Будущее за Полярным кругом

Будущее за Полярным кругом

Текст: Петр Шмелев
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Трансформация климата открывает человеку доступ к ресурсам Арктики. С одной стороны, цена вопроса — колоссальные запасы ископаемого сырья, с другой — баланс арктической экосистемы и климатические перспективы планеты

Потепление в Арктике, вероятно, продолжится. Оценки предлагаются самые радикальные. Десять лет назад ученые прогнозировали, что лед в арктических водах начнет полностью исчезать в летний период лишь к 2070 году, сейчас говорят о 2035-м и даже о 2020-м, хотя не все научные организации с такими оценками согласны. Многие предпочитают говорить не о потеплении, а именно о трансформации климата.

Для человека плюс: климат Арктики становится менее экстремальным. Но потепление угрожает вечной мерзлоте, это техногенная проблема для постоянной и даже временной инфраструктуры. Растет вероятность стихийных бедствий и экологические риски, но факт в том, что Арктика становится доступнее.

Десять лет назад геологическая служба США оценивала потенциальные арктические запасы нефти в 90 млрд баррелей, газа — 47,3 трлн кубометров, газового конденсата — 44 млрд баррелей. В июне 2018 года заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов в интервью «Российской газете» называл цифру в более чем 130 млрд баррелей нефти. Так или иначе, но основная доля этих запасов — российская (более 60% всех углеводородов). По оценкам отраслевых экспертов, суммарная цена различного минерального сырья в арктических районах России превышает фантастические $30 трлн, две трети приходится на энергоносители.

Арктические месторождения, которые расположены в основном в Западной Сибири и на Аляске в местности Прадхо-Бей, уже обеспечивают более 10% мировой нефтедобычи нефти и свыше четверти добычи газа. И именно российский арктический шельф в перспективе может стать главным источником углеводородов для мирового рынка.

Лед тронулся

Россия реализует очень крупную арктическую программу. Более 96% континентального шельфа России, по предварительным оценкам, интересно для геологоразведки. По данным Минэнерго РФ, с 2007 по 2017 год доля добычи нефти в арктической зоне России поднялась с 11,8 до 17,6% от всего объема российской добычи, прогнозируется 26% к 2035 году.

Правительство России отобрало и планирует реализовать до 2030 года 150 проектов в Арктике на общую сумму почти в 5 трлн рублей, 4 трлн из которых составят частные инвестиции. Предполагается, что около 40% этих средств будет направлено на проекты по добыче полезных ископаемых, еще 7% — на геологоразведку, 18% — на строительство транспортной инфраструктуры. Важно, что 2% из этой колоссальной суммы пойдут на природоохранные мероприятия.

В число наиболее перспективных и имеющих межотраслевое значение включено 17 проектов. Среди них — разработка Приразломного месторождения «Газпром нефти», реализация проекта «Ямал СПГ», включающего строительство морского порта Сабетта. Кроме того, крайне значимым считается проект строительства железнодорожной магистрали «Северный широтный ход» в Ямало-Ненецком автономном округе. Магистраль протяженностью 700 км будет пересекать Ямал с запада на восток и соединит Свердловскую и Северную железную дорогу, арктические морские порты и промышленные районы Урала. «Северный широтный ход» планируется построить к 2022 году, а прогнозируемый объем перевозок — более 20 млн тонн в год.

Стратегически важным остается и Северный морской путь (СМП). В 2017 году объем перевозок по СМП достиг исторического максимума — 10 млн тонн. По прогнозу «Объединенной судостроительной корпорации», к 2030 году этот показатель может вырасти в семь раз! Безопасность проходки судов в тяжелых ледовых условиях в первую очередь обеспечивает единственный в мире атомный ледокольный флот — четыре ледокола Росатомфлота. С учетом растущего трафика в настоящее время госкорпорация строит еще три универсальных атомных ледокола проекта 22220. Двухосадочная конструкция атомоходов позволит использовать их как в арктических водах, так и в устьях полярных рек. В то же время «Газпром нефть», например, создает свой арктический флот для обеспечения круглогодичных поставок нефти со своих арктических активов (см. материал на стр. 12).

Далеко идущие планы по освоению Арктики есть не только у России. В последнее время активизировались и другие приарктические страны, а также одно неарктическое, но очень перспективное государство.

