Время наращивать масштабы

Кирилл Кравченко

Интервью генерального директора NIS, заместителя генерального директора «Газпром нефти» Кирилла Кравченко

Журнал «Газпром»

Экономическое чудо

— Кирилл Альбертович, как удалось добиться того, что NIS, еще в 2009 году находившаяся на грани банкротства, за столь короткий срок превратилась в прибыльную компанию, способную не только выплачивать дивиденды акционерам, но и активно расширять свой бизнес на Балканах?

— Действительно, когда мы только пришли в компанию, ее состояние было очень плачевным. Первое, что мы предприняли, чтобы его исправить, это существенно поменяли подход к ведению бизнеса. Сделали его максимально прозрачным, чтобы исключить любые возможности для коррупции. Занялись сокращением издержек. Одной из самых сложных проблем стала оптимизация численности персонала. Власть в Сербии постоянно менялась, и каждый раз, когда на выборах побеждала новая партия, она отправляла своих членов на руководящие посты в NIS. А те, естественно, приводили с собой новую команду. Но сотрудники, которым они приходили на смену, тоже оставались в компании — их просто перемещали на другие позиции. Таким образом, на момент нашего появления в Сербии в NIS скопилось уже несколько поколений политиков со своим десантом. А это огромные затраты для компании. Однако в соответствии с договоренностями акционеров компании — правительства Сербии и ОАО «Газпром нефть» — просто так сокращать избыточный персонал было нельзя, люди покидали компанию исключительно добровольно и при этом им выплачивалась весьма солидная денежная компенсация. Поэтому добиться изменений было очень непросто. Но оно того стоило, так как оптимизация численности персонала стала одним из самых существенных факторов повышения эффективности компании.

Помимо этого, мы занялись оптимизацией производственных процессов, внедрением новых технологий и управленческих решений во всех сегментах бизнеса. Стали наращивать объемы производства и выпуск продуктов еврокачества. Всю прибыль, которую мы получали первые четыре года, направляли на погашение убытков прошлых лет (на момент нашего прихода они достигли почти 450 млн евро) и реинвестировали в развитие. Это позволило вывести NIS из тяжелейшего положения, сделать компанию прибыльной, перейти к стабильной и устойчивой работе. В этом году NIS впервые за много лет выплатила дивиденды по итогам 2012 года в размере 25 % от чистой прибыли. Кстати, мы обязаны выплачивать не менее 15 %, но, полагаю, этот показатель без каких-либо помех для развития бизнеса может быть доведен с согласия акционеров до 25 % — такой порог является нормой для региона, в котором мы работаем.

Хочу отдельно остановиться на вкладе NIS в национальную экономику. В течение последних трех лет компания за счет налоговых выплат формирует порядка 13 % доходной части бюджета страны, обеспечивая при этом более 8 % национального ВВП Сербии. Думаю, этих данных достаточно, чтобы проиллюстрировать важность NIS для стабильности финансовой системы страны и ее экономической модели. На фоне безработицы, которая в Сербии приближается к отметке 30 %, мы активно берем на работу молодых специалистов, а об условиях труда в компании лучше всего говорит титул «Лучший работодатель Сербии», который уже дважды был присвоен нашей компании.

— Прибыль компании и дальше будет расти?

— Сейчас мы демонстрируем весьма высокие показатели соотношения прибыли и выручки. Но вместе с тем мы уже достигли того уровня, когда дальше увеличивать прибыль будет намного сложнее.

— От чего это зависит?

— Главным образом от налогов. Например, за первые шесть месяцев текущего года мы заплатили на треть больше налогов, чем за тот же период прошлого года. При этом цены на газ, который составляет примерно треть нашего бизнеса в секторе upstream, упали на 40 %. Поэтому, чтобы хотя бы достичь финансовых результатов 2012 года, нужно очень постараться. Наша задача — как можно ближе подойти к этому.

— Как вы оцениваете производственные результаты работы NIS?

