Смена модели

Новые подходы к организации доставки нефтепродуктов потребителям автотранспортом

Наличие в автопарке цистерн различного формата и вместимости — конкурентное преимущество, так как позволяет максимально гибко подходить к удовлетворению запросов клиентов

Миллионы тонн, миллионы километров

В 2014 году «Газпромнефть-Транспорт» перевез 4,3 млн тонн нефтепродуктов, грузооборот составил 265 млн тонн на километр. За год совершено 180 тыс. рейсов.
По итогам первого квартала 2015 года «Газпромнефть-Транспорт» увеличил объемы перевозок. С января по март предприятие перевезло свыше 1,1 млн тонн нефтепродуктов, что на 36% больше, чем за это же время в 2014-м. Совершено порядка 78 тыс. рейсов, общий автопробег спецтехники превысил 6 млн км.

Особенности автоцистерн, использующихся «Газпромнефть-Транспортом»

Смотреть в большом размере
СИСТЕМА ДОСТАВКИ НЕФТЕПРОДУКТОВ ПОТРЕБИТЕЛЯМ РАЗВИВАЕТСЯ В НОВОМ ФОРМАТЕ

Доставка нефтепродуктов потребителям — одна из функций, выделенных в самостоятельную бизнес-структуру в ходе реорганизации системы региональных продаж «Газпром нефти». На базе компании " Газпромнефть-Транспорт" были консолидированы все бензовозы сбытового блока, за исключением машин, обслуживающих зарубежные предприятия. Результаты ведения транспортного бизнеса в новом формате показывают, что решение оказалось правильным

Текст: Анна Дьяконова

Российская специфика

Развитие российского рынка перевозок нефтепродуктов напрямую связано с развитием розничного и мелкооптового сегментов топливного рынка страны. И пока существуют левые заправки, продающие топливо неизвестного происхождения и сомнительного качества, на дорогах страны будут встречаться ржавые бензовозы с невыспавшимися водителями за рулем. Уход от уплаты налогов, нарушение режима труда водителей, использование дешевых и некачественных техники и запчастей — все это снижает безопасность и качество перевозок, но позволяет теневым перевозчикам сокращать операционные издержки и, соответственно, демпинговать.

Транспортные компании, соблюдающие все требования законодательства, приобретающие безопасную, современную (а значит, недешевую) технику, качественно ее обслуживающие, конкурировать по цене с такими «игроками», конечно, не могут. Однако ситуация меняется, и большую часть розничного рынка нефтепродуктов России сегодня делят между собой сети АЗС вертикально интегрированных компаний и мощных независимых операторов. Соответственно, качество сервиса становится все более важным фактором конкурентоспособности и в транспортном сегменте.

Что касается транспортных подразделений ВИНКов, то между ними особой конкуренции нет: крупной нефтяной компании развивать собственную транспортную инфраструктуру имеет смысл лишь в регионах с разветвленной собственной сетью АЗС. Там же, где ВИНК представлена двумя-тремя станциями, содержать собственный автопарк нецелесообразно — выгоднее воспользоваться услугами сторонних транспортных предприятий, в том числе коллег из ВИНКа. Основные конкуренты — хорошо развитые независимые операторы, работающие на стратегических для нефтяной компании рынках. Такие компании присутствуют практически в каждом важном сбытовом регионе «Газпром нефти». Однако к рыночному соперничеству с ними в «Газпромнефть-Транспорте» относятся спокойно, более того, отмечают, что за счет такой конкуренции рынок автоперевозок получает позитивный импульс. А вот изменений в законодательстве ждут с нетерпением — они ударят в первую очередь по перевозчикам, использующим для увеличения прибыли полуприцепы, масса которых значительно превышает допустимые ограничения (40 тонн общей массы автопоезда). По статистике, более 30% грузовиков, двигающихся по российским дорогам, перегружены. Для сравнения: в Европе этот показатель не превышает 3–4%. Бензовоз массой больше полусотни тонн — это и серьезная угроза безопасности, и критическая нагрузка на дорожное полотно. В год такие большегрузы наносят отечественным магистралям ущерб более 2,5 трлн рублей.

