От простого к сложному

Журнал «Газпром»

Интервью генерального директора ООО «Газпромнефть — смазочные материалы» Александра Трухана

Журнал «Газпром» Александр Трухан

На вопросы журнала отвечает генеральный директор ООО «Газпромнефть — смазочные материалы» Александр Трухан.

Разумная и в рублях

— Александр Михайлович, начнем, если не возражаете, с итогов 2014 года.

— Прошлый год наша компания завершила весьма успешно. Если говорить о показателях объемов, то в 2014 году произвели около 485 тыс. т масел и смазок. Мы запустили в эксплуатацию комплекс по высокоточному смешению 110 тыс. т и фасовке 180 тыс. т масел. После ввода этого комплекса суммарная мощность по смешению в Омске достигла 300 тыс.т. Это означает, что все производимые нами базовые масла мы можем конвертировать в готовые продукты, расфасовывать их и отправлять на рынок.

Омский завод смазочных материалов (ОЗСМ) сейчас является самым современным производством в Европе и Средней Азии. Этот комплекс стал технологической изюминкой не только компании «Газпром нефть», но и всей масляной отрасли нашей страны.

Кроме того, в прошлом году наша компания закончила модернизацию установок по производству смазок на ОЗСМ. Теперь мы можем производить дополнительно 5 тыс. т продукта, притом не только простые литиевые смазки, но и кальциевые — комплексные. Планируем начать производство бентонитовых смазок, которые востребованы добывающими предприятиями. Впервые в России мы начали производить смазку с вязкостью «два нуля» (полужидкие смазки. — ред.). Будем из Италии переносить производство самых сложных продуктов. Пожалуй, теперь нет ни одного вида смазок, которые мы не могли бы производить на Омском заводе.

К концу 2014 года спрос на наши продукты значительно вырос — в декабре отгрузки были выше, чем в середине года. Это во многом объясняется политикой импортозамещения, тем более что наша продукция по качеству не уступает известным зарубежным аналогам, и это при очень разумной цене. По количеству допусков от производителей автомобилей, техники и оборудования (свыше 250) мы лидируем среди российских компаний. Наши продукты производятся из российского сырья, на российских заводах, российскими специалистами. Конечно, мы тоже двигаемся по цене вверх, так как пока используем импортные присадки и масла группы 3, но рост получается небольшим. Это реальная альтернатива иностранной продукции.

Важное достижение прошедшего года — победа российской команды G-Energy Team, благодаря которой мы тестируем свои продукты на гоночных автомобилях в экстремальных условиях эксплуатации, в Кубке мира по ралли-рейдам. А в самом начале 2015‑го она заняла пятое место на ралли-марафоне «Дакар». Кстати, также наши масла G-Energy Raсing использовались в ходе этой гонки белорусской командой «МАЗ-СПОРТавто». Обе команды достигли в этом году лучших результатов за всю историю выступлений на «Дакаре». Автомобили разные, а результат один: наши масла обеспечивают надежную работу всех систем и механизмов и приводят экипажи к победе!

Группа 3+

— Возвращаясь к группе 3: планируете как-то закрыть это слабое место?

— Сейчас уже строятся установки по производству синтетических масел этой группы — в Омске и Ярославле. Мы своими силами сможем производить масла группы 2, 2+, 3 и 3+. На ЯНОСе планируется ввод в эксплуатацию в 2016 году.

— Группа 3+ — что это за масла?

— Это уникальные продукты, которые сейчас изготавливают только ExxonMobil и SK (Южная Корея). И «Газпром нефть» станет третьей в мире компанией, производящей масла этой группы.

— Группу 3+ вы также будете производить в Ярославле?

— Нет, эти масла — только в Омске.

— Кем они востребованы?

— В первую очередь 3+ — это сложнейшие масла для всех отраслей промышленности, в том числе для установок перекачки газа в сложных климатических условиях.

— Каков будет экономический эффект от локализации производства?

— Эффектов несколько, не только экономический. Во‑первых, стабильность поставок вне зависимости от политической и рыночной ситуации, во‑вторых, снижение стоимости. В России масла группы 2 и 3 продаются очень дорого, так как нет внутреннего качественного производства.

Сейчас в Россию завозят около 100 тыс. т масел группы 3. Установка в Ярославле даст до 100 тыс. т (из них нам принадлежит 50%), а в Омске — 230 тыс.т. Все объемы будут направлены на внутренний рынок, а также в Восточную Европу и Среднюю Азию, где производства таких масел нет в принципе.

