«Задача компании — обеспечить стабильность российской нефтепереработки»

«Задача компании — обеспечить стабильность российской нефтепереработки»

Два года назад «Газпром нефть» приняла решение о строительстве нового катализаторного производства. Проект получил статус национального. Теперь в планах компании не только обеспечить полным спектром катализаторов собственные производства, но и выйти на рынок. О том, что компания сможет предложить рынку и как выиграть конкуренцию у мировых лидеров, «Сибирской нефти» рассказал генеральный директор «Газпромнефть — Каталитических систем» Александр Чембулаев

СН

После введения санкций российские нефтепереработчики всерьез задумались об импортозамещении катализаторов различных технологических процессов. Насколько изменилась ситуация в отрасли за прошедшее время?

А.Ч.

Действительно, долгие годы российские НПЗ, в том числе и заводы «Газпром нефти», закупали за рубежом большую часть катализаторов. Доля отечественных производителей на этом рынке была невелика, а по некоторым позициям, например, по катализаторам гидропроцессов, и вовсе стремилась к нулю. Изменить такое положение вещей за пару лет невозможно. Катализаторное производство — это не только заводские мощности, но еще и сами катализаторы, на разработку которых уходит несколько лет. Поэтому проект импортозамещения катализаторов находится сейчас в фазе динамичного развития.

СН

В «Газпром нефти» в этом направлении предприняты, пожалуй, самые решительные действия в отрасли.

А.Ч.

«Газпром нефть» — одна из немногих ВИНК, имеющих собственную катализаторную фабрику. Накопленный опыт разработки, производства и внедрения катализаторов позволил нам запустить проект строительства нового производства катализаторов. Благодаря масштабности задуманного проект поддержали на государственном уровне, он получил статус национального.

СН

На какой стадии реализации он сейчас находится?

А.Ч.

Летом мы получили положительное заключение Главгосэкспертизы по проектной документации и начали коммерческое контрактование поставщиков оборудования. Параллельно идет разработка рабочей документации, а в следующем году мы уже планируем начать строительство.

СН

То есть все идет гладко, по плану?

А.Ч.

Все идет по плану, но если вам кажется, что это обычный рядовой проект, то нет, это не так. Проект строительства нового катализаторного производства полного цикла уникален! Подобных предприятий в стране не возводилось уже несколько десятков лет. Да и в мире их немного. Если вы решите построить НПЗ, то вам тут же предложат проверенные, хорошо зарекомендовавшие себя технологии и оборудование. В случае с катализаторным производством готовых решений просто не существует. Учитывая спе-цифичность такого товара, как катализаторы, и жесткую конкуренцию на этом рынке, никто не спешит продавать технологии, все хотят продавать только готовый продукт. Поэтому это проект нетиповых решений. В этом его коренное отличие от других крупных проектов, реализуемых в периметре «Газпром нефти».

СН

Сегодня технологии меняются стремительно. Весь мир говорит о цифровизации, и кажется, что через несколько лет на заводах останутся одни роботы, а управлять производством можно будет со смартфона. Насколько современным будет новое производство катализаторов к моменту сдачи в эксплуатацию?

А.Ч.

Безусловно, мы учитываем скорость развития технологий и предусматриваем в проекте новейшие инженерные и технические решения. Но если порассуждать о дальнейшем развитии катализаторного производства, то здесь есть два основных пути для совершенствования. Во-первых, разработка и внедрение новых катализаторов с улучшенными свойствами — этим «Газпром нефть» занимается в содружестве с ведущими научными институтами. Во-вторых, автоматизация производства, построение цифрового завода. Глобальная цифровизация — это все-таки вопрос отдаленного будущего. Но решения по автоматизации, которые составляют основу цифрового завода, естественно, есть в проекте.

СН

Компания не просто строит новое производство. Катализаторный бизнес выделен в «Газпром нефти» в отдельное направление. Для его развития создано предприятие «Газпромнефть — Каталитические системы». Такой шаг действительно оправдан?

А.Ч.

Компания действительно строит не просто завод, а самостоятельный наукоемкий бизнес. Если мы хотим, чтобы в России появился полный спектр собственных катализаторов, которые смогут полноценно конкурировать с западными аналогами, мы должны предложить рынку выгодное бизнес-решение. Созданием такого решения и занимаются «Каталитические системы». Мы будем не только разрабатывать и производить катализаторы, но и оказывать клиентам полный спектр услуг по их сопровождению. Сюда войдут и разработка катализаторов под сырье и технологические условия заказчика, и дальнейшее сопровождение на всем цикле эксплуатации: услуги по загрузке/выгрузке, консультации по технологическим параметрам установки, решение технических вопросов, реактивация и регенерация катализатора, управление закупками катализаторов, наконец. Наша задача — к запуску производства выстроить отлаженную современную систему сервиса.

СН

Сложная задача, когда самого производства еще не существует.

А.Ч.

Не совсем так. У нас есть мощности, которые позволяют нам отрабатывать бизнес-схему. Объем производства на существующей катализаторной фабрике «Газпром нефти» составляет 3000 тонн катализатора в год. Благодаря им компания занимает сегодня около 20% рынка катализаторов каталитического крекинга. Наличие собственного производства дает нам огромное преимущество — мы можем обкатывать на нем новые марки катализаторов каталитического крекинга и к старту завода вывести на рынок уже проверенный продукт.

СН

Например, такой, как катализаторы каталитического крекинга, выпускаемые сегодня под маркой «Авангард»?

А.Ч.

