В поисках равновесия

В поисках равновесия

Текст: Евгений Третьяков
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Мировая нефтяная отрасль прожила еще один год в условиях высокой волатильности цен и избыточного предложения. Вопреки ожиданиям, американские производители сланцевой нефти незначительно сократили добычу, а другие ключевые игроки — Саудовская Аравия и Россия — ее нарастили (уступать другим свою долю рынка никто не хочет). В этих условиях важнейшей задачей стал поиск компромисса по ограничению предложения сырья, чтобы в 2017 году сбалансировать рынок. Принять нужное решение удалось лишь под занавес уходящего года. «Сибирская нефть» вспоминает это и другие главные события 2016-го

Январский минимум

Текущий год начался для нефтяного рынка с призрака катастрофы. В январе котировки падали так быстро, что вскоре опустились до $ 30 за баррель Brent. А 20 января они упали к отметке в $ 27, что стало минимальным значением с 2003 года. В России моментально резко подешевел рубль — стоимость доллара в ходе торгов достигала 85 рублей, евро — 93 рублей. К счастью, дальнейшего падения стоимости нефти не произошло. Возможно, биржевые игроки в какой-то момент поняли, что если не остановить игру на понижение, то котировки уйдут и к $ 10–15, а такому шоку вполне по силам спровоцировать глобальный кризис. Глава британской компании BP Роберт Дадли сравнил события на рынке с 1986 годом, когда за несколько первых месяцев цены рухнули, но выразил надежду, что в дальнейшем ситуация стабилизируется. «Первый и второй кварталы будут очень трудными. Это большой шок для добывающих стран. Он напоминает мне о 1986 годе», — сказал он, добавив, что «цены останутся низкими на более длительное время, но не навсегда». Дадли оказался прав — летом котировки закрепились выше $ 40. Во многом стабилизации цен способствовали интенсивные переговоры России и стран ОПЕК о заморозке объемов добычи нефти.

Заветная заморозка

В течение всего года Россия и Саудовская Аравия (как ключевая страна ОПЕК) вели переговоры о заморозке добычи нефти на определенном уровне, с целью стабилизации рынка. Несколько раз сообщалось о достижении договоренностей, но каждый раз выяснялось, что это не соответствует действительности. Одной из ключевых проблем до последнего момента оставалась позиция Ирана, не желавшего ограничивать производство нефти. Тем не менее переговорный процесс был весьма интенсивным, и в ноябре он вышел на финишную прямую. 30 ноября по итогам саммита ОПЕК в Вене было объявлено о достижении членами картеля соглашения о сокращении добычи на 1,2 млн баррелей в сутки с 2017 года. Больше всех сократит добычу Саудовская Аравия — на 486 тыс. баррелей. Ирану зафиксировали квоту на уровне 3,797 млн баррелей, что даже чуть выше текущего уровня добычи Исламской Республики. Необходимо отметить, что еще 600 тыс. баррелей должны будут в следующем году убрать с рынка страны, не входящие в картель. Из этого объема половина придется на Россию. Министр энергетики Александр Новак сообщил, что снижение будет происходить с текущего уровня в 11,2 млн баррелей в сутки, процесс этот затронет все отечественные компании, и «это будет пропорциональное сокращение». По словам Новака, кроме России, к соглашению о снижении добычи планируется привлечь Азербайджан, Казахстан, Мексику, Оман, Бахрейн. Министр нефти Венесуэлы Эулохио дель Пино называл также Узбекистан, Боливию, Тринидад и Тобаго, Колумбию. По его словам, в соглашении ожидается участие стран, обеспечивающих суммарно больше 50 % мирового производства нефти. Стоит отметить, что на новостях о готовящемся снижении добычи стоимость барреля марки Brent на начало декабря перешагнула уровень $ 53. Если добыча действительно будет ограничена (а страны ОПЕК ранее неоднократно выходили за рамки своих квот), то это поможет сбалансировать рынок, на котором сейчас, по экспертным оценкам, сохраняется профицит в 1 млн баррелей в сутки. Есть, впрочем, один нюанс. К соглашению ни в каком виде не присоединились США, а значит, сохраняется риск, что выбывшие объемы ОПЕК и России заместят сланцевые производители из Северной Америки. В общем, история продолжается.