Пятый игрок

— А как быть с производством присадок? Его возможно локализовать?

— Мы производим присадки (минеральные сульфонаты), притом не только для собственных нужд, но и для внешнего рынка. Но когда нужно одобрение от иностранного производителя, используем присадки зарубежного производства. Это обязательное требование. Отечественная присадочная промышленность сильно отстала от потребностей производителей масел.

— Вы как-то влияете на ее развитие?

— Конечно, мы сообщаем российским производителям, какие присадки нам нужны, но десятилетия упущены. Если говорить о мире, то сейчас осталось всего четыре производителя присадок с широкими одобрениями — Oronite, Afton, Lubrizol, Infineum.

— То есть все производители масел в мире зависят от четырех компаний?

— Да. Масштаб имеет значение — для создания производства нужны многомиллиардные инвестиции и компетенции, которые зачастую невозможно просто приобрести, требуются десятилетия наработки, опыт. Сейчас имеет смысл объединить усилия российских компаний, чтобы создать альтернативного, отечественного производителя присадок. Пятого игрока.

— Позволит ли размер российского рынка компенсировать затраты на создание такой структуры?

— Уверен, что не до конца. Чтобы осуществить возврат инвестиций, такому производителю крайне желательно торговать на полмира. И думаю, это возможно.

— Диалог между российскими компаниями на эту тему есть?

— Да, мы сейчас прорабатываем эту тему с ЛУКОЙЛом, и, надеюсь, в скором времени к нам присоединится «Роснефть».

Подчеркну, что, сотрудничая с зарубежными разработчиками, мы ставим перед собой задачу производить продукты, созданные совместными усилиями, внутри нашей страны.

51 страна

— Какова, кстати, сейчас структура рынка масел внутри России?

— Структура не изменилась: производится 2,5 млн т масел, потребляется 1,7 млн т, а импорт — 500 тыс.т. Думаю, что в 2015 году эти цифры существенно поменяются в сторону снижения импорта. Мы готовы воспользоваться этим обстоятельством, так как у нас есть что предложить вместо зарубежных товаров.

— Но при существующем курсе валют вам, вероятно, выгоднее отправить товар на экспорт, чем продавать его здесь по более низкой цене.

— Я бы не сказал, что здесь наша прибыль на внутреннем рынке окажется ниже. В конце концов, если бы торговать в России было невыгодно, не было бы такого потока импортных масел. Мы меняем нашу продуктовую корзину — от простых и недорогих масел к продуктам с более сложными рецептурными формулами и высокими эксплуатационными характеристиками. Наша компания и сбыт за рубежом будет развивать, и в России торговать сложными маслами.

— Как ваша продукция продвигается на зарубежных рынках?

— Очень хорошо. Сейчас свыше 50% своей продукции мы продаем за рубежом: в 2013 году — 270 тыс. т, а в 2014‑м — 290 тыс.т. В 2014 году мы вышли на рынки еще десяти стран, доведя их количество до 51 страны. Это государства Ближнего Востока: Ирак, Израиль и другие, а также Индонезия, Испания, Коста-Рика, Конго, Китай. Увеличили поставки в Египет. Бьемся за контракт в Ливии на 21 тыс. т масел.

— Насколько безопасен такой контракт?

— Будем работать по стопроцентной предоплате.

Эффективность инвестиций

— Каковы успехи вашего завода в Бари (Италия)?

— Инвестиции, вложенные в приобретение данного актива, мы вер‑ нули в середине 2013 года. Произвели дооснащение завода линиями фасовки, модернизировали лабораторию, контрольно-измерительные приборы. В случае необходимости сможем увеличить производство продукции в Бари в два раза. Сейчас на этом предприятии выпускаем 24 тыс. т масел в год. Довели свою долю на итальянском рынке до необходимого нам уровня — 4%.

Если раньше мы из Италии везли продукцию в Россию и здесь уже ее фасовали, то после ввода всех запланированных производств в России и локализации современных масел на российских заводах началось обратное движение. Теперь сможем отправлять в Италию готовую продукцию. Себестоимость производства в нашей стране существенно ниже, даже учитывая транспортные расходы. Просто в Омске высокоэффективное производство. Уже сейчас мы некоторую часть продукции из Омска направляем в Италию, там фасуем и продаем.

— Как на вашей работе сказались последние налоговые изменения?

