Вверх или вниз?

Вверх или вниз?

Мировые цены на нефть в 2015 году

Иллюстрации: Юрий Кондрашов

Цены на нефть, согласно большинству прогнозов, останутся на низком уровне весь текущий год, но поскольку это не устраивает ни нефтяников, ни национальные правительства, ни трейдеров, то существует вероятность разворота тренда в сторону роста

Текст: Евгений Третьяков

Обвал нефтяных цен, начавшийся в прошлом году, достиг своего пика в январе 2015-го. Стоимость марки Brent впервые с кризиса 2008 года подбиралась к значению в $45 за баррель. Эксперты отмечают негативное влияние сильного доллара и североамериканского сланцевого бума, из-за которого на рынке по-прежнему есть излишек сырья, что и давит на котировки. Большинство прогнозов на текущий год умещаются в диапазоне $45–55 за баррель Brent. Мало кто из экспертов считает, что стоимость черного золота (сегодня, правда, это общепринятое определение звучит немного неактуально) будет выше $60. В феврале, впрочем, эти прогнозы начали было оправдываться, котировки вышли на уровень тех самых шестидесяти долларов за баррель и на какое-то время там закрепились. Однако в марте снижение вновь стало главенствующим трендом.

Спрос в рост

В начале года две главные мировые нефтяные организации — ОПЕК и Международное энергетическое агентство, представляющие интересы, соответственно, производителей и потребителей, — опубликовали свои уточненные прогнозы по рынку на текущий год. ОПЕК в последнем мартовском докладе улучшила прогноз по мировому спросу на нефть до 92,37 млн баррелей в сутки. В целом это на 1,17 млн баррелей больше уровня 2014 года.

При этом эксперты картеля достаточно оптимистично оценили потенциал спроса на нефть своего производства, в то же время снизив свой же прогноз добычи нефти в США, причем сразу на 130 тыс. баррелей в сутки. Однако в ОПЕК все же ожидают роста добычи нефти в Штатах в 2015 году на 0,82 млн баррелей в сутки по сравнению с прошлым годом — до 13,64 млн баррелей.

У МЭА, как обычно, несколько иные цифры. Агентство сохранило прогноз мирового спроса на нефть в 2015 году на уровне 93,3 млн баррелей в сутки. Но МЭА также понизило прогноз роста добычи нефти странами, не входящими в ОПЕК, объясняя это падением мировых цен на нефть. К этой же категории мировые эксперты относят и Россию.

В МЭА полагают, что добыча нефти в стране в 2015 году упадет с 10,9 млн баррелей в сутки до 10,75 млн баррелей. ОПЕК прогнозирует снижение добычи жидких углеводородов в России в 2015 году на 60 тыс. баррелей в день — приблизительно до 10,51 млн баррелей в сутки. Эксперты МЭА, строя прогнозы на российские результаты, говорят об «идеальном шторме», с которым столкнулась страна и «в котором совпали коллапс цен, международные санкции и обесценивание валюты». Согласны с этой оценкой и в ОПЕК, объясняя в мартовском докладе негативный прогноз «санкциями западных государств, низкими ценами на нефть и отсутствием ввода в эксплуатацию крупных проектов».

В российском Министерстве энергетики сначала о снижении не говорили, прогнозируя сохранение объема добычи в текущем году на уровне 525–526 млн тонн. Однако чуть позже прогноз был изменен, в ведомстве согласились с возможным сокращением объема добычи, но не трехпроцентным, о котором говорят в ОПЕК, а всего на 0,6% — до 523,5 млн тонн, то есть фактически национальная нефтяная отрасль просто вернется к результату 2013 года. Впрочем, в январе-феврале отрицательной динамики в российской нефтедобыче не было.

Консервативные сценарии

Несмотря на рост спроса, о котором говорят в ОПЕК и МЭА, большинство аналитических центров выдают достаточно консервативные прогнозы цен на нефть (есть еще и адепты апокалиптических вариантов развития событий, но о них чуть позже). Диапазон прогнозов — $45–55 за баррель Brent. В частности, аналитики Всемирного банка (ВБ) полагают, что средняя стоимость барреля в 2015 году составит $53, что примерно на 45% ниже, чем в 2014‑м. Падение нефтяных цен в ВБ называют третьим по силе после окончания Второй мировой войны. Этот вывод содержится в январском отчете Commodity Markets Outlook. При этом в банке считают, что в 2015 году подешевеет не только нефть, но и газ, уголь, а также другие сырьевые товары — металлы и удобрения.

