Возрождение «Полтавы»

Возрождение «Полтавы»

Текст: Эльвира Дажунц

В Петербурге при поддержке «Газпром нефти» строится точная копия линейного корабля петровской эпохи «Полтава» — первого крупного судна, заложенного и построенного на Санкт-Петербургском адмиралтействе

Назад в будущее

Лахта, солнечный день, XXI век. Звонко жужжат пилы. Время от времени что-то бухает, лязгает, скрипит. По воздуху плывут запахи влажногодерева и свежих опилок, совершенно не свойственные мегаполису. В середине дня всё вдруг резко стихает и становится слышен смех и упругий звук мяча, отскакивающего от стен ангара. Это означает, что наступил обеденный перерыв — корабельные плотники вышли играть в волейбол, что здесь всячески поощряется. Будь здесь Петр — прыгал бы выше всех, наверно...

На верфи исторического судостроения продолжается строительство корабля «Полтава», заложенного 27 февраля 2014 года. Судно по-прежнему в лесах, но уже обозначились крутые обводы корпуса, ребра — огромные шпангоуты, каждый весом 5,7 тонн — совсем скоро скроются за обшивкой. Мастера заканчивают устанавливать кильсон, продольный брус, который связывает шпангоуты. Заложили контртимберсы. Одновременно идут работы на гондеке (оружейной палубе), орлопдеке (где располагается хозяйство боцмана и лазарет). Закладывают брус под капитанский балкончик. Устраивают пушечные порты. Готовят подушки под мачты — фок, грот и бизань...

Фрегат «Полтава»

Высота грот-мачты «Полтавы» — 47 м, максимальная длина корпуса судна — 39,8 м, ширина — 11,9 м, вес — 1200 тонн, осадка — 4,5 м. Ходить корабль-реплика будет только под парусами, как и его прототип.

Петр Первый строил свой флагманский корабль три года и еще год оснащал его на воде. Это был фантастически рекордный срок для строительства такого корабля в то время. На его строительстве работали 367 человек. Согласно петровским «Ведомостям», на постройку «Полтавы» ушло 1800 дубов. При строительстве реплики уже израсходовано 1837 дубов возраста свыше ста лет, и это еще не окончательная цифра.

В трюме исторической «Полтавы» был балласт — 300 тонн камней, там же хранились бочки с пресной водой, с пивом и вином (для господ офицеров) и дрова. Топился только камбуз, ни одно помещение на корабле не отапливалось.

Для выхода в море на современной «Полтаве» будет достаточно 40–50 человек. А во времена Петра на корабле служили 380 человек: 150 человек из петровской гвардии (преображенцы, семеновцы) и 230 матросов. Должность корабельного артиллериста тогда была самой опасной: орудие весом от 539 кг до 2,7 тонн откатывалось на 2–3 м назад и часто придавливало людей, а чистить и заряжать пушку надо было с борта, над водой, на виду у корабля противника.

Парусные линейные корабли строились и применялись с XVII века и до начала 1860‑х годов для морских боев с использованием линейной тактики. В этом случае корабли выстраиваются в линию друг за другом, чтобы во время своего залпа быть повернутыми к противнику бортом, ведь наибольший урон вражеским кораблям наносил залп из всех бортовых орудий одновременно.

Корабль «Полтава» полностью строится из дерева. Корпус — из дуба, мачты и реи — из сосны, обшивка — лиственница. Триста лет назад у Петра с материалами проблем не было. Задумав сделать Россию морской державой, царь в считаные месяцы создал в стране необходимую инфраструктуру. Построил пильни, где разделывали дуб и делали плахи, специальные бригады собирали кокоры и кницы*. Мужики сплавляли это все по рекам, тащили по перекатам и потом на подводах свозили в Петербург. Это была адова работа! За кадром (и уже навсегда) осталось понимание того, как вековые дубы вынимали в то время из леса. И в наши-то дни, когда существуют фуры, трелевочные трактора и дороги — хотя бы проселочные — это очень непросто...

За основу декора «Полтавы» Петром Великим был выбран миф о боге Фаэтоне

Елена Илюхина,
член правления «Газпром нефти», генеральный директор «Многофункционального комплекса «Лахта центр»:

Парусник «Полтава» располагается на территории «Лахта центра», и это соседство вполне логично для самого масштабного проектаСанкт ‑Петербурга. «Лахта центр» должен стать символом Петербурга XXI века. Символом, который гармонично сосуществует с исторической частью города, является его продолжением. Поэтому сегодня мы инвестируем не только в строительство делового центра, но и в создание новых культурных объектов, одним из которых станет точная копия прародителя русского флота.

