Нефть и революция

Нефть и революция

Российская нефтяная промышленность между февралем и октябрем 1917 года

Текст: Александр Матвейчук

Крушение Российской империи в феврале 1917 года, создание Российской республики в сентябре того же года и ее скорое уничтожение большевиками уже через два месяца — три эпохальных события в истории России второго десятилетия ХХ века, во многом определившие ее последующую историю на несколько десятилетий вперед. Для национальной нефтяной промышленности тот нелегкий год стал преддверием суровых испытаний

Эхо 1905 года

К началу Первой мировой войны в обеспечении народного хозяйства страны нефтью и нефтепродуктами назревали проблемы. В середине апреля 1913 года в Петербурге состоялся II Всероссийский съезд по горному делу, металлургии и машиностроению, где на пленарном заседании был заслушан доклад «О мерах борьбы с нефтяным кризисом». А 24 апреля на заключительном заседании съезда принято специальное постановление «По вопросам нефтяной промышленности», где среди прочего подчеркивалось: «...кризис нефтяного топлива выразился в сильном вздорожании цен и в недостатке этого топлива на рынке».

У этого было несколько причин. В России максимальный показатель нефтедобычи в 706,3 млн пуд. был достигнут в 1901 году, и в последующие три года происходило некоторое его снижение до 654,4 млн пуд. Затем трагические события 22–25 августа 1905 года на нефтяных промыслах Апшеронского полуострова, когда рабочие-персы устроили серию поджогов, уничтоживших более половины скважин, нанесли нефтяной промышленности серьезный удар. Как сообщала газета «Нефтяное дело», «по приблизительному подсчету, общая добыча нефти в 1905 году выражается 410 млн пудов, по сравнению с 1904-м на 216 млн менее. В августе месяце уничтожено промыслового имущества на десять миллионов рублей».

В последующие годы российская нефтяная промышленность так и не смогла оправиться от потрясений августовской трагедии 1905 года. Если в 1904-м объем российской нефтедобычи составлял 67% от американской, то в 1914 году этот показатель был всего 25,1%. Расчеты доктора исторических наук Александра Иголкина показали, что последствия для всей национальной экономики проявились через годы в «топливном голоде» начала второго десятилетия ХХ в. и стали в конечном итоге одной из причин революционных событий 1917 года.

В условиях войны и хозяйственной изоляции экономическая и социальная система Российской империи стремительно теряла устойчивость. После успешного австро-германского контрнаступления в мае—июне 1915 года в Галиции и последовавшего отступления русской армии почти по всему фронту правительству России стало ясно, что бесперебойное снабжение армии боевыми припасами, оружием, горючим, а также военно-техническим имуществом и продовольствием имеет решающее значение для исхода войны. Между тем устойчивую работу нефтяной отрасли из-за дефицита необходимого оборудования и материалов обеспечить было трудно. 18 июля 1915 года военный министр, генерал от инфантерии Алексей Поливанов (1855–1920) писал министру торговли и промышленности Всеволоду Шаховскому (1874–1954): «...ввиду почти полного истощения в бакинском и в других нефтедобывающих центрах необходимых для добывания нефти материалов — железа, труб, цемента — представляется желательным прежде всего обратить внимание на это обстоятельство и принять меры, во избежание грозящей приостановки работ по добыче нефти, к должному обеспечению нефтяных предприятий по возможности всеми вспомогательными средствами для их непрерывного действия».

Обострение ситуации со снабжением привело к созданию в 1915 г. специальных регулирующих органов с широкой компетенцией — Особых совещаний по топливу, перевозкам и продовольствию. В структуре Особого совещания по топливу (ОСОТОП) с целью «обсуждения и объединения мероприятий по обеспечения нефтью и нефтепродуктами» была создана «Нефтяная секции», возглавляемая членом Государственного совета, тайным советником Александром Макаровым (1857–1919), приступившая к разработке необходимых спасительных мер.

В 1915 году в России было добыто 568,8 млн пуд. (9 млн 111 тыс. т) нефти, что было явно недостаточно для обеспечения потребностей национальной экономики в условиях войны. В 1916 году, несмотря на ряд принятых мер, положение существенно не улучшилось: объем нефтедобычи составил 602,1 млн пуд. Специалисты предсказывали наступление еще более тяжелых испытаний.