С прогнозом ВБ относительно нефтяных котировок согласны и эксперты банка Morgan Stanley, опираются на ориентир в $53–55 и руководители многих крупнейших нефтегазовых компаний мира. Например, директор по финансам мексиканской государственной нефтяной компании Pemex Марио Борегар сообщил, что компания понизила прогноз цен на 2015 год с $79 до 55 за баррель. Исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден считает, что цены на нефть будут низкими в 2015 году, а сам рынок останется нестабильным на протяжении всего года. Он возлагает ответственность за это на ОПЕК, которая «не демонстрирует намерения возобновить исполнение роли компенсирующего поставщика». По его мнению, если американская сланцевая отрасль выдержит нынешний уровень цен, то, «учитывая умеренный экономический рост, цены могут оставаться низкими еще более продолжительное время».

Российское Министерство экономического развития в своем уточненном прогнозе на 2015 год заложило среднегодовую цену на нефть марки Urals в $50 за баррель, бюджет на этот год сверстан из расчета $96 за баррель, но сейчас правительство занимается его корректировкой.

Есть и более оптимистичные прогнозы. Например, Deutsche Bank считает, что средняя цена на нефть Brent в 2015 году составит $60 за баррель, при этом во второй половине года котировки могут подрасти до $65.

Двадцать пять, двадцать, десять...

На волне падения котировок появилось и достаточно много совсем уже пессимистичных прогнозов. Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов в январе говорил о том, что цена на нефть может опуститься до $25 за баррель. Британская газета The Times писала, что можно ждать падения до $20 за баррель. Такого же развития событий не исключал и экс-министр финансов России Алексей Кудрин, правда, он уточнял, что это падение будет коротким. «Я не отрицаю, что падение цен на нефть может дойти до $20 одномоментно, на какой-то очень короткий период. Я не думаю, что большинство аналитиков считают, что это может случиться надолго», — сказал он. Но дальше всех пошел экономист Гэри Шиллинг, который в статье для Bloomberg View высказал мнение, что котировки могут упасть до $10–20 за баррель из-за перепроизводства и сокращения спроса.

ОПЕК, от которой все ждали сокращения добычи еще в прошлом году, пока держит лицо и уверяет, что так далеко цены не уйдут. Но на экономическом форуме в швейцарском Давосе, который проходил в конце января, генеральный секретарь ОПЕК Абдалла эль-Бадри отметил, что, возможно, цены на нефть упадут ниже $40 за баррель. «На рынке избыток предложения. А спрос снижается на фоне слабых прогнозов роста экономики», — заявил он. При этом он пояснил также, почему картель не снижает добычу, сделав к тому же это достаточно эмоционально: «Мы, как автомобиль, едем, а все стараются запрыгнуть к нам до тех пор, пока ехать дальше станет уже невозможно. Мы так не можем, пора было притормозить и разобраться». Впрочем, такой образной оценкой ситуации господин эль-Бадри не ограничился. «ОПЕК за 10 лет ни разу не повышала уровень добычи, — подчеркнул генеральный секретарь ОПЕК. — А производители за пределами картеля нарастили добычу на 7 млн баррелей в сутки. Чтобы добывать эти дорогие 7 млн баррелей, нужна была цена на уровне $100 за баррель. Может быть, и была возможность обсудить все с производителями, которые не входят в картель, но это не сработало. И мы сохранили добычу... Мы, во‑первых, не понимаем, на сколько ее сокращать — на 1 млн баррелей в сутки, на 2 или 3 млн баррелей, а во‑вторых, если бы мы сократили добычу, то были бы вынуждены сокращать ее еще в марте или июне, а потом — снова сокращать. То есть мы поддерживали бы цены, а другие производители продолжали бы наращивать добычу и благословлять нас... И мы решили посмотреть, как поведет себя рынок. Это решение не направлено против проектов в США или России или кого-то еще. Это чисто экономическое решение».

