В Сербии открыли Арктику

В Сербии открыли Арктику

Фотовыставка в Белграде, посвященная Российскому Северу

В начале ноября в Белграде завершила свою работу фотовыставка «Открывая Арктику», проводившаяся при поддержке «Газпром нефти». В течение месяца люди, пришедшие в парк у белградской крепости Калемегдан (а это одно из самых любимых белградцами и популярных у туристов мест столицы Сербии), попадали в мир льда и снега, суровой арктической природы и получали возможность мысленно прогуляться по рукотворному острову, созданному в Северном Ледовитом океане,— платформе «Приразломная».

В качестве проводников по арктическим просторам для посетителей выставки выступали известные российские фотографы Сергей Анисимов, Максим Авдеев и Александр Таран.

Для того чтобы оценить, насколько интересными и полезными оказались эти прогулки, корреспондент «СН» Елена Бондаренко провела небольшой опрос на белградских улицах до открытия экспозиции, а после пообщалась с посетителями выставки. И убедилась, что многие действительно открыли для себя Арктику. Из безжизненной ледяной пустыни, населенной пингвинами и российскими солдатами (такие ответы действительно звучали в предвыставочном опросе), Крайний Север превратился в «богатую территорию, которую необходимо использовать, но с умом» и «будущее как для русской, так и для мировой экономики». А пингвины с солдатами стали «мужественными людьми, которые живут и работают в гармонии с суровой, но прекрасной природой». То есть можно констатировать, что, став заметным событием в культурной жизни Белграда, выставка успешно выполнила и свою просветительскую миссию.

А.Е.
Север, Арктика — это все мне близко. Вообще, я родился на Дону, потом жил в Киеве, закончил там Институт инженеров гражданской авиации и по распределению оказался на Крайнем Севере. И сразу понял, что это моя жизнь. И сейчас живу за полярным кругом — в Салехарде. А когда устаю на работе, все бросаю и уезжаю на десять дней, на две недели туда, где нет ни сотовой связи, ни интернета, ни общения. Есть только природа. Я с ней общаюсь, занимаюсь любимым делом. Возвращаюсь совсем другим человеком. Обновленным.
СН

Арктическая природа скудна — как она может стать источником вдохновения?

А.Е.
Все думают, что Арктика белая. А в книге, которую я сейчас создаю, на 240 страницах нет ни одной белой фотографии. Арктика на самом деле не белая, а цветная, и я на всех своих выставках это доказываю. Иногда одна ночь съемки приносит больше, чем пять лет работы. Например, когда вы присутствуете при рождении необыкновенного рассвета, переживаете волшебный закат. И тогда цвета прекрасны. В общем, Арктика — отличное пространство для творчества, там все удивительно! Удивительный свет, удивительный цвет, удивительные животные, удивительная природа, и я не перестаю удивляться этому великолепию, как ребенок. В каждой моей фотографии — история, я готов делиться своими историями со зрителями.
СН

Расскажете нам какую-нибудь?

А.Е.
А вот хотя бы про белого медведя, фото которого я привез сюда. Этот мишка чуть меня не съел. Пары секунд ему всего не хватило. Мы с товарищами причалили к льдине, а на соседней резвились пять больших белых медведей. Один из них поплыл к нам, а мы и довольны — щелкаем: мишка на фоне лодки, мишка прыгает, мишка в воде, мишка отряхивается и идет к нам. Потом в какой-то момент понимаем, что фокусное расстояние закончилось, резкости нет, потому что медведь уже уткнулся мордой в объектив! У медведя, в принципе, нет мимики, но и без мимики все ясно — по оскалу. Казалось бы, ничего страшного — мы же в лодке, но смотрим, норвежец, наш товарищ, то за ракетницу, то за карабин, то за двигатель хватается, двигатель ревет, а мы тронуться не можем. Оказывается, сели днищем на подводную часть льдины и застряли. В последние секунды руками и ногами удалось оттолкнуться. И только вечером пришло осознание всего произошедшего... Фотография, кстати, взяла золотую медаль на Кубке мира.
СН

Как с таким отношением к арктической природе вы относитесь к промышленному освоению региона?

А.Е.
Нормально отношусь — я же там живу. Что представлял собой Север 30 лет назад, когда я приехал? Деревянные постройки, дорог нет — одни направления. Все изменилось в середине 90-х, когда началась разведка нефти и газа, появились населенные пункты, которые сейчас стали современными красивыми городами. Так что это естественный процесс. Освоение природных ресурсов позволяет развивать городскую инфраструктуру, дает работу людям. Тем, которые, конечно, холода не боятся. Потому что у нас холодно девять месяцев. А в оставшиеся три — очень холодно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