Искусство улиц

Искусство улиц

Фестиваль «Стенограффия» завершился грандиозным праздником в Петербурге

Текст: Эльвира Дажунц
Фото: Кирилл Сыропятов, Павел Иванов, Николай Кривич, Максим Лоскутов, Руслан Шамуков

«Будет всегда лучше, чем было», — это утверждение, исполненное радостными буквами, появилось несколько лет назад на самой обычной серой стене в самом обычном городе. Выпустил его в свет известный уличный художник Кирилл Кто, добавив в мир немного оптимизма и ярких красок. Эта максима идеально отражает смысл фестиваля «Стенограффия», в рамках которого она, собственно, и была обнародована. Фестиваль, вот уже второй год поддерживаемый «Газпром нефтью», летом прокатился по стране и в ноябре завершился в Санкт—Петербурге

Фестиваль «Стенограффия» родился в Екатеринбурге в 2010 году. Спустя пять лет «Стенограффия» получила поддержку «Газпром нефти», став частью программы социальных инвестиций «Родные города». Расширился не только круг участников (помимо российских художников, в фестивале принимали участие мастера из стран СНГ, Италии, Германии, Швейцарии, Франции, Испании, Бразилии), но и география — за счет регионов присутствия компании. В прошлом году праздник пришел в Оренбург, Ханты-Мансийск, Ноябрьск, Муравленко и пересек Северный полярный круг, отметившись в Новом Порту и Мысе Каменном. Именно в эти населенные пункты неожиданно образовалась очередь из художников — каждый хотел, чтобы его арт-объект существовал на фоне снежных равнин и северного сияния. Эксперимент можно было считать удачным, выиграли все: художники смогли реализовать свои идеи, муниципальные власти получили вместо подпольных бомберов талантливых райтеров*, рисующих не где-попало, а там-где-надо, горожане — положительные эмоции, города — новые достопримечательности. В Екатеринбурге пришлось даже напечатать путеводитель для туристов по местам вновь созданных арт-объектов. Некоторые из них, кстати, попали в ведущие международные каталоги уличного искусства, в том числе и в Google Art Project.

Музыкальное училище в Омске

А в этом году «Стенограффию» принимали еще и в Омске, который летом праздновал свое 300—летие, и в Санкт-Петербурге — городе, который, казалось бы, должен совершенно отторгать идеи граффити и стрит-арта.

Всадник на летящем коне

Как правило, картины, созданные уличными художниками, названий не имеют: стрит-арт — искусство безымянное, за редчайшим исключением. Но если картине на стене дает название народ, значит, все правильно. Значит, город идею художника понял и принял, а картина будет жить. На языке граффитистов это называется «поймать фидбэк», то есть установить обратную связь, вовлечь жителей в диалог. Это и есть мечта, цель каждого, кто работает в стрит-арте.

Медведь стал настоящим символом Ханты-Мансийска

В прошлом году в Ханты-Мансийске Александр Галешников из Екатеринбурга нарисовал медведя в три медвежьих роста, а также луну и звезды. Брутальное животное в городе встретили как родное. Теперь скейтбордисты договариваются пойти кататься «к медведю», «у медведя» назначаются свидания, а приезжим объясняют, как найти Центр для одаренных детей Севера: «Направо, налево, там увидите медведя...» В этом году картина была продолжена: добавилась созданная в той же стилистике рыба. Серое пространство стены уменьшилось, но полностью не исчезло, поэтому здесь горячо спорят о том, кто появится здесь в следующем году: гордый северный олень, лисица или полярная сова.

В Омске преобразилось здание музыкального училища им. В. Я. Шебалина. Екатеринбургский художник Андрей Топоров создал иллюзию, «вскрыв» одну из стен учебного заведения и показав, что происходит внутри: четверо грузчиков ловят падающий рояль. И преподаватели, и учащиеся остались в восторге, а студенческий жаргон обогатился выражением «Ну что, пойдем рояль ловить?», означающим, что надо спешить на занятия.

