Риск под контролем

Риск под контролем

«Газпром нефть» выстраивает систему управления HSE-рисками

Текст: Игорь Свириз
Фото: Александр Таран, Андрей Голованов, Максим Авдеев
Инфографика: Анастасия Ухина

Безопасная компания — эффективная компания. Это аксиома для мирового бизнеса. Одна из важнейших составляющих обеспечения безопасности производства — умение оценивать существующие риски и принимать эффективные решения для их минимизации

Человек рискует каждый день, час, минуту, секунду своей жизни. Это не преувеличение. Даже простой поход в кино грозит нам несчастьями — от легкой травмы при падении с лестницы до гибели в результате дорожного происшествия. Что уж говорить о работе на кухне или в мастерской. Однако до несчастных случаев доходит нечасто. Все дело в том, что так же ежесекундно мы оцениваем грозящую опасность, тут же вырабатываем пути снижения риска (как правило, до нуля), реализуем принятые решения... и остаемся в итоге целыми и невредимыми.

В принципе, это и есть модель управления рисками, которая точно так же работает в любой компании или на промышленном предприятии. Только бизнесу приходится иметь дело с несравненно большим количеством вводных, а цена ошибочного решения может исчисляться колоссальными суммами, экологическими катастрофами и порой человеческими жизнями. Поэтому построению системы управления рисками в сфере производственной безопасности прогрессивные компании уделяют самое пристальное внимание. Активно занимаются этой работой и в «Газпром нефти».

Риски по ранжиру

Для того чтобы говорить об управлении рисками, стоит разобраться, что же вообще такое риск. Определений существует множество, причем каждый официальный документ, так или иначе регулирующий эту сферу, дает свое. «Риск — это следствие влияния неопределенности на достижение поставленных целей» — это, к примеру, стандарт ГОСТ Р 51897–2011 «Менеджмент риска. Термины и определения». А это ФЗ-184 «О техническом регулировании»: «Риск — это вероятность причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни и здоровью животных и растений с учетом тяжести этого вреда». В «Газпром нефти» принята и закреплена стандартом компании такая формулировка: «Реализация нежелательного события, сочетание вероятности возникновения опасного события или воздействия и тяжести (травмы или ухудшения состояния здоровья, ущерб окружающей среде и имуществу), которые могут быть вызваны таким событием или воздействием».

Оговоримся, что речь идет только о рисках в области промышленной и экологической безопасности, охраны труда и гражданской защиты (HSE-риски), так как существует огромное количество другого рода опасностей и неопределенностей — финансовых, инвестиционных, организационных и так далее.

Уменьшить риски, связанные с человеческим фактором, можно, лишь изменив поведенческие модели

В свою очередь, HSE-риски делятся на две большие группы: профессиональные и техногенные. Первые обусловлены воздействием вредных или опасных производственных факторов на работника при исполнении им обязанностей. Например, вероятность того, что человек, работающий на высоте, может упасть вниз, относится к профессиональным рискам. Техногенные риски — опасности, которые несут с собой производственные технологии, — могут касаться всего общества. «По международной статистике, частота реализации профессиональных рисков гораздо выше, чем технологических, но и последствия происшествий, связанных с этой категорией, гораздо легче», — уточнил начальник департамента производственной и экологической безопасности «Газпром нефти» Олег Николаенко.

Схема ранжирования последствий инцидентов по их тяжести вряд ли имеет значимость для человека, оказавшегося в роли пострадавшего, но крайне важна для построения грамотной системы управления рисками. Например, как показывает практика, чувствительный урон экономике компании наносят потеря трудоспособности сотрудниками, аварийный выход из строя оборудования, порча имущества.

Человеческий фактор

Пресловутый человеческий фактор — причина подавляющего большинства происшествий на производстве. Корни этой группы рисков кроются в первую очередь в человеческой психологии, поэтому и нивелируются они с помощью технологий изменения поведенческой модели людей, подкрепленных различными обучающими программами. То есть в целом речь идет о трансформации корпоративной культуры.