Министр торговли и промышленности 1915–1917 гг. Всеволод Шаховской (1874–1954) Министр торговли и промышленности 1915–1917 гг. Всеволод Шаховской (1874–1954)
Алексей Поливанов (1855–1920), военный министр Российской империи в 1915–1916 гг. Алексей Поливанов (1855–1920), военный министр Российской империи в 1915–1916 гг.
Эммануил Нобель (1859–1932) Эммануил Нобель (1859–1932)
Председатель Нефтяной секции ОСОТОПа Александр Макаров (1857–1919) Председатель Нефтяной секции ОСОТОПа Александр Макаров (1857–1919)

Надежды февраля

К началу 1917 года в результате долгих и изнурительных военных действий и поражений русской армии на фронтах Первой мировой войны Россия очутилась в сложнейшем положении. Из-за экономической разрухи и обострившейся нужды в стране росли социальная напряженность, антивоенные настроения и всеобщее недовольство политикой властей не только левых и оппозиционных, но и значительной части правых сил. Назрел глубокий экономический, политический и социальный кризис, который привел к революционным потрясениям и крушению самодержавия. 23 февраля 1917 года в Петрограде прошли массовые женские демонстрации с лозунгами «Хлеба! Долой войну! Верните мужей!», приведшие через несколько дней уже к всеобщей забастовке, охватившей все промышленные предприятия столицы. Далее последовали антимонархические выступления ряда воинских частей, которые окончательно подорвали основу прежнего режима.

Демонстрация женщин на Невском проспекте. Петроград, 1917 год Демонстрация женщин на Невском проспекте. Петроград, 1917 год

После стремительных февральских событий в Петрограде 2 марта 1917 года на железнодорожной станции Псков в вагоне поезда российский император Николай II подписал Манифест об отречении от престола, тем самым закончив более чем трехсотлетнюю историю правления в России династии Романовых. В то же время уже были сформированы два революционных органа: Исполком Петроградского совета, который возглавили социал-демократ Николай Чхеидзе (1864–1926), «трудовик» Александр Керенский (1881–1970) и социал-демократ Матвей Скобелев (1885–1938), а также «Временный комитет Государственной думы для водворения порядка в Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами» во главе с Михаилом Родзянко (1859–1924). Этот комитет по соглашению с Исполкомом Петроградского совета и сформировал Временное правительство России во главе с председателем Земского союза князем Георгием Львовым (1861–1925). Большую часть министерских постов заняли представители партии конституционных демократов. Министром промышленности и торговли нового правительства был утвержден Александр Коновалов (1875–1948), член Центрального комитета партии прогрессистов. 3 марта 1917 года была обнародована и программа деятельности Временного правительства, которая могла бы заложить в новой России широкие основы конституционализма и демократии. Приход к власти Временного правительства многим дал надежду на скорые преобразования в стране.

Нефтяники Апшеронского полуострова в основном приветствовали смену власти. Выступая в Городской думе Петрограда на заседании столичных торгово-промышленных предприятий и организаций 8 марта 1917 года, на котором присутствовали члены Временного правительства России, глава ведущей российской компании «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» Эммануил Нобель (1859–1932) подчеркнул: «Я говорю от имени всей русской нефтяной промышленности. Твердо веруя в могучие силы обновленной великой России, мы ставим себе ближайшей задачей своевременное обеспечение наших военных сил нефтяными продуктами, потребными для армии и флота на земле, на воде, под водой и в воздухе». Предпринимательскому и инженерно-техническому сообществу в то время казалось, что новая власть оправдает чаяния нефтяной отрасли, особенно после того, как 10 марта 1917 года Временное правительство отменило все ограничения на занятие нефтяным промыслом, существовавшие в Российской империи.