Но зато найти сейчас 12-метровый дуб необходимого диаметра, крепкий, без дупел и гнили, невероятно сложно. Кораблестроители объездили десятки лесхозов на Кавказе, в Туле, в Воронеже, в Поволжье. «В связи с сельскохозяйственным и промышленным освоением Восточно-Европейской равнины происходила деградация зоны широколиственных лесов... состояние дубов заметно ухудшилось, даже у средневозрастных древостоев наблюдается поврежденность грибковыми и вирусными заболеваниями...» — такие письма приходили руководителю верфи Андрею Грошикову в ответ на его запросы. С сосной тоже беда. Чтобы отобрать один кубометр, пригодный для строительства корабля, выбраковывали 50 кубометров лучшего сортового леса...

Технологии на службе истории

Задача, которую ставят перед собой корабелыисторики, — максимально приблизить прошлое. Буквально погрузиться во тьму веков. Но как бы ни хотелось сегодня построить копию «Полтавы» при помощи технологий трехсотлетней давности, это уже не получится. Да и не нужно. Крепежные детали с резьбой — болты и гайки — появились только во второй половине XVII века, петровские же мастера использовали железные прутья с зубцами. И еще шпильки, которые, раскалив на огне, сплющивали с обеих сторон при помощи кувалды и такой-то матери. Но дерево имеет свойство рассыхаться и разбухать, крепления ослабевают. Поэтому после каждого морского похода нужно было корабль ремонтировать — ставить, как говорят моряки, на тимберовку. Сейчас используют современный крепеж, и болты, когда будет надо, можно будет подтянуть. Скобы, шпильки, огромные гвозди, самый маленький из которых весит 4 кг, которые куют здесь же, в кузнице, — оцинкованные, потому прослужат долго, ржаветь не будут. «Полтава», уверяют кораблестроители, прослужит лет сто, даже больше.

«Полтава» будет одной из самых точных реплик старинных кораблей, включая декоративные детали

В так называемый набор деревянного корабля входят закругленные детали. Доски, которыми их обшивают, тоже должны иметь круглую форму. И сегодня, и тогда дерево гнут с помощью пара. Но раньше разводили огромный костер, брус подвешивали над огнем, а подмастерья все время поливали детали водой, кляня день, в который появились на свет. После чего доски ставили на дыбу, и они высыхали, сохраняя нужную кривизну. Сегодня эту жуткую, непосильную работу делают с помощью мощных домкратов и электрических парогенераторов...

Основной материал при строительстве — дубы, но найти подходящее дерево невероятно сложно

Триста лет назад паруса были льняными, такелаж — из пеньки (коноплю, между прочим, три года мочили в речной воде). Паруса рвались, пенька гнила, на борт брался изрядный запас расходных материалов, и боцман молился, чтобы его хватило до конца морского похода. В наше время материалы эти не в пример прочнее, потому что синтетические. Но при этом паруса шьются так же, как и при Петре — вручную, при помощи наперстка-гардамана. Миллион стежков, 2 тыс. люверсов-отверстий, каждое из которых должно быть тщательно обшито вощеной нитью.

Вместо горячей смолы — специальный герметик, вместо ручных инструментов — электрические, вместо стрел, которые приводились в движение при помощи лошадиной тяги, — лебедки и краны. А все остальное должно быть точно таким же, как и при Петре Великом. Это будет одна из самых точных реплик старинных кораблей!

В честь Великой победы

Петр жил и работал стремительно, не теряя дней, часов, минут. 27 июня русские разгромили шведов под Полтавой. Всего через месяц государь потребовал от Федосея Скляева, товарища по детским играм, который учился корабельному делу за границей и стал у царя главным кораблестроителем, «...немедля послать в Казань лутчево подмастерья, которой бы мог приуготовлять корабелные леса»; и тот уже в ноябре доложил: «Корабль к закладу готов фор и ахтер-штевены и шпангоуты все наделаны...» И вот «...декабря в 6 день в Санктпетербурге заложил сам Государь корабль, именем Полтаву, в память бывших трудов Полтавских».

Пушки «Полтавы» заставили Европу считаться с Россией

Царь торопился. России нужен был флот. Вспомним, что за несколько лет до этого Россия потеряла Азовское море в ходе неудачного Прутского похода. Были уничтожены крепости, отвоеванные у турок — Таганрог, Азов, — и Петр вынужден был продать врагу (выгодно, правда) четыре судна, в том числе и «Гото Предестинацию» — «Божье провидение», 58-пушечный парусный линейный корабль, построенный на Воронежской верфи. Первый, кстати, корабль, созданный без участия иностранных специалистов, исключительно своими силами, своим умом.

Флота не стало. Казалось бы, морская история России, едва начавшись, на этом и закончится. Но Петр, вдохновленный великой викторией под Полтавой, перевел дух и сказал себе что-то вроде того: «Не получилось на юге, построим на севере. А на юг еще вернемся!» И все начал сначала.