* Общие запасы нефти и газа в национальных секторах арктики (млрд тонн условного топлива). По оценкам национальных энергетических ведомств. 2013/2014 год

Американская мечта

Вслед за Россией в тройке лидеров по запасам арктических углеводородов идут США и Дания, последняя — за счет Гренландии. Для американцев нефтеносная Аляска — периферия, и на картах США ее обычно переносят ближе к побережью Калифорнии отдельным, относительно небольшим прямоугольником. Так что не все представляют себе, что Аляска намного больше Техаса и имеет береговую линию длиннее, чем у всех штатов, расположенных южнее. Кстати, и Гренландия размерами превышает всю Западную Европу, хотя по картам это трудно понять. Вообще, внутри Полярного круга находится 15% всей сухопутной поверхности Земли.

«На Аляске имеется свыше 150 перспективных месторождений редкоземельных металлов, и если бы штат был независимым государством, то оказался бы в первой десятке по запасам многих ценных металлов и минералов», — отмечает управляющий директор компании CargoMetrics, занимающейся анализом данных в области морских перевозок, один из основателей некоммерческой организации «Полярный круг» (Arctic Circle) Скотт Борджерсон.

Сегодня власти штата активно пытаются стимулировать добычу углеводородов и экономический рост: снижают налоги для энергетических компаний, увеличивают объемы продаж лицензий на нефтегазовые участки, которые принадлежат государству. В конце 2017 года Дональд Трамп подписал закон о налоговой реформе, который позволяет нефтяникам работать в Национальном арктическом заповеднике США на северо-востоке Аляски. Вскрывая свой полярный нефтяной резервуар, американцы рассчитывают в перспективе обойти Россию по объемам добычи нефти. Ранее добыча в американской Арктике блокировалась в основном усилиями экологических активистов, которым администрация Обамы противоречить не решалась.

Китайский вопрос

Свои виды на Арктику есть и у Китая, невзирая на удаленность Поднебесной от Полярного круга. В качестве своих ворот Арктики Китай рассматривает Исландию. Там строится одно из самых больших китайских посольств, туда организуются постоянные визиты чиновников и предпринимателей, страну посещал китайский премьер Вэнь Цзябао. Исландия первой в Европе подписала соглашение о свободной торговле с Китаем, а государственное пароходство Китая планирует долгосрочную аренду доков в порту исландской столицы.

Стратегическая же цель всех этих усилий — инвестиции, а по сути — глобальная экспансия в экономику соседней Гренландии, в недрах которой есть огромные запасы не только углеводородов, но и редкоземельных металлов. Пока еще остров входит в состав Дании на правах так называемой внутренней автономии, однако разговоры о скорой независимости звучат все громче. Так, в апреле этого года выборы в местный парламент безоговорочно выиграли партии, ратующие за отделение острова от Дании. А еще в 2008 году гренландцы на референдуме проголосовали за закон о самоуправлении, позволяющий объявить независимость страны в любой момент. Под вопросом остается только сам час икс — жители острова боятся лишиться датских субсидий в экономику, ежегодная сумма которых составляет порядка 500 млн евро.

Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Восполнить недостающие инвестиции вполне по силам китайскому бизнесу. К слову, китайцы ведут не только финансовую, но и культурную экспансию, открывая в Гренландии и Исландии конфуцианские школы и активно обучая местное население китайскому языку. В качестве приза Китай может получить еще один козырь в глобальном противостоянии КНР и США, а также доступ к значительным природным ресурсам. Запасов нефти в Гренландии достаточно, чтобы удовлетворить весь европейский спрос в течение двух лет. По оценкам Геологической службы США, в северо-восточной части острова разведано 31 млрд баррелей нефтяного эквивалента, еще 17 млрд баррелей — на шельфе.

Кстати, Chevron, BP, Shell уже приобрели участки местного шельфа, островитяне всерьез готовились к нефтяному буму, но пока подвели цены на нефть.

Сохранить и приумножить

Освоение Арктики — это дорого, и в первую очередь — из-за отсутствия транспортной инфраструктуры. Эта проблема в том или ином виде характерна для всех приарктических стран, а ее решение в каждом конкретном случае означает для компаний значительное увеличение капитальных вложений по сравнению с активами на Большой земле. Тем не менее богатство запасов оправдывает лишние траты.

Сложнее оказывается соблюсти баланс между техногенным воздействием и хрупкостью арктической экосистемы. Скотт Борджерсон («Полярный круг») предлагает правительствам искать правильное соотношение между задачами защиты окружающей среды и добычи природных ресурсов. Один из способов объединить капитализм с природоохранными ценностями — начать воспринимать окружающую среду как своего рода капитал, включать расходы на экологические вопросы в стратегии развития отдельных проектов и бизнеса в целом. Такая практика существует в программах управления рыбными промыслами при распределении квот на вылов или в мероприятиях по защите лесов. Хорошим примером может служить и выпуск «зеленых облигаций» для реализации природоохранных проектов.

