Общее дело

Выбор оптимальной стратегии разработки нефтяных месторождений

Текст: Александр Алексеев
Фото: Евгений Уваров

Казалось бы, экономика добычи нефти проста: больше качаешь — больше прибыль. Однако это справедливо только для крупных месторождений с легкой нефтью и развитой инфраструктурой, а таких сегодня почти не осталось. В этой ситуации интегрированное проектирование оказалось тем подходом, который позволяет избежать ошибок и выбрать оптимальное решение по разработке актива в зависимости от его геологической сложности, удаленности и особенностей запасов

Традиционный подход к проектированию разработки месторождений подразумевает последовательное выполнение работ разными функциональными подразделениями. Сначала геологи и разработчики занимаются подземной частью — решают, как оптимально разместить скважины и какими они должны быть, чтобы обеспечить наиболее эффективную добычу. Результат их работы передается следующей функции — инжинирингу. Здесь, в свою очередь, создается проект обустройства месторождения — наиболее оптимальный с точки зрения полученных данных.

Однако последовательное принятие этих, казалось бы, оптимальных решений не всегда дает наилучший результат для проекта в целом: выбор, сделанный одной из функций, может резко сократить пространство для маневра других, которые подключаются к работе позднее. Например, увеличение количества кустовых площадок позволяет снизить расходы на бурение, так как уменьшается длина скважин. Однако стоимость инфраструктуры при этом резко возрастает, ведь к каждому кусту нужно подвести коммуникации, построить дороги, подвести трубопроводы и линии электропередач. Если же кустов мало, инфраструктура будет дешевле, а бурение — дороже: потребуются более мощные буровые установки и дорогостоящее оборудование. Быстрый рост объемов добычи на первом этапе может привести к тому, что уже очень скоро, когда она начнет падать, существенная часть созданной инфраструктуры окажется невостребованной. Но и слишком низкий уровень добычи негативно отражается на экономике проекта. Найти здесь золотую середину — задача интегрированного проектирования.

«Более тесное взаимодействие между функциями, которое позволяет сформировать общее видение проекта и найти оптимальное решение, и называют интегрированным подходом», — объясняет начальник департамента по перспективному планированию, концептуальному проектированию и реинжинирингу «Газпромнефть-Развития» Ринат Исмагилов. Так, уже на стадии формирования решений по геологии и разработке должны учитываться инфраструктурные ограничения и возможности повышения эффективности обустройства. Кроме того, интегрированный подход дает возможность вернуться на более раннюю точку проектирования и пересмотреть отдельные параметры при появлении новых данных. Результат такой работы — оптимизация всего кейса целиком, а не отдельных его частей.

Идея, которая лежит в основе подхода, не нова: в советское время это называлось «комплексным проектированием». Однако условия для его успешного развития сформировались лишь в последние годы. Чтобы подход действительно заработал, необходима управленческая воля и последовательное развитие новой культуры в организации. Гораздо проще идти по пути наименьшего сопротивления, когда каждое функциональное подразделение не выходит за пределы своей сферы ответственности. Интегрированный подход подразумевает больший объем работы: основные параметры проекта могут многократно пересматриваться, кроме того, необходимо уметь договариваться. А если проект и без всего этого обещает быть успешным, стоит ли игра свеч? Однако по мере снижения качества запасов интегрированное проектирование становится все более важным условием для достижения приемлемого уровня рентабельности.

Применение интегрированного дизайна скважин выливается в существенную экономию

Источник эффективности

В «Газпром нефти» работа по внедрению интегрированного подхода началась в 2013 году. «К тому моменту стало понятно, что каждая функция по отдельности работает в компании достаточно эффективно и уже исчерпала возможности для оптимизации, — говорит главный эксперт по концептуальному инжинирингу „Газпромнефть НТЦ“ Олег Ушмаев. — Дальнейшее повышение эффективности было возможно на уровне интеграции разных функций: основные источники ценности находятся в решении кроссфункциональных задач».

