Никто не собирается уходить

Журнал «Газпром»

Интервью исполнительного директора Gazprom Neft Badra B. V. Сергея Караваева

Журнал «Газпром» Сергей Караваев

На вопросы журнала отвечает исполнительный директор Gazprom Neft Badra B. V. Сергей Караваев

— Сергей Владимирович, что было сделано в рамках проекта в текущем году и что предстоит сделать в ближайшее время?

— Главной вехой 2014 года стало начало коммерческой добычи. В мае мы приступили к промышленной добыче одновременно с комплексными испытаниями системы подготовки и транспортировки сырья. В конце августа сырье с «Бадры» начало поступать в трубопроводную систему Ирака, затем — на экспортный терминал в городе Басра. В ноябре мы выполним основное требование сервисного контракта об объемах суточной отгрузки нефти — не менее 15 тысяч баррелей на протяжении 90 суток. С этого момента все участники консорциума начали получать возмещение затрат, понесенных на разработку месторождения. Когда затраты будут компенсированы, инвесторам будет выплачиваться вознаграждение за каждый баррель добытой нефти. Это важный момент для всех партнеров, поскольку проект начнет приносить прибыль. До конца года нам предстоит завершить весь комплекс пусконаладочных работ системы нефтесбора — традиционно на это отводятся первые месяцы промышленной работы установки. Также планируем, что уже к январю появятся первые фундаменты установки комплексной подготовки газа. Сейчас добыча на месторождении ведется на двух скважинах, в ближайшее время мы готовимся запустить в эксплуатацию третью. К ее бурению мы приступили еще в 2010 году, однако для того, чтобы закончить работу, пришлось несколько раз менять технологию. Это яркий пример сложнейшей геологии месторождения.

— Как оцениваются запасы и ресурсы нефти и конденсата?

— С момента, как мы приступили к разработке «Бадры», было получено много новой информации о геологии этого участка. На территории месторождения находятся два продуктивных пласта: Мешриф и Маудуд. Первоначально мы предполагали, что нефть содержится в обоих. Но результаты сейсмики и других исследований показали, что в пласте Мешриф нефти нет, зато ее гораздо больше, чем мы ожидали, в пласте Маудуд. Такое перераспределение практически не влияет на совокупные объемы запасов — они меняются незначительно. Однако новые представления о геологии месторождения прямым образом влияют на инфраструктуру — нам совершенно точно придется бурить значительно больше скважин, чем планировалось. И конечно, это несколько увеличит затраты. Что касается запасов газа, то они оказались больше, чем представлялось первоначально, что приведет к увеличению мощности газовой инфраструктуры.

— Какова специфика работы в Ираке? Насколько благоприятен налоговый режим?

— Налоговый режим не имеет для нас принципиального значения, поскольку мы вовлечены в разработку месторождения «Бадра» в рамках сервисного контракта. Месторождение принадлежит Ираку, а наш консорциум — это подрядчик, который осваивает ресурсы и получает за это вознаграждение. Что касается обстановки в регионе, этот фактор приходится учитывать. Военные действия накладывают определенные ограничения на привлечение подрядчиков. Летом этого года мы усилили меры безопасности: увеличили количество бронированных автомобилей, разработали несколько планов эвакуации для сотрудников, которыми можем воспользоваться в случае необходимости. Тем не менее за всё время реализации проекта работа на месторождении ни разу не была приостановлена.

— Как вы оцениваете перспективы работы «Газпром нефти» и других зарубежных компаний в Ираке?

— Ирак остается крайне перспективным регионом, и за последнее время государству удалось значительно нарастить объемы добычи. Если говорить об инвестиционном климате в регионе, то, наблюдая за нашими коллегами по отрасли, мы видим, что никто не собирается уходить или замедлять развитие бизнеса, а проекты, начатые ранее, успешно реализуются.