— В сравнении с 2008 годом добыча углеводородов компании удвоилась, хотя предыдущие два десятилетия происходило ее постоянное падение. В прошлом году мы извлекли из недр 1,763 млн т нефтяного эквивалента (н. э.), а в 2013 году планируем увеличить добычу на 5 %. Две трети этого объема — нефть, остальное — природный газ, которым мы обеспечиваем примерно 20 % внутреннего потребления Сербии. С точки зрения объема это немного, но по прибыльности — как в России 15 млн т. Добыча углеводородов в Балканском регионе, как и в целом в Европе, — достаточно высокорентабельный сегмент бизнеса в отличие от переработки и сбыта. Объясняется это просто — налоговая нагрузка зачастую сосредоточена на весьма развитом секторе downstream, в то время как налоги на добычу в разы меньше — запасы нефти и газа в большинстве стран Европы не так велики, поэтому деятельность по их разведке и добыче необходимо стимулировать через низкое налогообложение.

Переработка составила в прошлом году 2,142 млн т нефти, корректированный план на 2013‑й — 3,112 млн т. От давальческого сырья мы избавились еще в 2010 году, поэтому сегодня около трети — это собственная нефть NIS, а остальное приобретаем на рынке. Основной канал поставок импортного сырья на нефтепереработку — хорватский нефтепровод JANAF, пролегающий от побережья Адриатического моря до границы с Сербией. У нас есть две производственные площадки для переработки сырья — в Панчево и Нови-Саде. Номинальная мощность первого нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) — 4,7 млн т в год. Второй завод находится в процессе реконструкции. В будущем году планируем загрузку НПЗ в Панчево на уровне 3,3–3,4 млн т, в 2015‑м — 3,7 млн т.

По объемам сбыта нефтепродуктов в Сербии мы почти достигли предела — сегодня NIS обеспечивает более 70 % внутреннего рынка. Поэтому если и будет рост реализации, то незначительный. Зато планируем существенно увеличить продажи за пределами Сербии за счет реализации через премиальные каналы сбыта в соседних с Сербией странах.

Стратегия роста

— Что предполагает стратегия дальнейшего развития NIS?

— Мы завершили этап стабилизации бизнеса и теперь уверены, что готовы перейти к осуществлению тех обязательств, которые на себя приняли. Речь идет не об условиях, которые мы должны были выполнить при покупке NIS, — их мы уже реализовали, — а об обязательствах, которые мы сами на себя взяли, актуализируя стратегию. А именно — вложить в развитие компании порядка 1,5 млрд евро в течение следующих трех лет. Причем теперь мы можем сделать это, не нарушая корпоративных принципов по задолженности, оперируя в основном собственными денежными потоками.

По многим показателям мы сегодня — компания № 1 в регионе, но нам еще предстоит расти по масштабам бизнеса. Акционеры поставили перед нами задачу трансформировать национальную нефтегазовую компанию NIS в сбалансированный во всех сегментах бизнеса полноценный международный энергетический вертикально интегрированный холдинг. Концепция развития NIS до 2020 года предполагает увеличение ежегодной добычи компании как минимум до 5 млн т нефти и газа (в нефтяном эквиваленте), переработки — до 5 млн т нефти, реализации — до 5 млн т нефтепродуктов. Иными словами, прежде всего нам нужно иметь как можно более мощную сырьевую базу. Мы рассчитали, сколько NIS может добывать на уже имеющихся месторождениях, и поняли, что этого недостаточно для достижения стратегических целей. Поэтому мы поступательно наращиваем инвестиции в геологоразведочные работы (ГРР) на территории Сербии, и нам уже удалось остановить сокращение ресурсной базы и добиться опережения прироста запасов нефти и газа по отношению к объемам их добычи. Помимо этого, было принято решение о необходимости развития этого направления во всем Паннонском нефтегазоносном бассейне, то есть фактически во всех окружающих Сербию странах. Мы получили концессии в Венгрии, Румынии и Боснии, где уже завершена сейсморазведка и заканчивается разведочное бурение. До конца текущего года мы планируем объявить о первых итогах этих работ. Рассчитываем, что ГРР в соседних странах принесут нам положительные результаты, ведь сейчас мы реализуем там целый ряд проектов. Например, в Венгрии и Румынии их у нас не по одному, а по несколько.