Основные функции, которые задействованы в процессе проектирования, — это геология и разработка, а также обустройство инфраструктуры месторождений. Задача геологов — сформировать понимание о коллекторе и содержащихся в нем нефти, газе и воде. Результат их работы — геологическая модель. Разработчики должны определить, как обеспечить максимально эффективный приток нефти из пласта в скважину. Обустройщики (инжиниринг), в свою очередь, решают, как с минимальными затратами собрать продукцию, отделить нефть от воды и газа, подготовить ее и сдать потребителю. Именно инжиниринг стоит последним в этой цепочке и отвечает за конечный результат — концепцию обустройства, поэтому на него и ложится задача по интеграции — организации взаимодействия разных функций.

К работе в интегрированных командах привлекаются специалисты функции бурения и внутрискважинных работ, которые оценивают техническую реализацию проектной сетки скважин, снижая риски и стоимость их строительства. Немаловажно участие функции снабжения и закупок, ведь проекты реализуются в труднодоступных регионах, и доставка туда необходимого оборудования — всегда нетривиальная задача, что может отразиться и на проектных решениях. Привлечение к работе представителей функции капитального строительства позволяет учесть особенности того или иного региона с точки зрения возможности применения определенных строительных технологий и материалов.

Схема взаимодействия между функциями вырабатывалась в ходе длительного обсуждения. Результатом этой работы стал стандарт организации, утвержденный в феврале 2016 года.

Александр Ситников,
заместитель генерального директора по геологии и разработке месторождений «Газпромнефть НТЦ»:

В целом идеология и методология интегрированного проектирования в компании созданы. Сегодня мы развиваем и совершенствуем отдельные инструменты, которые позволят применять этот подход более эффективно. Важнейший из них — стоимостной инжиниринг. Любая интегрированная модель должна заканчиваться экономикой: важно понимать, как те или иные изменения в концепции будут отражаться на стоимости работ и инфраструктуры. Стоимостные модели содержат все основные параметры, управляющие стоимостью, и позволяют успешно проводить такие расчеты, находить оптимальные решения. C их помощью мы можем оценивать и целесообразность внедрения новых технологий — например, бурения высокотехнологичных скважин.

Перемены к лучшему

Использование в «Газпром нефти» интегрированного подхода пока только набирает обороты, но уже сейчас понятно, что одним из важнейших результатов этого процесса станет возможность оперативно реагировать на изменения внешних и внутренних условий, будь то новая геологическая информация или появление на рынке инновационных технологий. А главное — изначально понимать, что такие изменения неизбежны.

«Исходные данные по мере работы над проектом неминуемо меняются. Это может вызывать возмущение и желание призвать к ответу того, кто их предоставил. Однако проблема не в том, что данные были неверны, а в исходном дефиците информации, который не позволяет принять оптимальное решение, — считает Ринат Исмагилов. — Сейчас мы понимаем, что работа всегда идет в некотором диапазоне возможных вариантов. И принимаемые решения должны быть такими, чтобы возможные изменения внутри границ этого диапазона не убили проект».

Интегрированный подход дает возможность всем участникам процесса лучше видеть границы различных неопределенностей и вероятные отклонения от плана. А в случае необходимости — успешно управлять такими отклонениями и даже сохранять проекты, вновь выявленная информация по которым, казалось бы, ставит на них крест. Вот пример из практики. На одном из месторождений первоначальный профиль добычи давал весьма оптимистичную картину: планируемый уровень добычи нефти составлял более 9 млн тонн в год при общем объеме извлекаемой жидкости 12 млн тонн. Однако, когда концепт был уже практически готов, появилась новая информация о свойствах пласта, существенно отличавшаяся от исходной. Новые данные показывали, что скважины буду обводняться значительно быстрее, и, чтобы обеспечить добычу тех же 10 млн тонн нефти, понадобилось бы добывать во много раз больший объем жидкости.

Это приводило к многократному удорожанию инфраструктуры и в итоге к убыточности проекта. Тем не менее с помощью мультидисциплинарной команды удалось найти тот уровень добычи, при котором общий объем извлекаемой жидкости можно было удержать на приемлемом уровне и при этом сохранить рентабельность, хотя и ценой отказа от изначально запланированного уровня добычи нефти.

