Новости», отметил, что сделка с Ираном находится в зачаточном состоянии, а рынок часто спешит с выводами и реагирует без анализа всех фактов: «Иран заявил, что в настоящее время экспортирует 1,1 млн баррелей в день, после отмены санкций планирует увеличить экспорт до 2,3 млн баррелей. Звучит хорошо, но реальность такова, что в краткосрочной перспективе, вероятно, будет рост только на 200–300 тыс. баррелей, а достижение более высокого роста займет по меньшей мере 8–12 месяцев».

«Отмена санкций против Ирана и выход иранской нефти на рынок не будет иметь сильного влияния. Рынок это уже оценил», — согласился с экспертом и Александр Новак. По его мнению, ОПЕК должна будет как-то отреагировать на появление новых объемов иранской нефти, поскольку существующие квоты их не учитывают. «Они должны будут перераспределять квоты», — считает министр.

В принципе, появление внутри картеля дополнительных объемов не идет вразрез с нынешней политикой ОПЕК, сознательно играющей на понижение цен и отказывающейся от снижения уровня добычи. И Абдалла аль-Бадри на том же энергофоруме поспешил поддержать партнеров, заявив, что скорое снятие санкций с Ирана — великое достижение: «У Ирана есть большие амбиции — новые контракты, новое развитие, новые дополнительные объемы нефти». Однако в мировом экспертном сообществе сегодня не исключают, что возвращение Ирана в большую нефтяную игру станет одним из самых серьезных испытаний для ОПЕК.

Политика и стратегия

Ситуаций, когда между странами — членами ОПЕК, организации, которая была создана для того, чтобы вырабатывать общую политику, разворачивалась бы жесткая конкурентная борьба, до сих пор не возникало. Но сегодня возможность экономического противоборства Эр-Рияда и Тегерана совсем не выглядит фантастической.

Саудовская Аравия (и ее союзники), играющая сейчас роль первой скрипки в картеле, имеет непримиримые политические и религиозные разногласия с Ираном. Страны уже не один десяток лет борются за влияние в Ближневосточном регионе. Сейчас противоборство обострилось на фоне активности «Исламского государства» и вооруженных конфликтов в Сирии, Ираке и Йемене.

Саудовская Аравия будет продолжать увеличивать объемы нефтедобычи и поставки черного золота на мировой рынок, чтобы помешать планам Ирана по наращиванию производства нефти после снятия с него санкций, считают эксперты Бахрейнского центра стратегических исследований в области энергетики. «Саудовская Аравия может противиться иранским планам по добыче, продолжая заполнять рынок излишками нефти. Этот переизбыток нефти на рынке приведет к еще большему снижению цен и доходов всех производящих сырье стран», — пояснили эксперты (цитата по РИА «Новости»). Помимо этого, нефтедобывающие страны Персидского залива могут попытаться ограничить получение Ираном технологий, связанных с нефтедобычей. «Саудовская Аравия также будет оказывать дополнительное давление на Иран, и это будет иметь негативное влияние на международные нефтяные компании, которые могут помочь Ирану в восстановлении инфраструктуры», — добавил Джон Холл.

Мансур Моазами говорит, что Иран выступает за возвращение индивидуальных квот на добычу нефти для членов ОПЕК, которые организация отменила в 2011 году. Но и эта инициатива, безусловно, не найдет поддержки в Эр-Рияде.

Сланцы решают все

Как поведут себя в ситуации конфликта Ирана и Саудовской Аравии другие члены картеля, предсказать невозможно. Часть из них, конечно же, так и будет следовать в фарватере у Саудовской Аравии, но недовольных уже немало. В первую очередь это Венесуэла, которая очень сильно страдает от падения цен на нефть. В стране наблюдается дефицит некоторых товаров, высока инфляция, уровень жизни населения стремительно падает.

Но картель с подачи Эр-Рияда не собирается снижать объемы экспорта, чтобы сократить предложение и повысить цены, напротив, накачивая рынок резко подешевевшей нефтью, поддерживая профицит примерно в 2–2,5 млн баррелей в сутки. Таким образом ОПЕК удерживает свою долю на рынке и тормозит американских производителей сланцевой нефти, которые в силу высоких затрат (прежде всего на бурение) не могут наращивать добычу.

Эффект вроде есть — по данным компании Baker Hughes, с конца прошлого года число буровых на американских сланцах сократилось более чем в два раза. Но в последние недели этот тренд прервался, уменьшение количества буровых прекратилось и даже наметился небольшой прирост, а объемы производства пока так и не упали на сколь-нибудь значимую величину.

В итоге получается, что ОПЕК сформировала на рынке стратегический тупик. «Нынешняя ситуация для ОПЕК непривычна, и картель просто не знает, что ему делать, — приводит РБК мнение управляющего директора Vygon Consulting Григория Выгона. — Если организация увеличит добычу, это приведет к падению цен на нефть и сокращению бурения в США. Доля картеля тогда увеличится. Однако долго такая ситуация сохраняться не сможет, поскольку бюджеты стран ОПЕК сверстаны исходя из гораздо более высоких цен. Как только государственные фонды истощатся, добычу придется сокращать, чтобы нефть подорожала. Но в этом случае сразу увеличится объем бурения и добычи нефти в США. При добыче нефти из плотных пород компании принимают инвестиционные решения в текущих ценах. Если цена падает, как это произошло за последние девять месяцев, то достаточно многие игроки могут прекратить бурение. Но, если цена будет расти, они тут же начнут бурить. В этих условиях нет никаких гарантий того, что цены вырастут до уровней 2011–2013 годов, а ОПЕК уступит свою долю американским производителям».