— Вы планируете и дальше развивать добычное направление за рубежом?

— Безусловно. Потенциал добычи углеводородов в регионе есть, и сегодня это самый прибыльный сегмент нефтегазового бизнеса. В ближайшие годы именно сюда пойдут наибольшие инвестиции. Ведь к 2020 году мы планируем добывать за пределами Сербии не менее половины совокупного объема извлекаемых компанией углеводородов. В следующем 2014 году мы ожидаем небольшого роста производства углеводородов на территории Сербии — порядка 1–2 %. Но, возможно, в зависимости от результатов реализации наших добычных проектов за рубежом показатель добычи NIS будет корректироваться в сторону увеличения.

Правила выживания

— Как предполагается реализовывать выбранную стратегию в нефтеперерабатывающем секторе?

— Мы завершили первый этап модернизации НПЗ в Панчево и в прошлом году полностью перешли на производство моторного топлива класса Евро-5. Показатель Индекса сложности Нельсона нашего перерабатывающего комплекса поднялся до уровня 8,9 — это выше, чем в среднем по предприятиям России (5,1) и даже ЕС (6,1). Глубина переработки у нас увеличилась с 70 до 83,7 %.

По Индексу Соломона, который определяет эффективность, мы существенно опережаем российские НПЗ по всем показателям кроме энергоэффективности. Она всегда была слабым местом NIS, но мы планируем довести ее до приемлемого уровня в ближайшие 2–2,5 года. Тем не менее мы понимаем, что в европейском секторе downstream, в отличие от России, избыточное предложение топлива, высочайшая конкуренция и огромные налоги. Чтобы здесь выжить, нам нужно не только повышать эффективность предприятий переработки, но и, хотим мы этого или нет, продолжать их модернизацию. Поэтому, помимо обязательной фазы реконструкции, которую мы успешно провели, у нас предусмотрено несколько дополнительных проектов, чтобы вывести наши НПЗ на еще более конкурентоспособный уровень. Речь идет о повышении глубины переработки и выхода светлых нефтепродуктов, а также таких показателей эффективности, как энергоемкость, эксплуатационная готовность, снижение затрат. Все эти мероприятия пока не так необходимы в России, но здесь, повторюсь, это вопрос выживания.

— Какие именно проекты планируется реализовать в переработке?

— Один из двух наших НПЗ, в Нови-Саде, мы не просто реконструируем, а перепрофилируем под производство базовых масел. Это уникальный для Европы проект. Новые мощности позволят нам получать одновременно парафиновые и нафтеновые масла. Последние выпускаются в европейском регионе только в Швеции компанией NYNAS Naphthenics, которая считается мировым лидером по производству нафтеновых базовых масел. Но получают они продукт с использованием привозного сырья, которое доставляется в Европу из Венесуэлы. У NIS же в Сербии есть собственный источник уникальной нефти марки Velebit, годной для производства как нафтеновых, так и парафиновых масел. Инвестиции в создание нового комплекса в Нови-Саде достигнут почти 130 млн евро, а его ввод в эксплуатацию запланирован на конец 2016 года. В соответствии с нашими планами мощность обновленного предприятия составит порядка 180 тыс. т продукции в год, ассортимент будет представлен восемью видами базовых масел (по четыре нафтеновых и парафиновых), а также 250 видами готовых товаров. Ожидается, что уникальность обеспечит этой продукции широкий рынок сбыта: 25–30 % будет продаваться в Балканском регионе, остальное — в других государствах Европы, СНГ, на Ближнем Востоке, в Африке, Турции и так далее.