Фестиваль «Стенограффия» начинается с конкурса эскизов и отбора поверхностей для их исполнения, которые предоставляют муниципальные власти. При этом художникам никто не вправе диктовать, что именно рисовать. Но каждый город имеет свои пожелания, и художники их чутко улавливают. В северных городах, где зима длится девять месяцев в году, появляются очень теплые, яркие, «летние» рисунки — такие, как, например, яркий бумажный кораблик и перевернутый зонтик в Муравленко. В Ханты-Мансийске оживают герои эпоса народов ханты и манси. В Оренбурге техническую будку укрывает пуховый платок. В Омске улицу Чокана Валиханова, местный Арбат, полностью преобразил могучий всадник на летящем коне — Манас, киргизский богатырь. Известный райтер Константин Zmogk (Москва) потратил на создание картины высотой в три этажа два дня и 160 баллончиков с краской. Выбор темы объяснил так: «Меня никто не ограничивал, не ставил никаких рамок, и за это огромное спасибо фестивалю. Почему именно Манас? Благодаря Валиханову, выдающемуся ученому и просветителю, эпос киргизского народа стал широко известен, поэтому на улице его имени и должен был появиться легендарный богатырь...»

Киргизский богатырь Манас украсил один из домов в Омске

Дитяффити

Известный райтер из Новосибирска Марина Ягода на «Стенограффии-2015» работала в поселке Новый Порт. На одноэтажном здании она изобразила девочку, которая любит читать сказки. «Моя миссия была в том, чтобы разжечь огонек интереса к граффити, уличной культуре, — делилась своими впечатлениями Марина, которая еще раз убедилась, что у творчества универсальный язык, ломающий все барьеры. — Дать ребятам возможность выразить себя без рамок, цензуры, навязанных авторитетов. И случилась магия — меня впустили в свой особенный, не всегда понятный детский мир. А я, в свою очередь, рассказала о мире моем: что важно для меня, как все началось. Чего хочу, о чем мечтаю... Мне кажется, я изобрела новое направление в искусстве: дитяффити. Просто берешь понравившегося тебе ребенка и рисуешь им!» Получилось сотворчество, кооперация, праздник: все вместе они — Марина Ягода, ее команда «ТакНадо» и дети — красили стену, на практике постигая, что менять мир к лучшему трудно, но можно.

В этом году Марина Ягода работала в Ханты-Мансийске. На невыразительной городской стене она изобразила Обь и Иртыш, образы двух рек, на месте слияния которых стоит город. «Иртыш и Обь — это мужское и женское начало, это интерпретация Инь и Ян, — объясняет художник. — День и ночь, темная и светлая стороны жизни. Над водой — под водой, сон — бодрствование...» Местные романтически настроенные девушки тут же дали такое объяснение картине: влюбленные разлучены и никогда не смогут встретиться, хотя и очень стремятся к этому.

Вообще же «Стенограффия» обращается в первую очередь к детям и молодежи. В парке Лосева в Ханты-Мансийске группа детей 10–12 лет сгрудилась за спиной художников, которые «убивали» (т. е. разрисовывали) трансформаторную будку. Выяснилось, что это два друга: Паша Дорофеев из Уфы, который творит под никнеймом Знагъ, и Дамир Бозик из Казани. Оба — участники фестиваля «Стенограффия» в Ханты-Мансийске, оба уже закончили свои работы. Павел превратил бетонную коробку на улице Ленина в некое подобие шкатулки с резными объемными стенками, а Дамир нарисовал на стене бетонной трансформаторной будки на улице Калинина птиц, чум, солнце, рыбака и гордого северного оленя. Оба остались довольны тем, что получилось, шли вдвоем по парку, беседовали и увидели «ничейную», разрисованную не слишком талантливыми граффити будку. Прикинули — баллончики остались, не реализованные пока идеи — тоже. В этот самый момент ханты-мансийские дети, воспитанные в любви к своему красивому и чистому городу, стали возмущаться: «Как вам не стыдно! Рисовать на стенах — это плохо!» Паша Знагъ вздохнул, отвлекся от рисования и стал объяснять, что это фестиваль, что будка уже была не слишком красивая, но они это исправят, что здесь они нарисуют шамана с бубном, получится ярко...

Действительно, получалось ярко. Девчонки и мальчишки остались смотреть. Помогали художникам. Встряхивали баллончики. Подсказывали насчет цветовой палитры. Радовались, узнав сказочного героя. Просили: «Дайте порисовать...» В итоге получился в Ханты—Мансийске еще один, не запланированный организаторами фестиваля арт-объект, который находится сейчас на стадии согласования.