«Трансформация культуры — процесс долгий, однако это путь, по которому необходимо пройти, — отметила руководитель направления по обучению персонала, развитию компетенций, культуре безопасности „Газпром нефти“ Татьяна Юрченкова. — Сегодня безопасность стала главной корпоративной ценностью компании, и мы стараемся донести до каждого, что сохранение жизни и здоровья важнее решения любых производственных задач. Мы должны научить сотрудников правильно оценивать риски, чтобы не допустить возникновения происшествий, но при этом и не нанести компании ущерб необоснованными остановками производства».

Именно эта задача легла в основу решения под названием «5 шагов», которое позволяет человеку грамотно оценивать ситуацию, причем делать он это должен каждый день. Для того чтобы методика стала правилом жизни, она, по оценке Олега Николаенко, должна быть простой и логичной: «Наша проблема в том, что мы слишком сложно объясняем людям простые вещи. Когда человек слышит такие формулировки, как „оценка риска, управление рисками“, у него автоматически формируется представление, что это какие-то сложные процессы, требующие специальных знаний. Сейчас мы намеренно упрощаем инструкции, предлагаем простые и понятные инструменты, такие как „5 шагов“. С их помощью мы просто говорим каждому: остановись за пять шагов до производственного объекта, подумай, какие опасности тебе грозят в связи с выполнением конкретной работы, что ты должен делать для того, чтобы опасность не воплотилась в реальное происшествие, что будешь делать, если в процессе работы произойдут изменения».

Впрочем, только изменением психологии людей дело, конечно, не ограничивается. Вероятность реализации рисков, связанных с человеческим фактором, снижают различные меры организационного характера. Например, система допуска к работам отсекает людей, не обладающих необходимыми для ее выполнения компетенциями или не прошедших соответствующего обучения. Под особым вниманием должны быть новички. А применение современных средств индивидуальной защиты призвано снизить тяжесть последствий происшествий, если они все-таки случатся.

Елена Илюхина,
заместитель генерального директора «Газпром нефти» по правовым и корпоративным вопросам:

Все аспекты производства связаны с рисками. Управление рисками производственной безопасности начинается при оценке и проектировании новых объектов и не заканчивается до их вывода из эксплуатации. Каждый сотрудник должен уметь оценивать риски для жизни, последствия для активов и окружающей среды, организовать работу для себя и подчиненных так, чтобы их нивелировать.

При этом не стоит забывать, что большую часть работ, непосредственно связанных с производством, а значит, и с повышенной опасностью, в нефтянке традиционно выполняют подрядные организации. Значит, риски должны контролироваться и на стороне контрагентов. Сегодня «Газпром нефть» активно внедряет новые подходы к взаимоотношениям с подрядчиками, охватывающие весь периметр договорных отношений, — от отбора до оценки выполненных работ. И во многом успешность партнерства зависит от качества системы управления рисками компании-контрагента, уровня ее зрелости в области HSE и готовности меняться в соответствии со стандартами безопасности «Газпром нефти».

Люди и машины

Технологические риски — это уже не психология. Направления их снижения лежат в первую очередь в областях организации, проектирования, анализа, статистики. Причем решения, обеспечивающие максимальную безопасность, учитывающие все нюансы, должны закладываться на самой ранней стадии, когда только ведется проектирование технологических объектов, и охватывать весь их жизненный цикл, вплоть до демонтажа и утилизации. Так делают все мировые промышленные лидеры, именно эту концепцию сегодня использует в своих проектах и «Газпром нефть». Яркий пример — новые арктические месторождения, которые один за другим сейчас вводятся в эксплуатацию.

«Пять шагов»

Более того, компания несколько лет назад стала пионером в этом направлении, вместе с Российским союзом промышленников и предпринимателей инициировав на законодательном уровне внедрение рискориентированного подхода в процессы проектирования, строительства и эксплуатации промышленных объектов.