Надежда на рост

Исходя из действий ОПЕК, несложно сделать вывод, что картель решил не предпринимать вообще никаких действий в надежде на то, что рынок сам найдет точку равновесия. При этом в организации продолжают давать оптимистичные прогнозы. По оценке аналитиков картеля, в 2015 году спрос вырастет до 92,61 млн баррелей в сутки, а в следующем году увеличится до 93,94 млн баррелей в сутки. «Повышение мировой экономической активности в 2016 году, как ожидается, приведет к более высокому объему потребления нефти», — говорится в докладе ОПЕК.

Аналитики Международного энергетического агентства (МЭА) также полагают, что спрос на нефть в мире вырастет и в 2015 году (на 1,4 млн баррелей в сутки), и в 2016‑м (на 1,2 млн баррелей). Однако проблема в том, что сохранится существенный профицит сырья, что вкупе с «иранским камбэком» окажет сильное давление на цены. «Рынку, возможно, еще предстоит достичь дна», — говорится в отчете агентства.

МВФ, Всемирный банк и другие организации прогнозируют рост мировой экономики в 2015–2017 годах в среднем на 3–3,5% в год. Но в этих прогнозах есть неприятные моменты, прежде всего — падение темпов роста китайской экономики ниже 7%, что приведет к снижению спроса на энергоносители. Это также надавит на цены.

Так что ОПЕК в ближайший год, вероятнее всего, продолжит пребывать в патовой ситуации, а американцы останутся на низком старте. И свое место на рынке они все же наверняка заберут — только позднее. Низкие цены вынуждают нефтяные компании замораживать проекты, а значит, через какое-то время на рынке может возникнуть дефицит нефти и цены взлетят.

Аналитики Raiffeisen полагают, что в 2017 году средние цены на нефть могут подняться до $84 за баррель Brent. Именно тогда начнет ощущаться эффект от сокращения инвестиций в новые проекты. Это и будет звездный час американских сланцев, добычу которых можно быстро нарастить. В итоге ОПЕК все равно потеряет свою долю на рынке, при этом не исключено, что его члены будут находиться в состоянии взаимной вражды, а финансовые потери из-за отказа от политики снижения квот будут невосполнимы.

Россия в текущей ситуации действует максимально прагматично. Страна не сокращает добычу, но значительно диверсифицирует направление поставок, стараясь застолбить за собой как можно большую долю на китайском рынке (который в будущем не будет расширяться прежними темпами). Кроме того, отечественные компании не снижают уровень инвестиций такими же темпами, как западные концерны, и не проводят массовых сокращений персонала. Если еще и правительство не откажется от планов по налоговой поддержке отрасли через внедрение механизма налога на финансовый результат, то через несколько лет они окажутся в выигрышном положении. ОПЕК, безусловно, продолжит играть важную роль, но уже не столь важную, как в последние три десятилетия ХХ века.

«Низкие цены не интересны ни потребителям, ни производителям нефти»

Сергей Вакуленко, руководитель департамента стратегии и инноваций «Газпром нефти»

— Насколько, на ваш взгляд, ОПЕК сегодня управляет ситуацией на мировом нефтяном рынке?

— Был момент, когда ОПЕК контролировала рынок нефти. Эти времена, конечно, прошли. Сейчас пространство для маневра у картеля гораздо меньше в силу бюджетных ограничений и того, что некоторые страны сильно зависят от попутного нефтяного газа для выработки электроэнергии. ОПЕК перешла в состояние базового поставщика, а цена определяется по маржинальному производителю, которым сейчас является американский сланец. В перспективе 15–20 лет это серьезный и эластичный ресурс, объем добычи которого можно быстро наращивать и сокращать. Это фактор, которого раньше не было.

— Искусственным снижением цен картель пытается выдавить с рынка новых конкурентов?

— Политика ОПЕК направлена не на выдавливание конкурентов с рынка, а на сохранение своей добычи. В ОПЕК поняли, что цена $100 за баррель незащищаемая — и при таком уровне добыча американского сланца будет расти примерно на миллион баррелей в год. Чтобы удерживать цену, картелю пришлось бы снимать с рынка по тому же миллиону баррелей, что им показалось крайне странным. Кроме того, в ОПЕК указывали на то, что при трехзначных ценах на нефть рентабельными становились самые безумные проекты, замещающие технологии, такие, например, как производство биотоплива, электромобилей и так далее.

— Что также несет риски ОПЕК?

— Это, наверное, плохо для ОПЕК, но хорошо для мировой экономики. Одним сланцем сыт не будешь, а из-за естественного спада добычи на выработанных месторождениях из мирового баланса ежегодно вымывается 3–4 млн барр./день. Спрос растет примерно на 1 млн барр./день ежегодно. В мировой нефтянке существует некий конвейер проектов, определяющий, откуда примерно до середины следующего десятилетия на рынок будет поставляться новая нефть. Но реализация некоторых из этих проектов при существующем уровне цен приостанавливается. Соответственно, через пять-семь лет мы можем столкнуться с нехваткой нефти и взлетом цен.

— Это, в принципе, должно устраивать производителей нефти...

— Не совсем так. Нефти все же не так много, чтобы удовлетворить весь мировой спрос на энергию. За счет развития альтернативной энергетики, например, должно вытесняться самое грязное топливо — уголь. Так что было бы лучше, если бы часть растущего потребления энергии удовлетворялась не за счет углеводородного топлива. Но парадокс в том, что альтернативная энергетика не может развиваться при низких ценах на нефть.

А ситуация со всплесками и спадами цен плоха тем, что не дает возможности инвесторам вкладывать средства в проекты с длительным циклом реализации. В общем, ситуация, при которой капиталы заморожены, все испугались низких цен и не инвестировали в новые проекты, из-за чего на рынке возникнет дефицит, на самом деле не интересна ни потребителям, ни производителям нефти.