Да, «Авангард» — это новый катализатор каткрекинга, производство которого мы начали в прошлом году. Сейчас он проходит опытный пробег на Омском НПЗ, и результаты впечатляющие. Естественно, при разработке предполагалось, что у него будут улучшенные характеристики, но лабораторный опыт — это одно, а промышленный пробег — совсем другое. Результаты испытаний показали, что катализатор увеличивает выход целевого продукта до 57–58% и в целом превосходит импортные аналоги. Специально для обеспечения производства новых катализаторов на ОНПЗ был смонтирован дополнительный блок фильтрации и стабилизации цеолитов — основы катализатора, на поверхность которой потом наносится активный слой редкоземельных элементов. Именно свойства цеолитов во многом определяют характеристики самого катализатора. Улучшенная структура производимых цеолитов дает возможность моделировать композиции катализатора и модифицировать его под потребности заказчиков. То есть получать высококонкурентный продукт.

СН

Каков должен быть объем производства катализаторов каткрекинга, чтобы удовлетворить запросы российского рынка?

А.Ч.

Мощности нового производства обеспечат 15 тыс. тонн катализатора каталитического крекинга в год. Это даже больше, чем сегодня нужно российскому рынку. Но есть еще рынки стран СНГ, есть развивающийся бешеными темпами азиатский рынок, поэтому, надеюсь, даже выведя производство на проектную мощность, мы не будем испытывать проблем со сбытом. На мой взгляд, задача «Газпромнефть — Каталитических систем» как раз в том, чтобы этих проблем в будущем не было. И работаем над этим мы уже сегодня.

СН

Но ведь полностью вытеснить с рынка конкурентов — задача практически невыполнимая.

А.Ч.

Мы рассчитываем занять в перспективе 70–80% отечественного рынка катализаторов каткрекинга. И эта цель вполне достижима, если учесть, что у нас будет целый ряд серьезных преимуществ.

СН

Нефтепереработчики очень консервативны во всем, что касается рисков. Что может заставить их рискнуть и перейти на новый катализатор?

А.Ч.

В первую очередь, конечно, качество. Без него можно даже не пытаться попасть на рынок. Ставки в нефтепереработке очень высоки — некачественный или недостаточно эффективный катализатор будет стоить компании миллионы. В то же время даже небольшое повышение эффективности катализатора может дать столь же заметное увеличение прибыли. В этом плане у нас есть отличный аргумент для заказчиков — последние несколько лет на Омском и Московском НПЗ используются только собственные катализаторы каткрекинга. Второй важный момент — это как раз сервис, про который я уже говорил. Оказывать сервисные услуги отечественным предприятиям, находясь в России, нам будет, безусловно, проще, чем иностранным компаниям. Ну и, наконец, цена — для импортной продукции она напрямую зависит от курса валют, для нашей — нет. Здесь я не говорю о факторе, который мы упомянули в начале разговора, — независимости от западных поставщиков. Пока он играет второстепенную роль, но всегда нужно помнить, что такие риски тоже существуют, а наличие собственного катализаторного производства — лучший способ их нивелировать.

СН

Когда говорят об импортозамещении, то в первую очередь упоминают катализаторы гидропроцессов, которые в стране сегодня не производятся. Появление нового производства способно решить эту проблему?

А.Ч.

Да, причем и для НПЗ «Газпром нефти», и в большой степени для российского рынка в целом. Мощности нового производства позволят выпускать 4 тыс. тонн катализатора гидроочистки средних дистиллятов и 2 тыс. тонн катализатора гидрокрекинга вакуумного газойля. В настоящее время оба эти катализатора полностью импортные. При этом потребность в них постоянно растет. В стране введены жесткие экологические стандарты для моторного топлива, в том числе и по содержанию серы, а получить такое топлива без гидроочистки невозможно. Растет и количество установок гидрокрекинга, позволяющего увеличить глубину переработки. Сами катализаторы уже разработаны в сотрудничестве «Газпром нефти» с ведущими научными институтами страны. Катализатор гидроочистки уже прошел первый опытный промышленный пробег и очень хорошо себя показал. Катализатор гидрокрекинга проходит пилотные испытания. К запуску нового завода у нас должен быть готовый коммерческий продукт, который мы сможем предложить рынку, — уже зарекомендовавший себя при промышленном использовании.

СН

Говоря о сервисе, вы упоминаете, что компания будет разрабатывать катализаторы под запросы заказчика. Как это будет осуществляться на практике?

А.Ч.

В прошлом году на базе Омского НПЗ открылся Инженерный центр по испытанию катализаторов, который также войдет в периметр «Газпромнефть — Каталитических систем». Это будет единственная в России лаборатория по испытанию катализаторов для НПЗ. Центр уже оборудован пилотной установкой каталитического крекинга. От заводских установок она отличается только своими размерами и позволяет увидеть, как будет вести себя конкретный катализатор на конкретном сырье. В планах — закупка подобных установок и для гидропроцессов. Таким образом, в Инженерном центре будет выполняться полный цикл работ — от разработки катализатора до его внедрения на установку. Это ляжет в основу нашего сервиса и станет серьезным конкурентным преимуществом.

СН

На ваш взгляд, что позволит «Каталитическим системам» стать преуспевающим предприятием в периметре «Газпром нефти» и на рынке в целом?

А.Ч.

Сегодня мы создаем уникальный бизнес для российского катализаторного рынка. Он будет объединять производство, науку, сервис — такая модель соответствует лучшим мировым практикам. По сути, это создание и сопровождение катализатора «под ключ». Для нефтепереработчиков, стремящихся одновременно уменьшить риски и повысить эффективность, такой подход — идеальное решение. Если же говорить о долгосрочной перспективе, то наше ключевое преимущество в виде комплексного подхода становится преимуществом для всей отрасли: развивая наукоемкое катализаторное производство, мы не только стремимся к собственному процветанию, но и обеспечиваем стабильную работу всей российской нефтеперерабатывающей отрасли.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