Пожар на нефтепромысле, Баку Пожар на нефтепромысле, Баку
Нефтяные вышки в Балаханах Нефтяные вышки в Балаханах

В поисках выхода из топливного кризиса

В начале весны 1917 года в стране стали явственно ощущаться признаки топливного голода, промышленные предприятия и электростанции получали все меньше нефтетоплива, а население — осветительного керосина. Причины этого явления оставались прежними. В телеграмме министру промышленности и торговли Александру Коновалову после поздравления его с назначением на высокий правительственный пост заместитель Председателя Совета съезда бакинских нефтепромышленников Александр Парониан (1880–1947) сообщил о том, что нефтяная промышленность сильно страдает от недостатка металлов. Нефтяная секция ОСОТОПа выработала предложения о поддержке нефтяников, а Коновалов на встрече с делегацией российских нефтепромышленников пообещал им «всемерное содействие» в выводе отрасли из кризисного состояния. Однако все начинания застревали в бюрократической трясине министерств и ведомств. Впрочем, решение топливной проблемы не могло быть достигнуто одним лишь улучшением положения на российских нефтяных промыслах. Узким местом в сфере нефтепродуктоснабжения оставался и железнодорожный транспорт. 30 марта 1917 года Александр Коновалов направил письмо военному министру Александру Гучкову (1862–1936) о невозможности обеспечить Петроградский район достаточным количеством минерального топлива и предложил установить, чтобы работа заводов и предприятий района была поставлена в прямую зависимость от количества топлива и сырья, которое фактически может быть доставлено в столицу. Это помогло смягчить остроту топливной проблемы, но лишь на короткое время. Летом 1917 года положение продолжало ухудшаться. Промышленные предприятия в массовом порядке закрывались. Возникли перебои и с автомобильным топливом, что привело к введению карточной системы в столице. Правительство пыталось бороться с топливным голодом организационными мерами, но они не приносили желаемого результата, обстановка на нефтяных промыслах продолжала ухудшаться.

Грозненские нефтяные промыслы Грозненские нефтяные промыслы

Одним из деструктивных факторов в отрасли стала активная деятельность разного рода самодеятельных органов, рабочих комитетов, которые стали брать на себя решение вопросов как общего и технического руководства, так и кадровой политики. Некомпетентность этих органов, самовольные захваты производств, изгнание с нефтяных промыслов инженеров и техников и вместо этого установление рабочего самоуправления лишь усиливали негативные тенденции и вели дело к полному и закономерному краху российской нефтяной промышленности.

Временное правительство лихорадочно искало пути выхода из кризиса. В качестве одной из мер предполагалось заинтересовать рабочих непосредственным их участием в акционерном капитале и распределением прибылей между рабочими и служащими.

Казачий нефтяной круг

23–29 марта 1917 года делегаты Кубанского и Терского казачьих войск приняли участие в работе всероссийского Общеказачьего съезда, прошедшего в Петрограде. В их выступлениях впервые были затронуты вопросы о справедливом пользовании нефтяными богатствами Северного Кавказа.

29 марта 1917 года военный министр Александр Гучков утвердил выработанное Первым Войсковым кругом «Временное положение об общественном управлении Терского казачьего войска», в котором пункт 5 ст. 11 относил к обязанностям круга: «распоряжение войсковыми доходными статьями, капиталами и имуществом (лесами, землями, водами, земными недрами, соляными озерами и т.п.)». На основании этого Терское казачье войско приняло на себя, в частности, в отношении нефтяного промысла, все права, принадлежавшие ранее российскому правительству. 30 апреля 1917 года в Грозном состоялся очередной Войсковой круг, утвердивший поручение о разработке проекта «Казачьего нефтепромышленного общества». В мае 1917-го Военный совет Временного правительства одобрил «Правила о нефтяном промысле на землях Кубанского и Терского казачьих войск», дававшие широкие права казачеству в осуществлении предпринимательской деятельности в нефтяном деле. Этот документ должен был обеспечить полную лояльность монархически настроенного казачества новой демократической власти.

