«Самое главное, что дает новый закон — активное вовлечение бизнеса в процесс стандартизации»

«Самое главное, что дает новый закон — активное вовлечение бизнеса в процесс стандартизации»

Уже давно доказано, что стандартизация — основа правильно организованного экономического процесса, причем это касается всей цепи — от организации производства до конечного результата, в случае нефтяной отрасли — выпуска продукта с жестко оговоренным качеством. В прошлом году произошло крайне значимое событие для российской национальной системы стандартизации: теперь ее функционирование и развитие регулируется отдельным федеральным законом — № 162‑ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации». О том, что меняется для бизнеса с принятием этого документа, корреспонденту «Сибирской нефти» рассказал начальник департамента совершенствования операционной деятельности НПЗ «Газпром нефти» Николай Карпов

СН

Каким образом до появления закона «О стандартизации» регулировалась эта сфера?

Н.К.

Существовал единый закон о техническом регулировании, который охватывал в том числе и сферу стандартизации. Но это отдельный, очень важный и серьезный пласт вопросов, который в таком виде оказывался фактически выпавшим, второстепенным элементом. На соответствующем уровне в итоге оказывалось и само развитие системы стандартизации в стране. Функции техрегулирования, стандартизации разделены на законодательном уровне.

СН

Что дает такая специализация?

Н.К.

Как и любой другой закон, 162-й ФЗ призван расставить все точки над i в четко определенной сфере. В которой, объективно, белых пятен немало. Главная заявленная цель — проведение единой государственной политики в сфере стандартизации. А в числе задач, которые предполагается решить с помощью закона, разработчики называют и улучшение качества работы отраслей, и качества продукции, и обеспечение условий для развития экспорта товаров, отвечающих требованиям мирового рынка, и рациональное использование ресурсов. Насколько в итоге совпадут ожидания и реальность, конечно, покажет время.

СН

Закон — это основополагающий документ, чего вы ждете от его появления с точки зрения развития бизнеса «Газпром нефти»?

Н.К.

Разумеется, все изменения мы рассматриваем с точки зрения нашего бизнеса — производства нефтепродуктов. Ведь все они выпускаются по ГОСТам, по нормативным документам, и для нас крайне важно понимать, какие изменения вносятся в тот или иной стандарт, зачем это делается, может ли наше производство обеспечивать необходимые характеристики. И в этой связи самое главное, что, на наш взгляд, дает новый закон — это активное вовлечение бизнеса в процесс стандартизации.

СН

Каким образом? А сейчас этого не происходит?

Н.К.

Конечно, мы участвуем в обсуждении новых нормативных документов. Мы собираем отзывы с заводов, высказываем свое мнение, формируем отзывы, а дальше просто получаем информацию о том, что наши замечания приняты или отклонены. Без объяснения причин, по которым это произошло, без обратной связи, без комментариев от разработчиков. Новый закон активизирует, а во многом реанимирует работу Технических комитетов по стандартизации, которые в свое время создавались для того, чтобы разрабатывать нормативные документы системы стандартизации с привлечением всех заинтересованных сторон. Именно в рамках ТК мы можем принимать участие в обсуждении стандартов, задавать вопросы и, самое главное, получать на них ответы. В работе главного профильного для нас ТК 023 «Техника и технологии добычи и переработки нефти и газа» — сейчас это МТК 523 — в настоящее время участвуют сразу трое специалистов дирекции нефтепереработки. Более того, если у нас есть заинтересованность в появлении того или иного нормативного документа, мы будем спонсировать этот процесс.

СН

Что именно спонсировать и кто это делал раньше?

Н.К.

Разработка стандарта — это исследования, экспертиза. В Европе страны тратят на это десятки миллионов евро в год. У нас же уровень финансирования был, что называется, «рубль на документ». Деньги шли в большей степени из федерального бюджета. Что, впрочем, вполне объяснимо: зачем бизнесу вкладывать деньги в систему, обслуживавшую в основном государство. А до появления закона так и было. Но бизнес готов участвовать в разработке стандартов, которые обеспечивают ему конкурентное преимущество, позволяют использовать закрепленные в этих документах лучшие практики. Теперь принципы работы технологических комитетов определены на законодательном уровне, и принципы эти учитывают интересы бизнеса.

СН

Какие еще стороны деятельности компании затрагивают изменения, зафиксированные в ФЗ «О стандартизации»?

Н.К.

Сейчас очень активно меняется сама система стандартов: в каждой сфере деятельности разрабатываются технические регламенты Европейского экономического союза. В рамках этого процесса дорабатываются российские ГОСТы — теперь они будут приниматься не как ГОСТ Р, а как межгосударственные стандарты, которые будут действовать во всех государствах — членах ТС. Все эти страны входят в сферу наших бизнес-интересов, меняются правила игры и на внутреннем рынке. Кроме того, теперь мы можем впрямую использовать существующие зарубежные стандарты, в том числе и при разработке стандартов компании для внутренних бизнес-процессов, на базе которых впоследствии при необходимости можно создавать и национальные стандарты.

