«Главное — экономическая целесообразность»

«Главное — экономическая целесообразность»

СН

В «Газпромнефть-Аэро» сейчас реализуется сразу несколько программ оптимизации затрат, причем достаточно необычных. Что послужило стимулом для их запуска?

И.Д.

Перед производственным блоком «Газпромнефть-Аэро» стоят три основные задачи, решением которых мы занимаемся с самого основания компании.

В первую очередь это, конечно, безопасность полетов. Она может быть гарантирована только при полном соблюдении всех производственных требований, обеспечении высокого качества топлива и проведении качественной заправки.

В свою очередь, качественное предоставление услуг могут обеспечить только высококлассные специалисты, именно коллектив — главная ценность нашей компании. Поэтому производственная безопасность, охрана труда, сохранение жизни и здоровья нашего персонала — не менее глобальная задача, которую мы ежедневно решаем.

И третье направление — это построение экономически выгодного, правильного и целесообразного производственного процесса. И вот здесь всегда есть место оптимизации. Это не дань моде, не веление времени — этим мы занимаемся постоянно и добились вполне ощутимых результатов.

Современные ТЗА на шасси Volvo работают в том числе на аэродромах в труднодоступной местности
Фото: Максим Авдеев

При построении экономически правильного производственного процесса всегда есть место оптимизации

СН

Речь как раз идет об инсорсинге? Это не самый распространенный инструмент оптимизации, в том числе и в «Газпром нефти» — почему решили использовать его?

И.Д.

Это выгоднее — вот и все. Первой ласточкой для нас стал проект собственной метрологической службы. На предприятиях «Газпромнефть-Аэро» несколько сотен счетчиков, когда мы посчитали, сколько платим сторонним организациям за их поверку, то решили создать собственное подразделение. Аккредитовались, приобрели оборудование, получили клеймо поверителя и вот уже четыре года как самостоятельно осуществляем контроль наших счетчиков.

Это в два раза дешевле, чем заказывать поверку у сторонних организаций, плюс гарантированное качество работы. На отдаленных аэродромах, где поблизости нет специализированных центров, к нам приезжали поверители с оборудованием, не соответствующим действующим стандартам, которое при этом выполняло роль образцового.

СН

Несколько метрологов справляются со всем объемом работ?

И.Д.

Счетчики проверяются раз в два года, поэтому за год им надо объехать 18–20 предприятий. При этом одновременно с поверкой наши специалисты осуществляют метрологический надзор, что требуется законом.

СН

Успех этого проекта стал базой для продолжения работы в направлении инсорсинга?

И.Д.

Дело не в успехе, а, опять же, в целесообразности. На предприятиях «Газпромнефть-Аэро» эксплуатируется полторы сотни топливозаправщиков. Пока машины находились на гарантийном обслуживании, мы платили только за расходные материалы, а работы проводились бесплатно в сервисных центрах дилера. Теперь же ситуация изменилась коренным образом, с каждым годом общий объем постагарантийных ТЗА растет. Именно по этой причине и появился проект самостоятельного техобслуживания машин.

СН

Как в Volvo отнеслись к этой идее?

И.Д.

Специалисты «Газпромнефть-Аэро» нашли весомые аргументы, чтобы выбрать оптимальную схему взаимодействия с нашими партнерами. Было принято стратегическое решение провести обучение нескольких специалистов компании на производственной базе Volvo. Для выбора этих людей была разработана специальная схема. Мы разделили все предприятия на кластеры по географическому признаку. На предприятиях в этих кластерах выбрали механиков и водителей с опытом обслуживания машин, имеющих специальное образование, потому что Volvo машина достаточно умная, при обслуживании требует компьютерного тестирования. Эти люди прошли курс обучения, получили официальные удостоверения от Volvo, которые, впрочем, действительны только на период работы специалиста в структуре «Газпромнефть-Аэро».

СН

При этом вы сменили и поставщика расходных материалов?

И.Д.

Не всех, только смазочных материалов и спецжидкостей, что, согласитесь, вполне логично для дочернего предприятия нефтяной компании. Масла, смазки мы закупаем у «Газпромнефть — смазочных материалов», что выгодно и им, и нам: они получили постоянного клиента, а мы качественные материалы по оптимальным ценам. Необходимое для тестирования оборудование и другие расходники мы централизованно закупаем у Volvo.

Любое решение, которое принимается в рамках программы повышения операционной эффективности, диктуется исключительно экономической целесообразностью

СН

Экономия получилась серьезной?

И.Д.

Результат есть, но еще должно окупить себя оборудование и появиться большее количество постгарантийных машин. Планируем, что в 2016 году эффект от программы должен вырасти в три-четыре раза — до 10–11 миллионов, что уже существенно. И из года в год он будет увеличиваться — с ростом доли постгарантийных машин в автопарке компании.

СН

В качестве обслуживания компания не теряет?

И.Д.

Во-первых, Volvo — хорошие машины и редко выходят из строя. А там, где необходимо, в отличие от сторонних специалистов, наши работники могут провести повторное тестирование и по несколько раз. Поэтому мы скорее выиграли, чем потеряли. При этом сами мы можем применять принцип разумной достаточности при обслуживании, что тоже позволяет сэкономить.

СН

Планы оптимизации этими проектами не ограничиваются?

И.Д.

На этот год мы запланировали их даже больше, правда, не столь эффективных. Но, как известно, копеечка рубль бережет. Самый интересный из них — проведение медицинских осмотров собственными силами. Производственный персонал по нормативам проходит их дважды — в начале и в конце смены. Опасный производственный объект, взрывопожароопасный, работы на высоте — поэтому мы подошли к вопросу так жестко. При этом медкабинеты часто расположены неудобно. В Новосибирске, например, сотрудники компании тратят массу времени в очередях в медпункте аэропорта. Где-то нашим сотрудникам приходится ездить в городские поликлиники перед работой, поскольку проводить обследование могут только лицензированные медучреждения. В зависимости от численности персонала на некоторых предприятиях создание собственных медкабинетов экономически выгодно, а где-то это нецелесообразно. Поэтому собственные медслужбы планируем создать на 10 предприятиях, в этом году — открыть в четырех-пяти.

Еще один выгодный проект — перевод автотранспорта, перевозящего людей и грузы, с бензина на газ. Также мы планируем самостоятельно заниматься градуировкой трубопроводов, поскольку сейчас строим достаточно много новых складов ГСМ.

СН

Если станет выгоднее вновь выводить взятые под себя процессы на аутсорсинг, пойдете на это?

И.Д.

Почему нет? Конечно. Это все вопрос исключительно экономической целесообразности. И, конечно, качества услуг. Если мы можем сделать не только дешевле, но и лучше, то почему этим не воспользоваться? Главное, чтобы решение третьей основной задачи нашего бизнеса помогало решению остальных двух.

На 85% удалось сократить объем ежегодных затрат на поверку счетчиков в результате создания собственной метрологической службы

На 75% планируется сократить расходы на обслуживание топливозаправщиков в 2016 году, сэкономив более 10 млн рублей

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