После реализации проекта базовых масел нефтеперерабатывающий комплекс NIS по Индексу сложности Нельсона войдет в число 25 передовых НПЗ Европы. Между тем мы также рассматриваем возможность дальнейшей модернизации завода в Панчево, которая предполагает переработку тяжелых нефтяных остатков. Есть несколько вариантов, основные из которых — строительство комплексов сверхглубокого гидрокрекинга или замедленного коксования. Решение о том, будем ли мы это делать и как именно, должно быть принято нашими акционерами до конца текущего года. Если оно будет положительным, то с учетом опыта и наработок, полученных нами на предыдущем этапе модернизации нефтепереработки NIS, мы можем очень быстро перейти к фазе реализации соответствующего проекта.

— Насколько эти проекты способны повысить рентабельность нефтепереработки NIS и решить вопрос выживания, о котором вы говорили?

— С точки зрения налоговой нагрузки на нефтегазовый бизнес, Европа сравнима с Россией. Однако, как я уже говорил, компонент налогообложения на сектор downstream здесь существенно выше, а на upstream — значительно ниже. Поэтому большинство европейских НПЗ работает с нулевой маржой. До нашего прихода перерабатывающий комплекс NIS приносил убытки, но благодаря проведенной реконструкции и модернизации нам удалось вывести сектор downstream из минуса. Сегодня маржа НПЗ в Панчево нулевая, предприятие работает не на полной загрузке, но мы приблизились в этом к среднеевропейскому уровню. Планируем, что в положительную зону наш перерабатывающий комплекс перейдет уже с 2016 года, после ввода в строй производства базовых масел в Нови-Саде. А существенно повысить маржу мы сможем после завершения второго этапа модернизации НПЗ в Панчево, если наши акционеры примут решение о строительстве нового комплекса глубокой переработки. С его вводом мы сможем выйти на ежегодную загрузку панчевского завода на уровне 4,5— 4,7 млн т нефти, а вместе с производством базовых масел в Нови-Саде эффективная годовая производительность нефтеперерабатывающего комплекса NIS составит порядка 5 млн т.

И, безусловно, параллельно с этим нам нужно активно развивать сбытую сеть. Переработка в Европе без развития розничных каналов сбыта обречена, поскольку конкуренция здесь крайне высока. Сюда идут со своим продуктом из России, с Ближнего Востока, из США. И в оптовых сбытовых каналах мы уже сейчас видим ценовые войны, попытки выдавить с рынка конкурентов. Розница — это единственная гарантия того, что ты можешь продать свой продукт с максимально возможной маржой.

Важность розницы

— Какие существуют планы относительно развития сбытовых и, в частности, розничных каналов NIS?

— Когда мы доведем НПЗ до оптимальной мощности, 60 % нефтепродуктов предполагаем поставлять на внутренний рынок, 40 % — за пределы Сербии. Свою долю на оптовом рынке страны мы собираемся сохранить примерно на том же уровне, что и сейчас — 73–78 %. В этом году мы планируем реализовать на внутреннем рынке в общей сложности около 2,5 млн т нефтепродуктов, и это, как я уже сказал, почти предел возможного. Что касается розницы — в Сербии у NIS в настоящий момент порядка 336 АЗС, и еще три станции находятся в процессе строительства и реконструкции. В ближайшие три года мы планируем довести количество собственных автозаправок до 800 единиц. Но лишь половина из них будет находиться на территории Сербии, остальные — за рубежом. Мы уже вышли на розничные рынки трех соседних стран. Так, в Боснии мы оперируем 36 АЗС, в Болгарии — 28 (еще три строятся), в Румынии — 10 (плюс 18 станций в стадии строительства). Впрочем, мы не ограничиваемся только этими странами, рассматривая и другие регионы для развития розничной сети NIS. Мы рассчитываем получить не менее 10 % рынка региональных розничных продаж в ключевых, соседних с Сербией странах. Однако где-то наша доля может оказаться и выше. Например, в Боснии она составит порядка 15 %, так как там мы выкупили у австрийской OMV уже готовую сеть АЗС.