СН

О каких бизнес-процессах идет речь?

Н.К.

В этом году мы начинаем масштабную работу по описанию и стандартизации сквозных бизнес-процессов корпоративного центра и НПЗ с высокой степенью детализации — вплоть до уровня конкретного исполнителя. Если нам удастся создать рабочую эффективную систему управления, стандарт на единый бизнес-процесс, почему бы не выйти с инициативой на ТК и не распространить наш опыт на всю нефтепереработку?

СН

Что предстоит сделать для создания такого стандарта?

Н.К.

Многое. Например, совсем недавно разбирались с системой документооборота на предприятиях. Как выяснилось, старая министерская инструкция уже не действует, а нового стандарта просто не существует. То есть это серьезный пробел в очень важном для НПЗ процессе ведения учетных записей, вахтовых журналов, журналов распоряжений, журналов качества и т. д. Так что будем погружаться и решать проблему. Это, кстати, важно не только для какого-то отдельно взятого подразделения компании. Стандартизация бизнес-процессов — это работа для всех дирекций и блоков.

Новый ГОСТ на зимний дизель

1 июля 2014 года был введен в действие новый государственный стандарт на дизельное зимнее и арктическое топливо — ГОСТ Р 55475–2013. Инициаторами разработки нового ГОСТа выступили специалисты «Газпром нефти». Согласно действующему до 2013 года стандарту отбор углеводородных фракций для зимнего дизельного топлива должен был происходить при температурах не выше 340°C. Такое топливо получали путем прямой перегонки нефти. Однако в настоящее время разработан более эффективный способ получения зимнего и арктического дизельных топлив — с помощью каталитической депарафинизации. В этом случае предельная температура выкипания для зимнего топлива будет такой же, как и для летнего: 360°C. Это несоответствие ГОСТу и стало поводом для разработки нового стандарта, который отвечал бы современным технологическим возможностям нефтепереработки. ГОСТ Р 55475 «Топливо дизельное зимнее и арктическое депарафинированное» разрабатывался во ВНИИ НП в течение двух лет. Стандарт и само выпускаемое по новой технологии зимнее дизельное топливо прошли процедуру согласования с крупнейшими производителями автомобильных двигателей — «КамАЗом» и Ярославским моторным заводом.

СН

Существуют у компании какие-то победы в сфере стандартизации — то, что уже применяется, приносит компании прибыль?

Н.К.

Да. По инициативе «Газпром нефти» был разработан и введен новый национальный стандарт ГОСТ Р 55475–2013 «Топливо дизельное зимнее и арктическое депарафинированное». Это позволило нам наладить производство и продажу зимнего дизеля, произведенного на наших модернизированных установках гидроочистки, оснащенных блоком депарафинизации, а такая технология позволяет выпускать высококачественное топливо и оптимизировать работу производственного комплекса, сделать его более гибким.

Еще один значимый проект — участие в разработке государственной автоматизированной системы «Нефтеконтроль», предназначенной для учета нефти и нефтепродуктов. Реализация пилотного проекта в периметре «Газпром нефти» была направлена на получение оперативной и достоверной информации о производстве и движении нефти и нефтепродуктов на территориях производственной деятельности компании. Сейчас результаты проекта закрепляются в качестве документов системы стандартизации компании.

СН

Существуют ли какие-либо актуальные задачи в этом направлении, которые планируется решать в ближайшее время?

Н.К.

Такие задачи есть всегда. Например, сейчас модернизируется ГОСТ 10227, которым регулируется качество авиационного топлива. Нам поступил запрос от ВНИИ НП и Минэнерго оценить изменения, связанные с адаптацией стандарта к системе стандартизации Таможенного союза. Нас не устроил ряд позиций, мы направили свои предложения разработчикам стандарта, однако пока обратной связи не получили.

Кроме того, не стоит забывать и о роли стандартизации в процессе импортозамещения. Ведь бизнес, разрабатывая требования к необходимому оборудованию, привязывая их к российским нормативным документам, а не к импортным, создает стимул для развития отечественного машиностроения, обслуживающего нефтяную отрасль. И, кстати, именно новый закон «О стандартизации» оговаривает это условие — раньше такого не было. Так что ситуация в сфере стандартизации еще раз доказывает правило: только в партнерстве государства и бизнеса можно достичь наилучших результатов. Без такого партнерства сложно решать актуальные задачи развития экономики, тем более в такое непростое время, как сейчас.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