В Оренбурге «Стенограффия» заглянула в Детскую клиническую больницу: райтеры вместе с пациентами расписали стену трансформаторной подстанции Смешариками. А участникам фестиваля Марату ReMarik’у и Ивану Крячко досталось техническое здание на территории Омской детской клинической больницы № 3. Сейчас из окон больницы можно рассмотреть смеющуюся девочку, жар-птицу, ученого кота в очках, листающего книгу, Емелю на печи и семейку, которая, как известно, тщетно пыталась вытянуть из земли гигантскую репу. Заведующий травматологическим отделением Михаил Степанов уверен, что такая сказкотерапия, выполненная на высоком профессиональном уровне, идет его пациентам на пользу: «Это положительные эмоции, это намного лучше, чем голая кирпичная стена! Вы не представляете, как это важно для ребят, которые вынуждены ежедневно терпеть боль...»

И кстати, райтер Марат, у которого трехлетний сын, знает, как яркие цвета воздействуют на ребенка. У него дома зеленая кухня, оранжевый коридор, киви на потолке, слоны на стенах, а в ванной вместо плитки — огромная красочная машина...

Сказкотерапия» для пациентов Омской детской клинической больницы

История фестиваля

Фестиваль «Стенограффия» начал работу в Екатеринбурге в 2010 году по инициативе агентства StreetArt. Сегодня он — один из самых масштабных стрит-арт-проектов России. В 2015 году при поддержке «Газпром нефти» фестиваль вышел на межрегиональный уровень. В семи городах было создано 55 уникальных стрит-арт-объектов, над которыми работал 41 художник. В 2016 году фестиваль прошел в девяти городах. Появилось 64 объекта, которые создали 66 художников, в том числе две работы в технике 3D в Омске и световые инсталляции в Петербурге. В мероприятиях фестиваля участвовали десятки тысяч зрителей.

Экология визуального

Запрос на яркие пятна в городах существует давно. Особенно на севере, где главные цвета, воздействующие на жителей, — серый и белый. А нужен еще и красный, сообщающий энергию, и синий, успокаивающий, и зеленый, напоминающий о весне, и оранжевый, цвет оптимистов, и — вся остальная палитра. В приполярном Ноябрьске несколько лет назад местные художники разрисовали две технические будки, и все поняли: это как раз то, что надо. Поэтому, когда в 2015 году фестиваль «Стенограффия» пришел в Ноябрьск, жители дружно поддержали его. Тем более что фестиваль — это не только разрисованные стены, это еще и общий праздник, музыка, соревнования райтеров, граффити-баттлы, мастер-классы, совместные акции, подарки и призы. «Возьмите краску и попробуйте себя в граффити! — призывали диджеи молодежь во всех городах, где проходил фестиваль (краска и полотно предоставлялось). — Рисуйте то, что вы чувствуете!»

Александр Дыбаль
Александр Дыбаль,
член правления «Газпром нефти»:

В регионах присутствия компании мы видим запрос на креативные проекты, близкие молодежи и позволяющие расширить культурные горизонты территорий. Реализуя такие проекты, как «Стенограффия», мы не только благоустраиваем города, хоть изначально это основная цель фестиваля, — мы показываем жителям, что город может говорить с ними на одном языке, способен к преображениям и обладает своими уникальными особенностями. По сути, фестиваль создает не так много нового — он акцентирует внимание на том, что уже есть. Раскрывая эти особенности, фестиваль создает некую связь между городами-участниками, обеспечивает своеобразный обмен культурным опытом. Мы уверены, что подобные проекты не только меняют восприятие жителями своих, пусть даже небольших, городов, но и дают импульс к запуску других креативных проектов.

Для чего «Газпром нефти» нужно разрисовывать стены? Почему бизнес поддерживает молодежный фестиваль уличного искусства? Что общего у компании с представителями молодежной субкультуры? Все просто. В данном случае совпадают идеи и миссии — сделать родные города лучше, ярче, удобнее, интереснее, привлекательнее. Стрит-арт создает новое культурное пространство, выявляет креативную часть городских сообществ, с которой потом легко взаимодействовать. Полностью перестроить наши города, многие из которых, увы, выглядят безлико и некрасиво, невозможно, но изменить городскую среду при помощи уникальных арт-объектов вполне реально. Краски меняют пространство, пространство меняет людей, люди меняют мир — процесс запущен.

