Первый юбилей

История Дня работников нефтяной и газовой промышленности






Юрий Эрвье, советский геолог, начальник Главного Тюменского производственного геологического управления («Главтюмень-геология»)


Анастас Микоян, российский революционер, советский государственный и политический деятель


Николай Байбаков, советский государственный деятель

Фото: ТАСС
Дню работников нефтяной и газовой промышленности исполнилось 50 лет

Во многих источниках информации сегодня можно найти отсыл к 1 октября 1980 года как к дате рождения профессионального праздника — Дня работников нефтяной и газовой промышленности. Однако на самом деле история празднования Дня нефтяника гораздо длиннее. Указ «Об установлении ежегодного праздника Всесоюзного дня работников нефтяной и газовой промышленности» был подписан 28 августа 1965 года, и во многом его появление было связано с началом широкомасштабного освоения нефтегазовых месторождений Западной Сибири

Текст: Александр Матвейчук

Традиция отмечать профессиональные праздники начала зарождаться в СССР в предвоенные годы, однако широкий размах получила уже в послевоенное время. Первым — 28 июля 1936 года — в Советском Союзе был учрежден Всесоюзный день работников железнодорожного транспорта, у которого поначалу даже не было четкой даты. Она появилась лишь 9 июля 1940 года — профессиональным праздником железнодорожников стало первое воскресенье августа. В последний год Великой Отечественной свой праздник получили работники связи и радиовещания — «в ознаменование 50-летия со дня изобретения радио русским ученым А.С.Поповым». С тех пор 7 мая ежегодно отмечается День радио. Далее советское правительство установило День шахтера, День строителя, День металлурга. А отечественные нефтяники и газовики продолжали оставаться без своего собственного профессионального праздника — до 1965 года.

Время для праздника

Все началось на лекции «Большая нефть Тюмени», которую в переполненном Большом зале Политехнического музея в Москве 25 января 1965 года читали председатель Государственного комитета по нефтедобывающей промышленности при Госплане СССР Николай Байбаков и начальник Тюменского территориального геологического управления Юрий Эрвье.

Речь шла о бурном развитии отечественной нефтяной отрасли, за полтора десятилетия продемонстрировавшей практически двукратный рост — со 121,9 млн тонн в 1950 году до 223,3 млн тонн в 1964-м.

В этот период основным поставщиком черного золота в СССР был Волго-Уральский район, однако перспективы создания новой топливно-энергетической базы в Западной Сибири были уже очевидны. «Нефтяная Тюмень» рассматривалась как передовой плацдарм для практической проверки технико-технологических новаций в добыче, бурении и нефтегазовом строительстве. В ходе лекции Николай Байбаков сравнил грандиозность и значимость «великого освоения» углеводородных ресурсов Западной Сибири с послевоенной эпопеей освоения целинных и залежных земель, подчеркнув, что «по очередности этот нефтеносный район образно называют «Третьим Баку», но по значимости район является «Первым Баку».

Действительно, даже первые результаты работы нефтяников в регионе впечатляли: по итогам 1964 года в ходе пробной эксплуатации Трехозерного, Усть-Балыкского и Мегионского месторождений страна впервые получила 209 тыс. тонн высококачественной западносибирской нефти — столько успели перевезти речники на нефтеналивных судах за период короткой сибирской навигации. Запуск в конце 1965 года магистрального нефтепровода Шаим — Тюмень длиной более 410 км, соединявшего нефтяные промыслы объединения «Тюменьнеф-тегаз» с железнодорожной станцией областного центра, обещал, что счет добытого черного золота перейдет с тысяч на миллионы тонн.

Юрий Эрвье, в свою очередь, отметил в ходе лекции, что открытие Западно-Сибирского нефтегазоносного района, запасы которого превосходили все до сих пор известные в СССР, явилось крупнейшим событием в отечественной геолого-разведочной практике, заслуживающим самой высокой оценки в стране. Достаточно отметить, что коллектив Тюменского территориального геологического управления в 1964 году выполнил четыре годовых плана по приросту запасов нефти и природного газа, открыл 19 нефтяных и 21 газовое месторождение.

«Почему же в стране до сих пор нет профессионального праздника нефтяников и газовиков?» — вполне логично выразил недоумение один из посетителей лекции. Николай Байбаков предположил, что именно широкомасштабное освоение углеводородных ресурсов Западной Сибири станет весомым аргументом для руководства страны при принятии решения об учреждении всесоюзного праздника — Дня нефтяника и газовика.