«Через открытое правительство мы внесли изменения в ФЗ 116 «О промышленной безопасноганизационного характера. Например, система допуска к работам отсекает людей, не обладающих необходимыми для ее выполнения компетенциями или не прошедших соответствующего обучения. Под особым вниманием должны быть новички. А применение современных средств индивидуальной защиты призвано снизить тяжесть последствий происшествий, если они все-таки случатся».


Определение уровня риска

Система управления рисками в мировых
нефтегазовых компаниях

На этапе проектирования нивелируется или сводится к минимально возможному остаточному уровню практически 90% технологических рисков. Однако и на этапе эксплуатации объектов существует немало инструментов управления рисками — от проведения приемо-сдаточных испытаний до использования современных систем контроля технологических параметров, диагностики оборудования, внедрения прогрессивных схем планирования и проведения ремонтов. Большой пласт этой работы входит в одно из самостоятельных направлений развития системы управления операционной деятельностью «Газпром нефти» — повышение надежности активов.

Впрочем, очевидно, что решения, принимающиеся в рамках системы управления рисками, особенно связанные с минимизацией техногенных опасностей, часто бывают достаточно ресурсоемкими. Поэтому одна из масштабных инициатив в этой сфере, которая сегодня реализуется в компании, — увязка системы управления рисками с бюджетированием. «Мы должны четко показывать инструмент оценки возможных последствий нежелательных событий, их вероятности, эффективности принимаемых мер, — пояснил начальник департамента производственной безопасности „Газпром нефти“. — Помимо актуализации инструментов оценки, в рамках инициативы будет определен порядок бюджетирования необходимых средств на основе определения и ранжирования HSE-рисков для их снижения до приемлемого уровня, а также внедрена система управления экологическими рисками».

Кстати, именно недостаточную связь процессов управления рисками и бюджетирования проводившие диагностику системы управления HSE в «Газпром нефти» эксперты назвали одним из важных выявленных недостатков. И это действительно важно, так как недооценка, а значит, и недофинансирование программы снижения рисков может привести к росту количества и повышению тяжести последствий происшествий. В свою очередь, чрезмерные вложения, ухудшая экономику проектов, не принесут пользы. Именно об этом говорит принцип ALARP*: меры по снижению риска должны усиливаться до момента, пока затраты (организационные, финансовые и временные) не начнут существенно возрастать без создания значительных дополнительных преимуществ (что делает эти дополнительные меры необоснованными и непрактичными).

Алексей Янкевич,
заместитель генерального директора «Газпром нефти» по экономике и финансам:

Каждый руководитель должен понимать, что, уделяя время и ресурсы вопросам управления рисками производственной безопасности, он инвестирует в будущее компании. В долгосрочном периоде производственная безопасность — это хороший бизнес.

В целом же эксперты пришли к выводу, что качественный подход к управлению рисками в «Газпром нефти» существует, однако система управления рисками не в полной мере внедрена в операционную деятельность компании. Очевидно, что решение этой проблемы по большей части лежит в области менеджмента. Ключевые для бизнеса и производства люди сами должны обладать достаточными компетенциями, чтобы эффективно управлять рисками, — только в этом случае каждое технологическое и профессиональное решение будет обоснованным. Обучение таких людей, принимающих решения на всех уровнях, — от мастера до менеджера высшего звена, — стало отдельной инициативой в рамках процесса выстраивания системы оценки и управления рисками в «Газпром нефти».

Эта система — краеугольный камень производственной безопасности, от уровня развития которой, в свою очередь, во многом зависит эффективность всего бизнеса.

Компетентность специалистов всех уровней — залог соблюдения правил промбезопасности

*Принцип ALARP (as low as reasonably practicable — англ. «настолько низко, насколько это практически целесообразно») — принцип, определяющий минимальный приемлемый уровень риска

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