«Геологоразведка должна создавать стоимость»

«Геологоразведка должна создавать стоимость»

Глава дирекции по геолого-разведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти» Алексей Вашкевич о новой стратегии РРБ

СН

С чем была связана необходимость создания новой стратегии развития ресурсной базы компании?

А.В.

В последнее время мы все больше говорим о том, что ресурсная база истощается, качество ее ухудшается и нам нужно больше качественных запасов. Вместе с тем мы видим, что возможных источников ее пополнения достаточно много и попытка развивать все направления одновременно может обернуться тем, что мы не достигнем серьезного результата ни по одному из них. Нашей задачей было обобщить отдельные направления развития ресурсной базы и сфокусироваться на том, что действительно отвечает потребностям и возможностям компании.

СН

Чем ограничиваются возможности компании?

А.В.

В первую очередь, конечно, наличием финансовых ресурсов. В настоящее время значительная часть инвестиций направляется в крупные проекты, такие как разработка Новопортовского месторождения, Мессояхской группы, модернизация «Приразломной», поэтому в 2016–2017 годах с точки зрения финансирования наши возможности ограниченны. Это означает, что опции, которые требуют значительных вложений сразу, как, например, приобретение активов, становятся менее приоритетными.

Основной фокус — на работу с текущими запасами на наших лицензионных участках, где уже существует развитая инфраструктура, вход в один-два актива «Газпрома» и выход в новые поисковые зоны — сложное, рискованное, но необходимое направление работы.

СН

Зачем рисковать в не самый простой для отрасли период? Не разумнее пока ограничиться домашними и материнскими подготовленными активами?

А.В.

Расставляя приоритеты, мы должны анализировать не только сегодняшнюю ситуацию, но и потребности компании в средне- и долгосрочной перспективе, комплексно оценивать баланс факторов, влияющих на развитие бизнеса. Да, с выходом в новые поисковые зоны связаны высокие риски, однако именно здесь находятся максимальные возможности для создания стоимости. Ведь именно на этапе оценки создается 80 % окончательной цены актива. Неслучайно на рынке существует немало компаний, занимающихся исключительно геологоразведкой, повышающих за счет нее стоимость актива и затем просто реализующих его, но с огромной прибылью. Они берут на себя высокие риски, но и получают в результате максимальный приз, максимальную доходность.

Для вертикально интегрированных компаний, таких как наша, приз — это обеспечение качественными запасами, позволяющими спокойно смотреть в будущее, Но, повторюсь, без риска не будет приза. Приобретая активы на рынке, мы получаем запасы, но при этом практически не создаем стоимости. Поэтому многие мировые лидеры отрасли рассматривают геологоразведку не просто как функцию, а как эффективный бизнес.

СН

«Газпром нефть» придерживается другого подхода?

А.В.

Судите сами. Сегодня коэффициент успешности геолого-разведочных работ в среднем по отрасли — около 30 %. Это означает, что только одна поисковая скважина из трех оказывается успешной, и бизнес к этому готов. В «Газпром нефти» этот показатель — 90 %, а по некоторым активам уже больше трех лет на уровне 100 %. То есть акцент смещен с увеличения возможного выигрыша на минимизацию риска. Логически это объяснимо и в какой-то степени оправданно, но сохранение такого положения дел приведет к росту дефицита ресурсной базы после 2020 года. Уже за границей 2025 года этот дефицит может составлять порядка 10 млн т.н.э. добычи в год.

СН

То, что по новой стратегии показатель обеспеченности запасами снижен с 20 до 15 лет, проблему не решит?

А.В.

Работая над стратегией, мы изучили подходы, существующие в отрасли, сравнили себя с другими игроками рынка и выяснили, что компании с очень большими запасами нередко показывают отрицательную динамику роста добычи, а наличие масштабной ресурсной базы не всегда приводит к росту капитализации. То есть количественный показатель не так важен, как качественный. Лучше иметь ресурсную базу на 15 лет, но качественную и диверсифицированную, чем располагать запасами на 30–40 лет, которые рынок оценивает скорее как пассив, потому что рентабельно их разрабатывать при сегодняшней конъюнктуре практически невозможно.

В результате новый целевой показатель обеспеченности запасами — не менее 15 лет. Однако помимо этой долгосрочной цели устанавливается и краткосрочная — ежегодное 100 %-ное восполнение добычи приростом запасов категории 2Р. Коэффициент восполнения запасов по категории 2Р — новый целевой показатель, стимулирующий восполнение ресурсной базы, ведь именно запасы этой категории — основа бизнес-моделирования и перспективного планирования разработки месторождений.

С текущей ресурсной базой мы должны работать постоянно, причем не просто восполняя ее, но и повышая качество нашего портфеля. Мы должны наладить своего рода конвейер: приращивая 10 % более качественных запасов, надо избавляться от 10 % менее качественных в портфеле.

СН

То есть, если ничего не менять в подходах и ограничиться реализацией существующих сегодня проектов, потенциала надолго не хватит?

А.В.

При подготовке стратегии мы оценивали такой вариант. Добывать 100 млн т.н.э. к 2020 году при таком подходе мы сможем, а чтобы поддерживать добычу на таком уровне в более долгосрочной перспективе нам понадобятся дополнительные источники. Необходимо приращиватоколо 10 млн тонн в год, что равнозначно появлению у компании двух новых крупных проектов, таких как Новопортовский. При этом развитие среднего проекта в отрасли занимает порядка 10 лет. Это означает, что если этими источниками будут поисково-разведочные проекты, то этап доступа и поиска мы должны начинать уже сегодня.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