Северная провинция

Северная провинция

Восточно-Мессояхское месторождение введено в эксплуатацию

Текст: Сергей Орлов
Фото: Евгений Федосков, РИА «НОВОСТИ»

Компания «Мессояханефтегаз» — СП «Газпром нефти» и «Роснефти» — ввела в эксплуатацию первую очередь Восточно-Мессояхского нефтегазоконденсатного месторождения — самого северного нефтяного континентального месторождения России. Это еще один актив, освоение которого несколько десятилетий откладывалось из-за отсутствия инженерной и транспортной инфраструктуры в регионе и который должен стать важной частью новой нефтяной провинции страны на севере ЯНАО. Для «Газпром нефти» Мессояха — один из самых высокотехнологичных активов, разработка которого без применения инноваций была бы невозможна

То, что на заполярных сибирских территориях нефть есть, более того, что ее там много, ученые доказали еще в середине прошлого века. Но долгое время подступиться к этим запасам не получалось. Проблема заключалась даже не в отсутствии технологий, необходимых для эффективной добычи северной нефти. Самое главное — не существовало способов транспортировки сырья до потребителя: в тундре не было ни автомобильных, ни железных дорог, ни тем более трубопроводов. Строительство транспортных коммуникаций с нуля — дело очень дорогое, поэтому разработку нефтяных арктических месторождений отложили на будущее, ограничившись лишь их разведкой. Благо наличие богатых и более доступных западносибирских залежей, расположенных южнее, позволяло не торопиться покорять север.

Торжественный ввод в эксплуатацию
Восточно-Мессояхского месторождения
состоялся 21 сентября 2016 года

Команду на начало отгрузки нефти Восточно-Мессояхского месторождения дал по видеосвязи президент Российской Федерации Владимир Путин.

В мероприятии приняли участие председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер, председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков и главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин.

Час для заполярных месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа пробил с началом нового тысячелетия, когда объем добычи на западносибирских промыслах, разработка которых началась в 1970–80-х гг., стал неуклонно сокращаться. Для Новопортовского месторождения, легкая, малосернистая нефть которого востребована у европейских потребителей, в «Газпром нефти» разработали уникальную схему транспортировки сырья по Северному морскому пути танкерами в сопровождении атомных ледоколов. Реализация проекта «Мессояха» началась с решения правительства о строительстве ветки нефтепровода Заполярье — Пурпе — части магистральной нефтепроводной сети «Транснефти».

Ловушки с сюрпризом

Первое из группы Мессояхских месторождений — Западно-Мессояхское газонефтяное — было открыто в 1983 году, второе — Восточно-Мессояхское нефтегазоконденсатное — в 1985-м.Из-за непростого строения пластов формирование геологических моделей активов стало делом достаточно сложным. Первые разведочные скважины вообще оказались сухими. Но и позднее, когда геологам уже удалось разобраться в сущности сеноманских горизонтов, к которым приурочена основная нефтеносность Мессояхи, когда уже были получены промышленные притоки, оценка реального объема запасов месторождений постоянно менялась. В итоге специалисты «Газпром нефти» остановились на показателе в 473 млн тонн извлекаемых запасов нефти и газового конденсата по категориям С1и С2.

Мессояхская группа месторождений

Формируется Восточно-Мессояским нефтегазоконденсатным и Западно-Мессояхским газо-нефтяным месторождениями. Это самые северные из разрабатываемых нефтяных материковых месторождений России. Расположены на Гыданском полуострове, в Тазовском районе Ямало-Ненецкого автономного округа, в 340 км к северу от Нового Уренгоя. Ближайший населенный пункт — пос. Тазовский (150 км). Извлекаемые геологические запасы Мессояхской группы месторождений — 473 млн тонн нефти и газового конденсата, а также 188 млрд кубометров газа. 70 % запасов нефти — тяжелая, высоковязкая, смолистая, с низким содержанием светлых фракций.

Лицензией на разведку и разработку владеет АО «Мессояханефтегаз» — совместное предприятие ПАО «Газпром нефть» и ПАО «НК «Роснефть» (50 / 50). Операционное управление предприятием «Мессояханефтегаз» осуществляет «Газпром нефть». Инвестиции в проект в 2010–2016-х годах — 85 млрд рублей, до 2040 года (прогнозные) — 256 млрд рублей.

Как и у большинства других месторождений севера ЯНАО, нефтяные запасы Мессояхских залежей скрываются под мощной газовой шапкой. У Восточно-Мессояхского она меньше, а газовый фактор Западной Мессояхи, согласно результатам последних исследований, даже серьезнее, чем ожидалось.

Не обошлось без сюрпризов и при детальном исследовании нефтяных оторочек. Изначально запасы Восточной Мессояхи разработчики рассматривали как единый объект, состоящий из трех пачек — пласт ПК-1—3. Однако это представление оказалось ошибочным: пачки гидродинамически не связаны. «Нижний циклит* — это палеорусла рек, сформированные крупнозернистым песчаником. Он обладает хорошими коллекторскими свойствами и, соответственно, высоким потенциалом добычи: запускные дебиты скважин варьируются от 150 до 400 тонн в сутки, — говорит главный геолог „Мессояханефтегаза“ Евгений Загребельный. — У вышележащих циклитов генезис иной — это пойменные фракции, изолированные геологические тела с более низкими коллекторскими свойствами и потенциалом добычи». Изменение представления о геологии месторождения привело к пересмотру планов бурения, корректировке в части создания инфраструктуры.

