Семь ступеней к безопасности

Семь ступеней к безопасности

Философия взаимодействия с подрядчиками в сфере производственной безопасности

Большую часть работ, непосредственно связанных с производством, а значит, потенциально опасных, в современной нефтянке выполняют сервисные компании Ежегодно на производстве и строительстве объектов «Газпром нефти» задействовано более 100 тыс. сотрудников подрядных организаций Совместные учения — один из обязательных элементов программы «Семь ступеней»

Фото: Андрей Рудаков, Александр Таран

Стратегия взаимодействия с подрядными организациями

Смотреть в большом размере
«ГАЗПРОМ НЕФТЬ» МЕНЯЕТ ФИЛОСОФИЮ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПОДРЯДЧИКАМИ В СФЕРЕ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

"Нефть любой ценой" — этот лозунг был главной идеологией развития советской нефтяной отрасли почти три десятилетия. Под этим лозунгом разрабатывались гигантские западносибирские месторождения, появлялись новые города в тайге. Наверное, тогда так было надо, но времена меняются, и в нынешних условиях такой подход не актуален ни с экономической, ни, что более важно, с моральной точки зрения. Здоровье и жизнь людей гораздо дороже черного золота — эта философия, ставшая неотъемлемой частью корпоративной культуры «Газпром нефти», теперь должна стать главным правилом и для всех ее подрядных организаций

Текст: Игорь Свириз

«Когда меня просят подробно описать мой без малого сорокалетний опыт нахождения в море, могу лишь сказать, что со мной никогда ничего не случалось. Разумеется, бывали бури, штормы, туманы и тому подобные неприятности, однако за всю свою карьеру я никогда не был участником настоящего инцидента, если его можно так назвать. В рейсе мне никогда не встречалось тонущее или потерпевшее кораблекрушение судно, а сам я не оказывался в ситуации на грани выхода из-под контроля», — сказал Эдвард Джон Смит в интервью, датированном 1907 годом. Через пять лет капитан Смит погиб в самой известной и масштабной морской катастрофе — он был капитаном «Титаника».

Гибель «Титаника» — история, которую вполне можно использовать как учебное пособие для специалистов по производственной безопасности. В ней есть все: уверенность в абсолютной надежности техники, перешедшая в самоуверенность; психологическая установка «с моим опытом со мной ничего не может случиться»; приоритет бизнес-интересов перед вопросами безопасности, в конце концов — неподготовленность к действиям в чрезвычайной ситуации.

Еще не так давно весь этот риск-набор был нормой для российской промышленности в целом и нефтегазовой отрасли в частности. Нефть добывалась любой ценой, и безопасность была далеко не главной сферой внимания. Однако времена изменились, и российские нефтяные компании сегодня нацелены на рост финансовых показателей за счет развития бизнеса, его масштабов, а не на применение методов извлечения максимальной прибыли за кратчайший срок при минимуме усилий и вложений. А для цивилизованного бизнеса обеспечение безопасности сотрудников — важнейшая составляющая корпоративной культуры. Если подходить к вопросу более прагматично, то можно вспомнить, что практически все топ-менеджеры большинства крупнейших нефтегазовых компаний — лидеров мирового рынка когда-либо говорили о прямой взаимосвязи финансовых показателей с уровнем развития системы промышленной и экологической безопасности — в первую очередь за счет нацеленности сотрудников, следующих стандартам производственной безопасности (ПБ), следовать и функциональным стандартам.

Однако если в крупных российских нефтегазовых компаниях вопросы охраны труда, промышленной и экологической безопасности уже давно стали первым приоритетом, то во многих сервисных компаниях, с которыми ВИНКи работают по договорам подряда, дела обстоят гораздо хуже.

Опасные связи

Если опираться на такой показатель, как удельный показатель травматизма (LTIFR*), использующийся при сборе статистики международной ассоциацией производителей нефти и газа (OGP), и рассматривать только предприятия «Газпром нефти», то ситуация в целом вполне благополучна — при среднеотраслевом индексе 0,45 LTIFR компании 0,44 (данные 2013 года). Однако если добавить статистику контрагентов, показатель становится гораздо выше среднего.

Конечно, специфика нефтегазовой отрасли (и в мировом, и в российском разрезе) такова, что большую часть работ, непосредственно связанных с производством, а значит, потенциально опасных, выполняют именно сторонние сервисные компании. Ежегодно на производстве и строительстве объектов «Газпром нефти» задействовано более 100 тыс. сотрудников подрядных организаций. Однако когда речь идет о жизни и здоровье людей, использование статистического подхода, конечно же, неприемлемо. Тем более что анализ происшествий не оставляет сомнений: ситуацию можно улучшить, если в этом будут заинтересованы владельцы и руководители подрядных организаций.

Дело в том, что причина 95% всех инцидентов — это опасные действия самих сотрудников, а не следствие каких-то опасных условий. Игнорируются элементарные правила безопасности, нарушаются стандартные процедуры. То есть речь идет о нарушении трудовой дисциплины, атмосфере безответственности.

Разумеется, это не уникальная проблема «Газпром нефти» — с ней сталкиваются все отечественные нефтяные компании, да и мировые лидеры, работающие в разных странах, с большим количеством подрядчиков самого разного уровня. Но в отличие от отечественной нефтянки мейджоры уже прошли долгий путь, выстраивая систему производственной безопасности и создавая соответствующую философию.