Сланцевый трамп

Результат президентских выборов в США стал, мягко говоря, неожиданным. Победу миллиардера-шоумена Дональда Трампа не прогнозировал никто. Но он победил, и теперь мир гадает, что именно из сказанного им в ходе предвыборной кампании превратится в реальную политику. Ждут первых шагов нового президента и нефтяники всего мира. Трамп обещал забросить в пыльный угол альтернативную энергетику и вернуться к старым добрым углеводородам, сняв действующие ограничения в сегменте upstream, и отказаться от импорта нефти. «Моя администрация займется настоящими, а не надуманными проблемами окружающей среды», — говорил, в частности, Трамп. Для сланцевых компаний США — это хорошая новость. «Новый президент — большая удача для индустрии нефти и газа. Будущее американских нефтяных компаний сегодня выглядит намного более радужным, чем вчера», — отмечает аналитик AlphaValue Александр Андлауэр. Но для мировой нефтяной отрасли планы Трампа несут угрозу, ведь новый виток наращивания производства нефти в Северной Америке приведет к новым дисбалансам и может обрушить цены. Впрочем, часто бывает, что после вступления в должность риторика меняется. Осталось подождать совсем немного — в январе 2017 года Дональд Трамп официально въедет в Белый дом.

Бесконечные маневры

В России падение цен на нефть привело к дефициту бюджета. В 2016 году он составит около 3,7 % ВВП, в 2017-м — около 3 %. Чтобы справиться с нехваткой средств, Министерство финансов вновь не смогло удержаться от искушения и де-факто повысить фискальную нагрузку на нефтегазовый сектор. В проекте федерального бюджета на 2017–2019 годы Минфин предусмотрел, что дополнительные налоговые сборы с нефтяников составят 140–175–210 миллиардов рублей в 2017–2018–2019 годах соответственно. Для газовиков это 170 миллиардов рублей в 2017 году и 125–130 миллиардов рублей в следующие два года. Кроме того, правительство решило еще и повысить акцизы на моторное топливо.

Подсластить горькую пилюлю должен был эксперимент по введению налога на добавленный доход (НДД) для отдельных месторождений. На момент подготовки материала законопроект о НДД проходил межведомственные согласования. «По налогам мы работу не завершили. Решение на следующий год принято, но если говорить о среднесрочной перспективе, то перед нами стоит задача, связанная с принятием законопроекта о налоге на дополнительный доход или на финансовый результат. Думаю, что это позволит сбалансировать отрицательные и положительные стимулы в нефтяном секторе», — сказал вице-премьер Аркадий Дворкович. В то же время в конце ноября в прессе появилась информация, что Минфин хочет повысить НДПИ, чтобы компенсировать выпадающие доходы от введения НДД. Если это произойдет, то нефтяники не почувствуют никакого положительного эффекта от эксперимента.

Новый путь для нефти

В минувшем году одним из важных событий в России стал ввод в эксплуатацию «Транснефтью» магистрального нефтепровода Заполярье — Пурпе, в который будет поступать нефть с месторождений Ямала и севера Красноярского края. Строительство нефтепровода началось в марте 2012 года, а первая нефть для опробования системы была принята 31 августа 2016-го. Мощность трубопровода протяженностью 525 км в однониточном исполнении составит 45 млн тонн в год. Как отмечают эксперты, новый нефтепровод позволит в дальнейшем обеспечить поставки на внешние рынки, в том числе по нефтепроводу Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Стоит отметить, что «Газпром нефть» активно работает на Ямале. Начало строительства трубопровода Заполярье — Пурпе позволило компании сфокусироваться на разработке группы Мессояхских месторождений (Восточно-Мессояхское и Западно-Мессояхское) — самых северных запасов из разрабатываемых нефтяных месторождений России на суше. В настоящее время извлекаемые геологические запасы группы оцениваются в 473 млн тонн нефти и газового конденсата, а также 188 млрд кубометров газа. Месторождения были открыты еще в 80-х годах, однако долгое время оставались невостребованными из-за отсутствия инженерной и транспортной инфраструктуры в регионе. Ввод в полномасштабную промышленную эксплуатацию Восточно-Мессояхского месторождения состоялся 21 сентября 2016 года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