Через месяц вопрос об учреждении Дня нефтяника обсуждался и в кулуарах Всесоюзного совещания геологов в Москве, основным пунктом повестки дня которого стало обсуждение итогов выполнения семилетнего плана развития минеральносырьевой базы народного хозяйства. Однако по существу речь пошла о выработке плана дальнейшего развития отечественной нефтяной и газовой промышленности.

И вновь, уже из уст выдающегося ученого-геолога, академика Дмитрия Наливкина, прозвучала информация о том, что потенциал нефтяных месторождений Апшеронского полуострова фактически исчерпан, а во «Втором Баку», Урало-Поволжском регионе, явственно обозначилось снижение динамики прироста добычи нефти. В связи с этим академик Наливкин призвал «без раскачки» заниматься комплексным освоением нефтяных недр Западной Сибири, в то же время не упускать из виду громадные потенциальные возможности нефтеносных структур на континентальном шельфе Советского Союза. Таким образом, страна стояла на пороге большого энергетического прорыва, старта проекта, в реализации которого будут задействованы десятки, сотни тысяч, миллионы жителей страны. Которым, помимо решения непосредственно отраслевых задач, предстояло в короткие сроки заложить в Западной Сибири фундамент строительной индустрии как для обустройства нефтяных и газовых месторождений, так и для уникальных в мировой практике строек городов с нуля, причем в сложнейших природно-климатических условиях, на совершенно не обжитых территориях.

Комплекс работ по освоению нефтяных и газовых месторождений Тюменской области был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, и уже к концу 1965 года в область по комсомольским путевкам прибыло несколько тысяч юношей и девушек, которые влились в состав комсомольско-молодежных бригад на строительстве ключевых нефтегазовых объектов Западной Сибири. А значительно выросшая и укрепившаяся армия советских нефтяников наконец получила свой профессиональный праздник.

Самый первый день нефтяника

Сегодня, пожалуй, невозможно назвать имя единоличного инициатора идеи установления ежегодного праздника — Дня работников нефтяной и газовой промышленности, ее поддержало практически все руководство отрасли, и в субботу, 28 августа 1965 года, председатель Президиума Верховного Совета СССР Анастас Микоян поставил свою подпись под лаконичным текстом указа: «Президиум Верховного Совета СССР постановляет установить праздник Всесоюзный день работников нефтяной и газовой промышленности. Всесоюзный день работников нефтяной и газовой промышленности праздновать ежегодно в первое воскресенье сентября месяца». На следующий день указ был опубликован в центральной советской газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР».

Первый праздник нефтяников и газовиков пришелся уже на 5 сентября, поэтому по команде «из центра» в авральном порядке в отрасли началась подготовка к его проведению. В подавляющем большинстве это празднование свелось к организации в трудовых коллективах в субботу, 4 сентября 1965 года, собраний партийного, профсоюзного и комсомольского актива. В тот же день в Москве, в Центральном театре Советской Армии, состоялось торжественное собрание, посвященное первому празднованию профессионального отраслевого праздника. Впрочем, тоже традиционное для того времени. Николай Байбаков выступил с обстоятельным докладом, начинавшимся со слов: «После Октябрьской революции благодаря вниманию Коммунистической партии советский народ по существу заново возродил нефтяную промышленность и вывел ее на второе место в мире». Работу западносибирских геологов, открывших 32 нефтяных и 27 газовых месторождений, он охарактеризовал как «выдающийся подвиг». Впрочем, эти оценки нельзя назвать необоснованными. Данные по росту ресурсной базы и добычи приведены выше, столь же активно развивалась и переработка. За годы, прошедшие с окончания Великой Отечественной войны, объем переработки в стране увеличился в 10 раз, протяженность нефтепроводов и продуктопроводов за предшествующую пятилетку удвоилась.

В заключение своего выступления Николай Байбаков подчеркнул: «Установление Всесоюзного дня работников нефтяной и газовой промышленности знаменует собой высокую оценку партией и правительством их труда. Это воодушевляет нефтяников и газовиков на новые трудовые подвиги, и они приложат все силы к тому, чтобы успешно выполнить те огромные задачи, которые поставлены перед ними ХХП съездом КПСС». Задачи были выполнены, страна получила новую гигантскую нефтегазовую провинцию. А 1 октября 1980 года — спустя 15 лет после учреждения — День работников нефтяной и газовой промышленности получил статус государственного праздника. За десятилетия, прошедшие с далекого 1965-го, изменилось многое: другими стали технологии, сменились поколения нефтяников, даже той страны, в которой родился День нефтяников, уже нет. Большая часть западносибирских месторождений перешла в разряд угасающих, сегодня на повестке дня разработка залежей Восточной Сибири, Арктики, шельфа. Лишь одно осталось неизменным — значимость нефтегазовой отрасли для отечественной экономики.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