«У нас в группе ВР действуют три очень простых декларативных заявления, — рассказал Крис Мауэр, вице-президент ВР в России по охране труда, промышленной безопасности, охране окружающей среды и инженерно-техническим работам. — Мы стремимся работать так, чтобы не было никаких происшествий; мы стремимся работать так, чтобы никогда не создавать угрозу жизни и здоровью нашего персонала; мы стремимся работать так, чтобы не причинять ущерба окружающей среде. И когда мы рассматриваем вопросы привлечения подрядчиков, мы стремимся выбирать компании, которые разделяют нашу точку зрения, которые готовы следовать нашему кодексу деловой этики».

Только в сегменте «Разведка и добыча» BP сотрудничает с 16 тыс. контрагентов, на подрядчиков приходится порядка 70% времени выполнения работ, цена которых измеряется десятками миллиардов долларов ежегодно. Понятно, что при таких масштабах актуальность управления подрядными организациями в сфере производственной безопасности крайне высока. Господин Мауэр обозначил проблему очень четко: «Простая логика и здравый смысл подсказывают, что подрядчики и работы, которые они выполняют, потенциально несут огромный риск для организации. При этом очевидно, что если произойдет серьезная авария или происшествие, средства массовой информации не будут разбираться, кто конкретно это допустил, — в газетах будет написано, что работы выполняла компания ВР или «Газпром нефть».

Изменение ситуации, смещение баланса производства работ в сторону сторонних организаций заставляет заниматься совершенствованием управления системами ПБ подрядчиков даже западные компании, с уже зрелой корпоративной культурой, в которой безопасность стоит всегда на первом месте. Та же BP лишь в прошлом году завершила внедрение новой системы управления производственной безопасностью контрагентов, особый акцент в которой делается на ранжировании компаний, исходя из опасности потенциальных последствий работ, которые они выполняют.

Появляется такая система и в «Газпром нефти». Программа, разработанная блоком разведки и добычи (где объем работ, выполняемых подрядными организациями, наиболее высок), называется «Семь ступеней».

Безопасный подъем

Первый и главный постулат обновленной философии взаимодействия «Газпром нефти» с подрядчиками — это переход от сформировавшейся еще в советские годы системы взаимоотношений «заказчик — подрядчик» к равноправному партнерству. Мировой опыт показывает, что только такой подход позволяет добиться необходимого результата. Иначе «сроки, объемы, деньги» в шкале ценностей всегда будут оставаться выше безопасности. Дальнейшее движение по «семи ступеням» — это по большому счету практическое воплощение принципа партнерства.

Первые три охватывают период выбора подрядчика. Все претенденты на участие в тендере оцениваются с точки зрения развития системы производственной безопасности. Проводится и всесторонняя оценка потенциальной опасности работ, связанных с рисками травматизма, аварий, пожаров, загрязнения окружающей среды. Контракт с компанией, прошедшей процедуру отбора, заключается с учетом этих рисков, а обязательным дополнением договора становится соглашение в области промышленной, экологической безопасности, охраны труда и гражданской защиты (ПЭБ, ОТ и ГЗ).

На следующем этапе подрядчику разъясняются требования «Газпром нефти» в сфере производственной безопасности, менеджеры и сотрудники компании-партнера проходят обучение, необходимое для максимально безопасного выполнения работ, исходя из уровня риска, определенного в ходе квалификации и зафиксированного в контракте. Обучение это проводится за счет «Газпром нефти». И лишь после того как завершена учеба, проведены все необходимые учения, компания получает допуск к работе.

Последние ступени — это контроль функционирования системы производственной безопасности, причем как внутренний, который проводят специалисты самой компании-подрядчика, так и внешний — со стороны «Газпром нефти». Качество выполнения соглашения в области ПЭБ, ОТ и ГЗ ложится в основу рейтинга партнера. Таким образом, «прогулка по семи ступеням» в рамках одного контракта во многом определяет перспективы (и возможности) сотрудничества с «Газпром нефтью» и в будущем. Попадание в базу добросовестных партнеров станет дополнительным плюсом для компании при участии в других тендерах «Газпром нефти», позволит рассчитывать на заключение долгосрочных контрактов. Провал по безопасности, низкий рейтинг, напротив, станет дополнительным препятствием.

«С точки зрения безопасности мы не разделяем людей на сотрудников компании и подрядных организаций, поэтому хотим работать только с теми подрядчиками, которые к охране жизни и здоровья относятся точно так же, как мы, — резюмировал начальник департамента производственной безопасности „Газпром нефти“ Олег Николаенко. — Где система производственной безопасности в подрядных организациях работает, с теми мы и будем продолжать сотрудничать. С теми, у кого нет желания улучшать безопасность, нам не по пути».

* LTIFR = удельный коэффициент травматизма (количество случаев потери трудоспособности) × (1 млн чел.-ч) / (суммарно отработанное рабочее время)

«Газпром нефть» постоянно совершенствует деятельность в сфере обеспечения промышленной безопасности и охраны труда сотрудников компании и подрядных организаций. Уверен, что совместная работа с партнерами, внедрение единых принципов производственной безопасности приведут к формированию общей культуры, в которой жизнь и здоровье людей являются высочайшей ценностью, а правила, необходимые для их обеспечения, будут соблюдаться всеми без исключения участниками производственных и технологических процессов. Все это позволит «Газпром нефти» достичь стратегической цели — войти в число ведущих нефтяных компаний мира с точки зрения уровня промышленной безопасности и охраны труда.

АЛЕКСАНДР ДЮКОВ,
председатель правления «Газпром нефти»