Вступающие с 1 июля в силу изменения в Административный кодекс РФ, предусматривающие ответственность перевозчиков и грузоотправителей за превышение предельно допустимой массы транспортного средства, должны решить эту проблему. Пренебрегающие нормами и правилами перевозчики будут вынуждены либо вкладываться в новый подвижной состав, либо уйти с рынка.

«Лего» для бензовоза

В автопарке «Газпромнефть-Транспорта» сегодня 251 бензовоз различной вместимости. В основном наиболее эффективные в эксплуатации многосекционные цистерны большого объема (от 17 до 38 кубометров), позволяющие одновременно доставлять сразу несколько видов продукции одному или нескольким клиентам.

Наличие в автопарке цистерн различного формата и вместимости крайне важно. Например, используя машины с резервуарами емкостью 30–38 кубометров, можно организовать схему движения бензовозов по кругу, обеспечивая непрерывность снабжения всех АЗС сети в регионе. Но такие автопоезда-большегрузы могут заехать далеко не на все автозаправочные станции — там используются одиночные бензовозы-автоцистерны.

Разумеется, вместительность не единственный параметр при формировании автопарка. Надежность, удобство в эксплуатации, совместимость с оборудованием нефтебаз и АЗС — выбирая бензовоз, необходимо учесть массу нюансов. Все как в «Лего»: к базовой модели, как элементы конструктора, добавляются различные опции под нужды перевозчика, который, в свою очередь, руководствуется требованиями бизнес-партнеров.

Перед принятием решения о закупке вся техника обязательно проходит опытную эксплуатацию, а если проблемы возникают уже в ходе работы, их, как правило, решают вместе с производителем. Например, в конце прошлого года специалисты Volvo по требованию «Газпромнефть-Транспорта» усовершенствовали конструкцию механизма регулировки рулевой колонки. Именно шведские грузовики за счет оптимального соотношения цены и качества сегодня формируют основу автопарка компании. Однако с нынешнего года компанию Volvo составят другие скандинавы — из Scania. Машины этой марки эксплуатировались в Новосибирском регионе и хорошо зарекомендовали себя.

Отдельным направлением поиска стал выбор шасси для цистерн. В результате анализа по многочисленным параметрам специалисты «Газпромнефть-Транспорта» остановились на двух основных производителях — BPW и SAF. А опытная эксплуатация показала лучшую приспособленность техники SAF к российской действительности: оси на балансирной подвеске специально разработаны для эксплуатации в экстремально тяжелых условиях бездорожья, а расширенная гарантия позволяет значительно снизить затраты при эксплуатации полуприцепов.

Автоцистерны «Газпромнефть-Транспорт» использует преимущественно произведенные в России. Правда, по испанским технологиям. По итогам опытной эксплуатации выбор пал на алюминиевые цистерны COBO, которые выпускает подмосковный завод СИАЗ. А система навигации ГЛОНАСС, которую в «Газпромнефть-Транспорте» используют для мониторинга передвижения машин, — это безоговорочно отечественный продукт.

Сопровождение из космоса

Современные системы спутникового мониторинга позволяют практически вести бензовоз в режиме реального времени. Отслеживаются такие параметры, как скорость, направление движения, моменты остановки, подъема или открытия сливной арматуры, включение зажигания, нажатие кнопки SOS. Вся эта информация отображается на мониторе диспетчера в привязке к местности: точные координаты машины, определенные с помощью спутников группировок ГЛОНАСС/GPS, передаются по сотовым сетям владельцу транспортного средства.

Одна из важнейших задач спутникового мониторинга — оптимизация логистики. Накопление информации, формирование статистических баз и их анализ позволяют выявлять узкие места и совершенствовать существующие системы. Доказано на опыте, что после внедрения мониторинга средние оперативные затраты на содержание автопарка (в том числе на горюче-смазочные материалы) заметно снижаются. Кроме того, это эффективный инструмент повышения безопасности. Сегодня в «Газпромнефть-Транспорте», например, изучают возможность внедрения электронной блокировки на базе ГЛОНАСС, пресекающей несанкционированный слив нефтепродуктов.