А вот другой фактор, который изначально рассматривался как осложняющий разработку, — свойства нефти — остался в списке неподтвердившихся рисков. «Мессояхская нефть вязкая и холодная, пластовая температура порядка 16 °C, — рассказал заместитель генерального директора по перспективному планированию „Мессояханефтегаза“ Александр Бодрягин. — Первые притоки были в виде желе, цвета и консистенции вареной сгущенки. Это рождало опасение, что вязкость принесет достаточно большие проблемы, бороться с которыми придется с помощью специальных технологий, однако лабораторные исследования и расчеты показали, что больших сложностей повышенная вязкость нефти не вызовет».

Так и оказалось, поэтому на Мессояхе применяются в основном стандартные технологии добычи, подготовки и транспортировки нефти. Более того, в проект напорного трубопровода, соединяющего месторождение с транспортной системой «Транснефти», даже не пришлось закладывать возможность обогрева. Нефть просто разогревается до 55 °C на выходе с центрального пункта сбора (ЦПС) и не замерзает за счет теплоизоляции трубопровода и его большого диаметра (530 мм). Расчеты показали, что даже после остановки месторождения на трое суток насосы справятся с перекачкой сырья по 98-километровой трубе.

Обогреваемыми на Мессояхе сделаны отдельные участки внутрипромысловых трубопроводов — зимой температура на Гыдане нередко достигает отметки 50–60 °C ниже нуля, и в трубах малого диаметра, да еще в начале добычи, когда давление в транспортной линии ниже проектного, сложности действительно возникнуть могут. Собственно, именно климатические условия и стали главным вызовом проекта «Мессояха».

Трудная дорога в тундру

Вадим Яковлев,
первый заместитель генерального директора «Газпром нефти»:

Освоение Восточно-Мессояхского месторождения стало возможным благодаря применению самых современных технологий в геологическом моделированиии бурении. В частности, на Восточной Мессояхе впервые в компании успешно применена технология fishbone: построены высокотехнологичные скважины с множественными ответвлениями. Это позволило увеличить стартовый дебит нефти.

Крайне важно также, что, несмотря на сложные условия реализации, проект отвечает самыми высоким требованиям промышленной безопасности и охраны окружающей среды. Все подготовительные работы на месторождении проводились в зимний период, чтобы избежать влияния на чувствительную экосистему полуострова Гыдан.

Заполярная тундра — это край вечной мерзлоты. Значит, вся инфраструктура должна строиться на поверхности земли, так как растепление вечномерзлых грунтов грозит их просадками, обвалами и в итоге — серьезными авариями. Одна только забивка свайных полей заняла почти полтора года. Но дело не только в самих сроках строительства. Ведь все материалы требовалось доставить по территории, где стационарных дорог нет. А масштабы грузопотока впечатляющие. В 2014 году на месторождение доставили 32 тыс. тонн грузов, в 2015‑м — 176 тыс. тонн, в 2016‑м — уже 215 тыс. тонн. Например, для строительства Центрального пункта сбора нефти (ЦПС) потребовалось 25 тыс. свай, 8 тыс. тонн металлоконструкций, 112 км трубопроводов и 1,2 тыс. км кабелей. Приемосдаточный пункт (ПСП) — 11 тыс. свай, газотурбинная электростанция (ГТЭС) — 6 тыс. свай и тоже трубы, кабели, металлоконструкции. И это только ключевые объекты инфраструктуры. Доставка такого количества материалов и оборудования потребовала организации логистики высокого уровня. В ее основе — зимние дороги, время действия которых в связи с глобальным потеплением становится все короче.

В первые два года работы на Мессояхе зимники действовали с января по апрель с перерывами на метели, которых в этих широтах бывает немало. Эти окна удалось расширить за счет оптимизации процесса строительства зимников. «В 2013 и 2014 годах мы ждали, когда замерзнут реки, и только после этого посылали технику на строительство, — пояснил заместитель генерального директора „Мессояханефтегаза“ по закупкам Александр Упоров. — За это время снежный покров достигал метра и более, приходилось уплотнять его для проливки, но при глубоком снеге это невозможно. В 2015 году мы ушли от технологии последовательного строительства в пользу одновременного ведения работ сразу в нескольких направлениях. Сейчас технику мы оставляем на берегахрек, как только выпадает снег, сразу начинаем его уплотнять и проливать, а когда реки замерзают, соединяем участки намороженными ледовыми переправами».