Логистику мы будем развивать параллельно с розницей. В частности, сеть нефтебаз в Сербии у нас есть, но европейское законодательство обязывает нас иметь нефтебазы не только в регионе, но и в каждой конкретной стране, где у нас есть АЗС. Поэтому мы уже купили нефтебазу в Болгарии, собираемся строить в Румынии (сейчас пока арендуем), аналогичный проект готовится в Боснии. Если будем выходить в другие страны, то это тоже будут не только АЗС, но и нефтебазы.

— А почему NIS так активно выходит с розницей за рубеж?

— Конечная цель нашей сбытовой стратегии — гарантированно обеспечить продажу не менее 70 % светлых нефтепродуктов NIS через собственную розничную сеть.

— В каких странах региона наиболее благоприятные условия для развития сети АЗС?

— Все государства здесь абсолютно разные, и везде нужен индивидуальный подход. Наибольшие перспективы мы, конечно же, связываем с теми территориями, на рынки которых уже вышли. Но есть еще две-три страны, которые нам интересны. Решение — входить туда или нет — будут принимать акционеры.

— С точки зрения ресурсной базы и добычи углеводородов, Румыния — одна из наиболее обеспеченных стран в регионе. Это не помешает развитию там бизнеса NIS?

— Не нужно забывать, что население Румынии — порядка 20 млн человек и, соответственно, рынок сбыта там значительно больше, чем в других государствах региона. Кроме того, она разделена горами на две части. Фактически все основные нефтеперерабатывающие и сбытовые активы расположены в одной из них. А вторая, примыкающая как раз к Сербии и Венгрии, обеспечена топливом явно недостаточно. Благодаря этому NIS и может занять здесь лидирующие позиции. Плюс у нас еще очень удобная логистика для поставок топлива на данном направлении.

— Под какими брендами будут работать ваши АЗС в Сербии и за ее пределами?

— В Сербии наши станции действуют в основном под брендом NIS Petrol, за рубежом — главным образом под брендом GAZPROM. На территории Республики Сербской — она входит в состав Боснии — мы используем оба бренда. Первый из них представляет автозаправочные комплексы эконом-класса и конкурирует с такими сетями, как MOL, второй работает в премиум-сегменте наравне со станциями OMV. В Европе есть четкая сегментация, которая в России сложилась еще не так определенно. Люди, которым важен объем услуг и качество топлива, готовы платить больше. Мы очень четко позиционируем бренд GAZPROM в премиальной нише. Практика показывает, что потребители, причем из разных социальных групп, этому бренду доверяют. Скажу только, что корпоративные карты для заправок на АЗС GAZPROM делают не только коммерческие компании, но и представители различных органов власти и политических структур в странах, где эта сеть работает.

— NIS активно действует и в сегменте газомоторного топлива. Как сегодня развивается это направление?

— У нас есть две производственные площадки по производству автогаза (сжиженных углеводородных газов) — непосредственно на нашем основном НПЗ в Панчево и на мини-ГПЗ в Элемире. Их суммарная мощность составляет порядка 40–45 % от общего потребления в стране. Но какую-то часть автогаза мы докупаем, поэтому доля NIS на внутреннем рынке достигает сегодня 55–60 %. Цель, так же, как и по бензинам и дизелям, — довести ее минимум до 70 %. Соответственно, мы планируем определенную модернизацию панчевской площадки и увеличение ее загрузки. И предполагаем небольшие инвестиции на ГПЗ в Элемире. Наш план — обеспечение за счет собственного производства минимум 60–65 % внутреннего потребления страны. Для экспорта автогаза этих мощностей, конечно, не хватит, поэтому здесь речь идет только об обеспечении внутреннего рынка.

Ряд преимуществ

— Расскажите о диверсификации бизнеса NIS. Почему компания занялась развитием электроэнергетики и других направлений?