В то же время войсковые правительства Кубанской и Терской областей выступили против положения Временного правительства о создании нефтяной инспекции, утвержденного 2 августа. Грозненские нефтепромышленники также не одобряли административные нововведения. 30 сентября 1917 года Совет съезда нефтепромышленников Новогрозненского района направил письмо министру торговли и промышленности Коновалову об отсрочке введения «Положения о нефтяной инспекции» и о неотложных нуждах грозненской нефтяной промы-шленности, находившейся в эпицентре углубляющейся межнациональной розни. 20 октября 1917 года уполномоченный Особого совещания по топливу в Грозненском нефтяном районе инженер Турьян направил в Министерство торговли и промышленности тревожную телеграмму: «Чрезмерно развившиеся грабежи со стороны хорошо вооруженной части туземного населения в окрестностях промышленного района, а также на близлежащих станциях и хуторах, создали тревожные настроения и панику у населения и в рабочих массах... Необходимы срочные решительные меры к охране Владикавказской дороги, нефтепровода и всего промыслового района. Полумеры и промедление приведут к катастрофе». Однако это отчаянное послание не было услышано Временным правительством.

На обломках империи

1 сентября 1917 года Россия была провозглашена республикой, власть сначала перешла к Директории из пяти человек под руководством Александра Керенского, затем в конце сентября было сформировано третье коалиционное правительство с ним во главе. Однако оно не смогло стать прочной и авторитетной властью, постепенно теряя контроль над положением в стране. В обществе зрело разочарование.

5 октября 1917 года Главным экономическим комитетом на рассмотрение правительства был внесен проект Положения о новом координационном органе «Центральном комитете по топливу» с более широкими полномочиями, чем действующий ОСОТОП. Однако времени на реализацию этого проекта у правительства Керенского уже не оставалось. К концу октября 1917 года его власть была фактически парализована: декреты и распоряжения саботировались и игнорировались. Во всех губерниях и уездах царила анархия. С каждым днем все меньше становилось сторонников и защитников Российской Республики.

Все это во многом объясняет ту легкость, с какой Директория Керенского была свергнута 25 октября 1917 года восставшими массами под руководством большевиков. Но и новое правительство — Совет народных комиссаров во главе с Владимиром Ульяновым (Лениным) — не могло остановить маховик приближающейся национальной катастрофы. Мнимая безграничная свобода, декларируемая всеми революционными группами, спровоцировала обострение националистических и сепаратистских настроений, что привело к трагическим событиям, в том числе и в нефтяной промышленности.

Военный министр Временного правительства Александр Гучков (1862–1936) Военный министр Временного правительства Александр Гучков (1862–1936)
Министр-председатель Временного правительства Александр Керенский (1881–1970) Министр-председатель Временного правительства Александр Керенский (1881–1970)

В ноябре 1917 года в один из своих набегов на Новогрозненские промыслы чеченские абреки совершили поджог нескольких буровых вышек, в результате чего возник грандиозный пожар. Председатель военно-революционного комитета А. Л. Зомбе сообщил в Петроград: «Нефтяные промыслы нового Грозненского района, дававшие ежемесячно 5–6 млн пудов нефти, разгромлены и сожжены полностью. Восстановление промыслов при настоящих условиях невозможно». И действительно, масштаб разрушений был огромный, уничтожено все нефтепромысловое оборудование и механизмы, основные объекты инфраструктуры: нефтехранилища, механические мастерские, насосные и котельные станции. Был разрушен нефтепровод Грозный — порт Петровск и его наземные сооружения. Новогрозненские нефтяные месторождения продолжали гореть в течение полутора лет.

Масленые резервуары после пожара на заводе братьев Нобель, Баку Масленые резервуары после пожара на заводе братьев Нобель, Баку

2 декабря 1917 года решением советского правительства «Особое совещание по топливу» вместе с «Нефтяной секцией» было подчинено Всероссийскому Совету народного хозяйства, а через четыре недели вовсе упразднено с передачей служебного персонала и имущества в ведение созданного «Отдела топлива ВСНХ».

Революционные потрясения 1917 года углубили проблемы нефтяной промышленности России. Объем добычи нефти только на Апшеронских промыслах за весь 1917 год составил 402,8 млн пуд., уменьшившись на 73,7 млн пуд., по сравнению с 1916 годом. В Грозненском нефтяном районе было добыто всего 68 млн 530 тыс. пудов. Низкие показатели нефтедобычи были отмечены также и на промыслах Кубанской и Уральской областей. Неутешительные результаты года в отрасли стали началом суровых испытаний, которые выпали на долю российской нефтяной промышленности в последующий трагический период Гражданской войны 1918–1921 годов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