Инвестировать в экологическую сохранность Арктики необходимо, это делают как частные компании, так и государства. В частности, все восемь арктических и приполярных государств разработали стратегии по освоению, использованию и охране своих территорий, включающие блоки, посвященные охране окружающей среды.

В свою очередь, все нефтяные компании, реализующие проекты в арктическом регионе, делают акцент на необходимости обеспечивать повышенную безопасность работ, нулевой сброс промышленных и бытовых отходов, минимизировать площадь воздействия активов на экосистему. Также есть проекты, нацеленные на изучение и сохранение арктического биоразнообразия. Например, «Газпром нефть» недавно анонсировала совместную с Русским географическим обществом программу по изучению редкого арктического животного — нарвала, а ранее реализовала проект по исследованию и сохранению популяции атлантического моржа.

Очевидно, что интенсивное промышленное освоение арктических территорий всегда будет нести в себе экологические риски для уязвимых арктических систем. Тем не менее минимизировать эти риски, разрабатывать и применять бережные технологии — задача и ответственность всех компаний, приходящих в Заполярье.

Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Арктика глазами фантастов

Сегодня любопытно посмотреть, как представляли себе покорение Арктики советские энтузиасты и писатели-фантасты 1930-х годов. Непременным условием освоения региона тогда видели рукотворное изменение климата.

В 1930 году журнал «Знание — сила» публиковал рассказ инженера и педагога Владимира Рюмина «День в Полярграде». Автор представлял полярный город в 1942 году. Герой рассказа прибыл туда на дирижабле, город освещался в полярную ночь «свечением разреженного газа в герметически запаянных стеклянных шарах под влиянием мощного поля частопеременного тока». «Авиапорт» находился в центре города, жилые дома были двухэтажными — из древесины, растертой в муку, спрессованной в готовые панели и обработанной жидким стеклом. Между двойными стенами циркулировал теплый воздух от теплоцентрали.

Рюмин описывал технологию производства электроэнергии и тепла в Полярграде. «В котлах налит жидкий пентан, углеводород, добываемый из нефти, точка кипения которого лежит на 10 градусов ниже нуля. „Теплая“ вода переводит пентан в газообразное состояние. Выводной трубой он направляется в закрытую со всех сторон турбину, а из нее в холодильник, наполненный льдом с солью, как в мороженицах. С водою пентан не смешивается, он опускается на дно конденсатора и оттуда возвращается самотеком в котел, где снова обращается в пар... Пентан не теряется, вода и лед ничего не стоят, соль — продукт дешевый, да и ее вымораживанием вновь извлекают из соляного раствора; словом, источник энергии почти даровой и безграничный». Планировался электрический подогрев почвы, в городе решили и проблему комаров — с помощью специальной бактерии, безвредной для человека.

В 1936 году московский школьник Зигмунд Маурин фантазировал в журнале «Юный натуралист» о городе будущего Сталинград-Полярный. Здесь тоже предполагалось менять климат, растапливая мерзлоту химическим способом или при помощи тепла из шахт, которые уходили вглубь земли на пять километров.

В 1937 году журнал «Техника — молодежи» публиковал большую статью инженера А. Варшавского «1950 год в Арктике». Здесь полярная территория представлялась не пугающей, а вполне комфортной для жизни и работы. В роли источника энергии Варшавский видел силу ветра и большие ветростанции «в виде крыльчаток, вращающихся на общей стальной раме, укрепленной на высокой башне». Вторым вариантом стала подземная газификация угля. «Вся шахта превращается как бы в гигантский газогенератор... В пласте проделывают горизонтальную скважину, уголь поджигают и продувают сквозь него воздух. При этом уголь сгорает иначе, чем, например, в топках парового котла. Вместо углекислого газа, который получается в результате сгорания угля в топках, при подземной газификации получается горючий генераторный газ».

Подземная газификация угля, по мысли автора, позволила бы растапливать слой вечной мерзлоты. Появляется много теплой воды, которую откачивают мощными насосами и направляют на отопление жилых помещений и теплиц, на строительные площадки, которые той же водой предварительно освобождаются от мерзлоты.

Автор предвидел решающую роль северного судоходства. «По Великому Северному морскому пути двигались мощные ледоколы и суда особого устройства, переползавшие ледовые поля. Большой флот торговых пароходов и теплоходов, множество шхун и катеров бороздили полярное море по всем направлениям. Даже подо льдом сообщение поддерживалось подводными лодками».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