Восточно-Мессояхское месторождение — самое северное из разрабатываемых нефтяных залежей в России

Казалось бы, простое решение, но именно оно позволило за два года практически на порядок увеличить объем перевозок. Еще один инструмент оптимизации времени и затрат на доставку — создание базы промежуточного накопления. Сюда завозили грузы по основному пути транспортировки стройматериалов в короткоеарктическое лето: водному маршруту Обь — Обская губа — Тазовская губа — река Таз. Особая глава в истории освоения Мессояхи — строительство напорного нефтепровода от месторождения до системы «Транснефти». При его проектировании требовалось учесть не только суровые климатические условия, но и сложный рельеф, связанный с наличием большого количества рек и ручьев, а кроме того — влияние проекта на жизнь коренного населения и на окружающую среду.

Мессояха на карте

«Мы изначально ставили перед собой задачу минимизировать воздействие на окружающую среду Заполярья, — отметил руководитель проекта строительства приемо-сдаточного пункта и напорного нефтепровода „Мессояханефтегаза“ Алексей Леунин. — После консультаций с представителями властей, общественных организаций и руководителями оленеводческих общин для прокладки трубы был выбран маршрут,не пересекающий священные для коренных жителей места, а также угодья для выпаса оленей».

Нефтепровод Заполярье — Пурпе

Часть трубопроводной системы «Транснефти» Заполярье — Пурпе — Самотлор — самой северной нефтяной магистрали в России. 25 октября 2011 года в эксплуатацию запущен первый участок от НПС «Пурпе» до ЛПДС «Самотлор» протяженностью 430 км. Северный участок трубопровода — от Заполярья до НПС «Пурпе» — строился с 2012 по 2016 годы.

Трасса магистрального нефтепровода Заполярье — Пурпе связывает месторождения Ямала с нефтепроводом Восточная Сибирь — Тихий океан. Проходит по территории Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов. Общая протяженность — 488 км, производительность — 45 млн тонн в год. Реализация проекта «Заполярье — Пурпе» оценивается в 112 млрд рублей: 30% этой суммы — собственные вложения «Транснефти», остальные обеспечены за счет привлечения инвесторов и кредитов.

Кроме того, проект строительства нефтепровода предусматривал сооружение специальных переходов: надземные были установлены на пути миграции оленьих стад, а подземные, самые северные в России, выполнили методом наклонно-направленного бурения под руслами рек Мудуйяха и Индикъяха для сохранения экосистемы арктических водоемов.

Для повышения надежности трубопровода в процессе его строительства применялись самые прогрессивные технологии. Например, впервые в компании использовались автоматическая и полуавтоматическая сварка, а уже готовая нитка оборудована системами обнаружения утечек и контроля коррозии.

Необходимая эффективность добычи мессояхской нефти также обеспечивается за счет современных технологий. Которые, впрочем, стали для «Газпром нефти» уже вполне привычными.

Технологии роста

Все скважины, которые строятся на Восточно-Мессояхском месторождении, имеют горизонтальные окончания. Рассчитанная оптимальная длина горизонтального участка для всех пачек — 1000 м. «Для достижения ключевых показателей эффективности проекта на целевом объекте разработки — пласте ПК-1—3 — применена плотная схема размещения горизонтальных скважин. Более полному раскрытию потенциала пласта способствует строительство скважин по технологии fishbone — с сетью боковых открытых стволов, — рассказал главный геолог „Мессояханефтегаза“ Евгений Загребельный. — Для нижележащих объектов планируется к применению технология мультистадийного гидроразрыва пласта».

Эксплуатируется фонд (как и практически на всех других месторождениях компании) установками погружных электроцентробежных насосов (УЭЦН), которые вполне справляются с повышенной вязкостью нефти.

До окончания 2016 года предполагается выйти на показатель около 6 тыс. тонн добычи в сутки. К 2018 году скважины должны давать на Восточно-Мессояхском около 4 млн тонн годовой добычи. Однако, по оценкам разработчиков, опирающихся на последние геологические данные, это не предельный показатель. «Дебиты скважин с учетом применения новых технологий, темпов ввода месторождения позволяют строить более амбициозные планы, выходить на пиковую добычу до 5,6 млн тонн нефти планируется в 2020 году. Это потребует строительства второй очереди инфраструктуры месторождения», — подчеркивает генеральный директор «Мессояханефтегаз» Айдар Сарваров.

Денис Сугаипов,
руководитель дирекции по крупным проектам блока разведки и добычи «Газпром нефти», генеральный директор «Газпромнефть-Развития»:

Опыт освоения Восточно-Мессояхского месторождения уникален: в России, да и в мире, таких проектов единицы. Хочу поблагодарить за труд команду «Мессояханефтегаза», руководителей и работников подрядных организаций. В пиковые моменты на промысле работало до 7,5 тыс. человек. «Мессояха» как крупный проект не заканчивается с переходом на этап промышленной эксплуатации. Нам еще предстоит найти ключи к разработке вторых фаз месторождений, краевых зон, глубоких пластов. У геологов и буровиков впереди большая работа: нужно детально изучить пласты, подобрать оптимальные технологии, чтобы проект был высокоэффективным. Для всех нас это вопрос репутации.

* Циклиты — закономерные сочетания слоев осадочных пород, вызванные циклической сменой условий их образования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