— Хотел бы поблагодарить всех, кто помог нам убедить правительство в том, что экспортную пошлину на масла надо отделить от экспортной пошлины на мазут (темных нефтепродуктов). Экспортная пошлина на масла была выделена и снижена. Снижение по январю — на 103 доллара, в феврале еще больше. Это дает нашим простым продуктам возможность вернуться на рынки Европы.

Промышленные потребители

— Какова доля промышленных и моторных масел в вашей продуктовой линейке?

— Промышленных — 65–70%, моторных — 25%, остальное — трансмиссионные и т.д.

— Кто основной ваш промышленный потребитель в России?

— Группа компаний «Газпром». Кроме того, порядка 70% горнорудной отрасли России закупают наши масла. В 2014 году решение о полном переходе на нашу продукцию принял «Сибирский деловой союз». В этот холдинг входят компании, занимающиеся добычей и переработкой угля, машиностроительные, вагоноремонтные и химические заводы и т.д. Очень крупный промышленный потребитель.

Не могу не отметить автосборочное производство. Наша компания поставляет масла на сборочные производства «Автотор» (General Motors) и «Дервейс».

Технологический прорыв этого года — начало конвейерной заливки наших масел и технических жидкостей на заводе «Мерседес-Бенц Тракс Восток» в Набережных Челнах. Заправочный комплекс позволяет подавать и автоматически учитывать свыше 3 тыс. л масел и технических жидкостей в день (примерно 300 автомобильных шасси за рабочую смену). Мы оборудовали девять (по количеству жидкостей) постов заливки. Теперь с нами рассчитываются не за тонну, а по количеству залитых автомобилей. Мы намерены двигаться дальше, ведем активный диалог со Штутгартом.

В 2014 году «Газпромнефть — смазочные материалы» стала единственной в России компанией, которая смогла получить лицензию по обеспечению качества ISO 16949. Этот стандарт был разработан автопроизводителями для поставщиков комплектующих на конвейеры.

— Сложно было?

— Нам пришлось перестроить ряд бизнес-процессов по контролю качества и работе с потребителями — например, логистику, обеспечение информацией.

Путешествие на восток

— Как вы вышли в Китай?

— Пока это поставка готовых продуктов. Первый раз мы пробовали закрепиться на этом рынке три года назад, но тогда поставляли базовые масла. Поняли, что наши продукты имеют спрос из-за высокого качества. Подписали договор с двумя компаниями — из Гонконга и Шанхая. Туда в первую очередь пойдут промышленные масла и расфасованное масло G-Energy. Одна компания готова покупать 2 тыс. т, а вторая — 2,5 тыс. т в год. Китай стремительно переходит к более сложным автомобилям и оборудованию, поэтому более востребованными становятся масла с высокими эксплуатационными свойствами.

— Как планируете развиваться на этом рынке?

— Китайцы потребляют около 5 млн т масел, а производят порядка 3,5 млн т. Мы начали большой китайский проект — будем мониторить рынок, посмотрим, в какие регионы пойдут наши продукты. А к 2018–2019 годам планируем начать работы по локализации смешения в Китае. Возможно, начнем с процессинга, а потом займемся собственным производством. Интересен опыт глобальных игроков, когда они сначала приобретали местного производителя с заметным брендом. Но ситуация к 2019 году, конечно, может измениться. Сейчас из китайских автопроизводителей мы сотрудничаем с Chery и Lifan. Некоторые производители приглашают нас начать заливку автомобилей на конвейере прямо в Китае. Думаю, в скором времени нам потребуется представительство в этой стране.

— В строительстве «Силы Сибири» будете участвовать?

— Сейчас активно готовимся к тендеру в качестве возможного поставщика масел.

— Каковы планы на 2015 год?

— Наши производственные мощности составляют около 500 тыс.т. Будем развивать смазочное производство в Омске, расширим линейку синтетических продуктов. Как только в 2016 году появится собственное производство, заменим импортные компоненты. Гостовской продукции станет меньше, но обязательства перед потребителями внутри России выполним полностью. Более активно пойдем в сферу производства судовых масел: сейчас выпускаем около 3 тыс. т, но планируем занять долю иностранных поставщиков.

Запустим установку по производству масел-мягчителей для шинного производства. Расширим сотрудничество с автопроизводителями. Планируем пересечь рубеж производства 500 тыс. т, из которых 190 тыс. т составят премиальные продукты.