Пример показывает, что высокий уровень добычи нефти вовсе не означает более высокую эффективность и рентабельность проекта, а чтобы найти оптимальное решение задачи, нужно разобраться в том, какие факторы в первую очередь влияют на затраты. Специалистам одной функции было бы очень сложно принять правильное решение. Применение интегрированного дизайна скважин и поверхностного обустройства уже вылилось и в конкретные цифры экономии. Так, за счет эффективного планирования количества и расположения кустов скважин и выбора оптимальной грузоподъемности буровых установок на Новопортовском месторождении удалось снизить капитальные затраты на 25 млрд рублей.

Культура проектирования

Специалисты «Газпром нефти» создавали и осваивали интегрированный подход на практике, опираясь лишь на собственный опыт и знания. Однако сегодня встает вопрос о том, чтобы целенаправленно готовить людей к работе в таком формате. Традиционное отраслевое образование не дает выпускникам достаточно хорошего понимания особенностей работы смежных специальностей. Но самое главное — оно не дает тех управленческих компетенций и навыков, которые позволяют взглянуть на проект целиком, понимать логику его развития.

Чтобы научить специалистов смотреть на задачу с точки зрения смежных функций, в компании была разработана образовательная программа «PROконцепт». Программа позволяет ликвидировать пробелы в непрофильных знаниях. Тем, кто прошел обучение, легче встроиться в интегрированные команды и работать по-новому.

Образовательная программа «PROконцепт» учит смотреть на задачу с точки зрения смежных функций

Аналогов такой программы, по крайней мере в России, до сих пор не существовало, поэтому все пришлось разрабатывать с нуля. Программа состоит из нескольких модулей. Вначале участники проходят курсы, позволяющие выровнять их уровень подготовки по смежным дисциплинам и областям знаний, которые необходимы для формирования правильной концепции. Второй модуль посвящен проектной логике, обучению работе с неопределенностями и с рисками. Своим опытом делятся собственные специалисты «Газпром нефти» и приглашенные внешние эксперты, принимавшие участие в разнообразных проектах. Далее группа делится на геологов и инфраструктурщиков. Они углубленно изучают свои направления, но каждый день участвуют в совместных интеграционных сессиях. Финальный модуль программы — это деловая игра, в ходе которой моделируется работа над проектом от этапа поиска запасов нефти до защиты интегрированной концепции, другими словами — до принятия решения об освоении месторождения.

Валерий Батрашкин,
технический директор
«Газпромнефть-Развития»,
руководитель функции
«Инжиниринг. Реинжиниринг»
блока разведки и добычи
«Газпром нефти»:

На наших глазах совершается четвертая научнотехническая революция, и это революция управленческая. Она характеризуется появлением не новых технологий производства, а инновационных подходов в управлении. Сегодня конкурируют не технологии, а системы управления, и побеждает тот, кто продвинулся в этой области дальше других. Интегрированное проектирование — один из элементов эффективной системы управления, благодаря которому мы сможем принимать решения быстрее и качественнее. Использование этого подхода — важнейшее конкурентное преимущество компании.

Параллельно с обучением в компании идет работа над созданием программного комплекса, задача которого — автоматизировать значительную часть рутинной работы и сделать процесс обмена информацией более удобным. Он включает несколько модулей: «Геология и разработка», «Поверхностное обустройство», «Стоимостной инжиниринг», «Экономика», «Технологии добычи». Функцию объединения и обмен информацией выполняет модуль «Интегратор». Комплекс фактически позволяет полностью смоделировать месторождение, причем результат включает не только гидродинамическую модель пласта и наземную инфраструктуру, но также календарный план выполнения работ, стоимостные и экономические показатели. За счет того, что все модули взаимосвязаны, изменение одного из параметров сразу покажет, как изменится проект в целом и как это отразится на его рентабельности. Кроме того, программа дает возможность быстро проанализировать огромное количество вариантов, а значит, максимально приблизиться к оптимальному решению.

В конечном счете задача состоит в том, чтобы от интегрированного проектирования перейти к интегрированному управлению проектом. Создаваемая модель станет инструментом такого управления, позволяя эффективнее и быстрее принимать решения на всех этапах его жизненного цикла. Подход может быть применен в том числе и для реинжиниринга текущих активов в новых реалиях, а в перспективе неинтегрированные решения в проектах по добыче будут полностью исключены.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