Разумеется, оснащаются машины «Газпромнефть-Транспорта» и системами персонального мониторинга деятельности водителя — тахографами, позволяющими контролировать соблюдение режима труда и отдыха, отслеживать маршрут движения и еще ряд параметров.

Конечно, организация такого жесткого контроля не ноу-хау транспортного предприятия «Газпром нефти». Это требования, включенные в свод правил ДОПОГ (дорожная перевозка опасных грузов) — российской версии Европейского соглашения о международной дорожной перевозке опасных грузов (ADR). Соответствие требованиям этого протокола — знак качества и безопасности. «Газпромнефть-Транспорт» не работает в Европе, однако уровень бензовозов и их оборудования вполне позволяет это делать. А выделение транспортного бизнеса в отдельную функцию в 2013 году позволило активно двигаться в этом сегменте к международному уровню с точки зрения качества управления и, как следствие, эффективности.

По единым правилам

По оценке врио генерального директора «Газпромнефть-Транспорта» Сергея Пяткова, выделение транспортного обслуживания в отдельный бизнес позволило вывести оценку эффективности работы на уровень «до машины»: «Речь идет не только о ежедневных нагрузках на конкретную единицу техники, но и о затратах на ее эксплуатацию, а значит, об экономическом эффекте работы каждого конкретного бензовоза».

Действительно, при «распределенной» схеме, когда машины находятся на балансе разных предприятий, решающих целый комплекс бизнес-задач, оценить эффективность эксплуатации техники достаточно сложно. Хотя бы потому, что многие затраты, реально относящиеся к содержанию автотранспорта, перекрываются другими статьями расходов региональных предприятий нефтепродуктообеспечения. Кроме того, в разных регионах со своими принципами подходили к вопросам управления транспортным направлением, и даже нормы списания горюче-смазочных материалов, ходимости автошин, смазочных масел на разных предприятиях не совпадали.

Переход на работу по единым правилам даже несмотря на сокращение количества техники (за счет вывода из автопарка устаревших машин и бензовозов с большим пробегом) позволил нарастить объем перевозок. В том числе за счет повышения эффективности системы управления и планирования. В частности, появилась возможность перераспределять транспорт между региональными подразделениями исходя из стоящих перед компанией задач. Как правило, решения о такой переброске принимаются при реализации каких-либо крупных долгосрочных проектов. Однако активно используется метод и в рамках оперативного планирования: например, с появлением срочной задачи или нового заказчика.

Впрочем, поле для развития еще достаточно обширно. В приоритете по-прежнему оптимизация бизнес-процессов и повышение эффективности. «Наши экономисты разложили все затраты предприятия по статьям расходов и проанализировали их по регионам присутствия, — рассказал Сергей Пятков. — Это позволяет нам подтягивать отстающие регионы, ставя им в пример лучшие практики. У нас стандартизированы показатели производительности, и теперь необходимо добиться, чтобы эти стандарты выполнялись во всех подразделениях. Простая математика — повышение производительности на одну транспортную единицу позволяет сокращать количество подвижного состава при сохранении объема перевозок».

Еще одна важная задача — расширение географии перевозок, в первую очередь в Центральном регионе. Сейчас на АЗС сети «Газпромнефть» в Московской области предприятие доставляет лишь 20% от общего объема реализуемых нефтепродуктов. В планах «Газпромнефть-Транспорта» увеличить объем перевозок вдвое. Пути решения задачи — увеличение автопарка и оптимизация процесса поставки топлива. А значит, необходимо перенастраивать совместные бизнес-процессы с Московским НПЗ, нефтебазами, сетью АЗС и службой логистики.

В приоритете предприятия и развитие клиентской базы, работа со сторонними заказчиками, освоение новых рынков. Решение всех этих задач сводится к главному — предприятие должно максимально гибко использовать имеющиеся ресурсы и продолжать развитие. Эффективное развитие.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