«Время было такое. Все делалось скоро, в спешке, шла Северная война... Это потом архивы стали наполняться — а тогда люди не думали о том, чтобы оставить следы, — объясняет Михаил Плеханов, специалист по деревянному судостроению, главный строитель верфи „Полтава“. — Начиная, мы даже не представляли, с какими трудностями предстоит столкнуться. Сохранилось всего несколько документов и чертежей, относящихся к петровской кораблестроительной эпохе. Данные скудные, разрозненные, противоречивые. А трудные вопросы у нас возникают ежедневно...»

Морское детище «Газпром нефти»

Воссоздание первого линейного корабля Балтийского военно-морского флота «Полтава» началось по инициативе председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера. Позднее проект вошел в программу социальных инвестиций «Газпром нефти» «Родные города». Таких крупных инициатив, направленных на формирование новых культурных традиций и достопримечательностей в регионах деятельности, у компании несколько. Достаточно хотя бы вспомнить уже ставший визитной карточкой региона кинофестиваль «Дух огня» в Ханты-Мансийске. До этого компания поддерживала археологические раскопки в Выборге, выступала спонсором Фонда культурно-просветительских программ «Петропавловская крепость».

Впрочем, «Полтава» не просто еще один просветительский проект в Санкт-Петербурге. Для великих морских держав реплики известных кораблей — это целый пласт истории страны. Такие музеи, существующие во многих странах, становятся центром притяжения туристов со всего мира. Достаточно вспомнить музей кораблей викингов в Осло или родную питерскую «Аврору». Будучи в свое время ключевым судном возрождающегося после неудачных Азовских походов российского флота, восстановленная «Полтава» обещает стать сердцем современного научного, культурного, исследовательского и педагогического центра изучения морской истории города и страны. А значит, благодаря поддержке «Газпром нефти» в городе появится еще один уникальный памятник, символ становления морской военной мощи России.

Ответы порой подкидывает сама жизнь. Так, умозрительные соображения специалистов верфи о сечениях основных связей петровских кораблей неожиданно подтвердила подводная археологическая экспедиция, изучившая останки затонувшего парусника петровских времен и опубликовавшая результаты своих исследований.

«Мы пытаемся воссоздать часть нашей истории. Того особенно яркого, пассионарного ее периода, когда Петр заставил Европу считаться с Россией, — говорит генеральный директор верфи исторического судостроения „Полтава“ и председатель правления Фонда поддержки, реконструкции и возрождения исторических судов Андрей Грошиков. — „Полтава“ был первый линейный корабль четвертого ранга, достаточно скромный по сравнению с судами, построенными позже. Но ее 54 пушки можно сравнить с баллистической ракетой „Булава“: оружие не используют, но все знают, что оно есть. Таким было начало российского военного господства на Балтике».

Философия проекта

«С этим все просто, — говорит Андрей Грошиков. — Дети наши, к огромному сожалению, историю России понимают плохо. Мало кто знает, что в начале XVIII века шведы фактически захватили Европу и пошли на Восток, мало кто представляет, что было бы с нашей страной, проиграй тогда Петр Карлу XII... Но историю невозможно выучить только по учебникам. Лучше один раз показать, чем сто раз рассказать. Дети должны увидеть, причем не картинку в айпаде, а настоящий корабль. Потрогать его, вдохнуть запах дерева, покрутить штурвал, попробовать вязать морской узел, узнать, что такое блиндарей, бом-кливер, крюйс-стеньга, бей-фут-бегинрей... Представить, как отдыхала команда после вахты — все вместе вповалку на палубе...

А вы, кстати, знаете, что на „Полтаве“ спальное место офицера отличалось от спального места матроса только тем, что он мог локти положить рядом с собой?.. Условия были страшные. Время было такое... страшное. И великое. Жизнь человеческая ничего не стоила, — но какую цену для нас имели те деяния!»

...Под конец жизни Петр издал указ — сохранить все те корабли, которые участвовали в Северной войне, и те, которые русские моряки взяли в плен, дабы «донести память до потомков...» Но ничего от того флота не осталось. «Полтава» в громких сражениях не участвовала, честно несла службу на Балтике, охраняя завоеванные территории. А через 20 лет сгнила в Кронверкском канале и была разобрана на дрова.

Позже гордое имя «Полтава» носили еще несколько российских кораблей: парусники, построенные при Елизавете, Александре I и Николае I, а также броненосец, транспортный корабль и дредноут XX века. А в мае 2017 года точную копию петровского линейного флагмана спустят на воду. Его будут достраивать еще в течение года, после чего 54-пушечный корабль займет место у причала рядом с парком 300-летия Петербурга, на территории «Лахта центра», став центром большого музейного комплекса и... еще одним символом Северной столицы. В праздники корабль под парусами и в сопровождении буксиров будет выходить в море и салютовать из всех своих 54 пушек.

И история «Полтавы» начнется вновь.

* Кокора — часть елового ствола с корнями, приблизительно ему перпендикулярными. При постройке судов использовались в обустройстве днища, при этом корни служили связующей частью между днищем и другими частями корпуса. Кница — пень с толстым корнем. Ее использование аналогично применению кокоры.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