Никому не выгодно

После январского падения ниже $50 за баррель Brent в феврале котировки подскочили, к марту североморская смесь торговалась вокруг отметки в $60. В принципе, это было воспринято экспертным сообществом как неожиданность, особенно на фоне большинства прогнозов.

В то же время очевидно, что производителям нефти уровень цен в $40–50 за баррель не выгоден. В таком режиме могут работать большинство предприятий отрасли, при этом не неся убытков, тем более критических, однако реализацию как минимум некоторых инвестиционных проектов придется заморозить или существенно снизить темп и подвинуть сроки, а операционные расходы потребуют заметного сокращения. Бюджеты нефтедобывающих стран (в том числе Саудовской Аравии и России) сверстаны на текущий год на основе гораздо более высоких прогнозов. У некоторых членов ОПЕК (например, Венесуэлы) настоящий кризис из-за падения котировок.

Но и главный триумфатор последних лет — США с их сланцевой революцией — также не выигрывает от низких цен. Добыча из сланцев требует больших затрат, поскольку для ее поддержания необходимо постоянно бурить новые скважины. Поэтому чем дольше котировки находятся на минимальных значениях, тем большие убытки несут разработчики сланцевых месторождений. Число буровых установок уже сократилось до минимального значения за последние три года.

А что же потребители? На первом этапе они выигрывают, поскольку получают более дешевые энергоносители. Но затем вступают в силу другие факторы. В Европе в январе 2015 года была зафиксирована дефляция. По данным Eurostat, потребительские цены в 28 странах ЕС упали в январе на 0,5% по сравнению с тем же периодом предыдущего года, а в еврозоне дефляция была еще выше. Падение потребительских цен в январе по сравнению с тем же периодом предыдущего года было зафиксировано в 23 странах Евросоюза, тогда как в декабре этот показатель был равен 16, а в ноябре таких стран было всего четыре.

Дефляция для европейской экономики, с трудом оправляющейся от кризиса, пожалуй, еще хуже, чем дорогой бензин. Она приводит к сокращению прибыльности бизнеса, а значит, к сворачиванию инвестиций и снижению доходов работников. В итоге появляется весьма высокий риск возврата к рецессии.

С учетом всех вышеперечисленных факторов можно предположить, что пессимистичные прогнозы все же не оправдаются. Избыток нефти будет потреблен Китаем и США, которые просто увеличат свои запасы, тем более что у Поднебесной они находятся на уровне пары недель, а не трех месяцев, как это принято у стран Запада. Штаты активно скупают нефть, ее коммерческие запасы находятся на максимальном уровне за 80 лет.

Впрочем, очередной виток снижения нефтяных котировок в марте аналитики как раз объясняли в том числе нервной реакцией инвесторов на выход США за рекордный уровень запасов и продолжением пополнения хранилищ. Никто пока не отменял и «иранский фактор». Приближение к решению спорных вопросов по ядерной программе ближневосточного государства, проанонсированное главой Министерства иностранных дел Джавадом Зарифом после переговоров с госсекретарем США Джоном Керри в Лозанне и главой европейской дипломатии Федерикой Могерини, а также министрами иностранных дел Великобритании, Германии и Франции в Брюсселе, для нефтяного рынка может означать заметные изменения. Очевидно, что отмена санкций на иранский экспорт выведет на рынок до 1 млн баррелей в сутки дополнительного ресурса — и это позитива ожиданиям инвесторов не добавляет.

Точно предсказать, как поведет себя рынок даже в ближайший месяц, наверное, сегодня не может никто — очень уж нестабильна ситуация, слишком много разнонаправленных факторов на него влияют. Единственное, с чем, похоже, согласны все на рынке, это с тем, что в ближайшие год-два котировки не вернутся к уровню в $100 за баррель. Впрочем, и долгосрочные прогнозы в условиях такой нестабильности дело неблагодарное, и недавний рост показывает, что развернуться вектор ценовой динамики способен в любом направлении. Кстати, когда котировки в начале марта перевалили за отметку в $60 за баррель, аналитиков, ожидающих сохранения тенденции как минимум до 70-долларовой отметки, было достаточно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