— В силу ряда уникальных преимуществ NIS, прежде всего с точки зрения расположения и влияния в регионе, развитие этого сегмента стало логичным дополнением к основному для нас нефтегазовому бизнесу. Мы расширяем добычные проекты и ожидаем, что будет увеличиваться не только производство нефти, но и природного газа. Сейчас мы обеспечиваем им порядка 20 % сербского рынка, и эта доля может вырасти до четверти, даже с учетом того что на территории Сербии реализуется проект «Южный поток». Однако больше этого объема по адекватным ценам мы реализовать не сможем, а для отправки сербского газа на экспорт нет технической возможности. Электроэнергию, произведенную из газа, мы можем использовать как для собственных нужд, так и реализовывать на рынках Сербии, соседних стран и даже экспортировать в Западную Европу. Кстати, как ожидается, полная либерализация сербского рынка электроэнергии произойдет в начале 2015 года, и мы хотим быть к этому готовы. Поэтому было принято решение об участии NIS в двух крупных проектах по генерации электроэнергии совместно с партнерами.

Первый из них предполагает реконструкцию ТЭЦ Нови-Сад, где доля NIS составляет 24 %, и строительство там двух новых энергоблоков на основе эффективного парогазового цикла мощностью 480 МВт. Общая установленная мощность станции достигнет при этом 715 МВт, а максимальное годовое производство электроэнергии — 2730 ГВтч. Партнером NIS по проекту выступает словацкая компания GGE. Второй проект мы реализуем на паритетных началах с ООО «Газпром энергохолдинг». Речь идет о строительстве в Панчево ТЭЦ мощностью порядка 200 МВт при годовом производстве электроэнергии в 1350 ГВтч. Кстати, с ООО «Газпром энергохолдинг» мы собираемся расширять сотрудничество и по другим направлениям. В частности, по повышению энергоэффективности наших предприятий.

Помимо этого, мы самостоятельно реализуем проект по малой когенерации на месторождениях нефти и газа. Одна такая установка уже запущена в Сираково в июле. До конца года планируем ввести в строй еще семь. Завершить проект планируется к концу 2014 года. Суммарная мощность всех установок составит 40 МВт.

— А почему в этом году NIS вошла в проект ветрогенерации в Пландиште?

— В Европе создать механизм, компенсирующий производство углекислого газа с помощью генерации «зеленой » энергии, значительно выгоднее, чем оплачивать квоты за выброс СО2. Ветропарк Plandiste, кстати, — первый и крупнейший проект ветрогенерации в Сербии. Станция мощностью 102 МВт будет запущена в эксплуатацию в конце следующего года. Общие инвестиции составят 160 млн евро, но вклад нашей компании, доля которой — 50 %, не превысит 25 млн. Потому что мы смогли выстроить такую финансовую конструкцию, где сделали гарантированные поставки электроэнергии предметом залога и тем самым не обременили себя дополнительным банковским долгом. Такие подходы мы стараемся использовать и в других наших проектах, что позволяет сосредоточить основные финансовые средства на развитии профильного бизнеса.

— Другие проекты — это и освоение нетрадиционных ресурсов нефти и газа?

— В том числе. Это разработка нетрадиционных запасов газа, нефтяные сланцы, тяжелая и высоковязкая нефть, метан угольных пластов и так далее. Пока экспериментируем в этих направлениях.

— Что-то уже делается по разработке месторождений нефтяных сланцев?

— Из представляющих промышленный интерес районов можно говорить прежде всего об Алексинце, расположенном на юго-востоке Сербии, где запасы сланцев оцениваются примерно в 2 млрд т. Мы не исключаем возможности своего участия в их разработке. Партнером — поставщиком технологий здесь для нас может выступить российский «Атомэнергопроект». Но никаких окончательных решений еще не принято.

— Рассматриваете ли вы возможность реализации проектов, связанных с угольной генерацией электроэнергии?

— NIS изучает потенциальные возможности реализации проекта по строительству ТЭС в районе угольного разреза Kovin.


Беседу вел Денис Кириллов