Дети, считают организаторы фестиваля, не должны расти в некрасивом мире. Иначе, повзрослев, они станут воспроизводить точно такое же, привычное для них, серое невыразительное пространство. Необходимо учить молодое поколение понимать, что нормально — это красиво, а ненормально — это покосившийся забор, полуразрушенное здание, ямы на асфальте, мусор под ногами. Обитание в токсичной визуальной среде небезопасно, вот почему главной идеей «Стенограффии-2016» объявили экологию визуального. И этот призыв услышали в «Газпром нефти».

«Стенограффия» преображает самые скучные и унылые городские объекты

Свет и тени великих

Фестиваль «Стенограффия-2016» завершился грандиозным праздником в Петербурге. Логичнее было бы, если бы арт-объекты появились в спальных районах, не в историческом центре. Но адреса «Стенограффии» в Северной столице находятся именно в историческом центре, охраняемом ЮНЕСКО: недалеко от Сенной площади, в Мошковом переулке, рядом с Исаакиевским собором, на Невском проспекте. При этом ничего криминального, посягающего на историческое наследие! В Петербурге художники рисовали не красками из баллончиков, а... светом и тенью. «Во всех городах мы показываем, что стрит-арт может быть легальным. Таким образом мы боремся с нелегальными граффити, которые пачкают здания и не несут никакого художественного смысла», — говорит Андрей Колоколов, основатель и идеолог фестиваля.

Четыре художника из Екатеринбурга — Андрей Колоколов, Максим Парфенов, Александр Галешников и Таисия Спирина — придумали украсить исторические здания световыми инсталляциями. Идею поддержали городские власти и компания «Ленсвет»: на ноябрьские праздники был запланирован Фестиваль света. На здании Русского географического появились «тени великих» — портреты ученых Карла Бэра, Владимира Даля, Николая Миклухо-Маклая и Федора Литке. На двух домах в Мошковом переулке ребята поиграли потоками света, который приобрел причудливые формы. На здании Российской национальной библиотеки можно увидеть лики писателей — Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова, Достоевского. И, наконец, на водной глади пока еще не замерзшей реки Мойки обнаружились четыре сотни звезд, образующих созвездия. «В Питере часто небо закрыто облаками, жители большого города не видят звездного неба, следовательно, у них звездная недостаточность, — объяснили художники. — Это неправильно, ведь только под звездным небом удается мечтать...»

Два месяца ушло на изучение истории зданий, создание эскизов, согласования, изготовление трафаретов. Такого еще никто не делал во всем мире, игра света и тени использовалась исключительно в интерьерных галерейных пространствах. А тут — ветер, снег, дождь. Наружная подсветка зданий должна была быть мощной, так как лучи света проходят через фильтры. Как все это установить, закрепить, подключить?

В один из вечеров, когда екатеринбуржцы в очередной раз тестировали оборудование на стене старого дома, к ним подошла интеллигентная питерская старушка. Поинтересовалась, не краска ли это, не маркеры? А то придется им стену ремонтировать за свой счет... Выяснив все обстоятельства, сняла картинку на телефон, тут же выложила ее во «ВКонтакте» и стала получать лайки от друзей. Стало ясно, что эту идею город примет.

И действительно, все получилось. Свет и тени пересказывают историю зданий, благодарные зрители узнают облики великих, созвездия Большой и Малой Медведицы и Дракона расположились под Синим мостом. А художники уже задумались над следующими проектами, при этом масштаб фантазии зашкаливает. Например, возможно ли создать гигантский арт-объект на территории аэропорта Пулково так, чтобы любоваться им из иллюминатора самолета? Найдется ли место для художества на стенах строящегося «Лахта-центра» и что получится, если объединить реальное изображение с его отражением в воде? Не продолжать ли экспериментировать на Невском проспекте и Дворцовой площади, сделав световые инсталляции цветными?

Воплотятся ли в жизнь эти мечты, покажет время. Но будет всегда лучше, чем было!

* Райтинг — это законный рисунок на стене. Бомбинг — нелегальное, наказуемое искусство рисования

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