«Газпром нефть» стала в 2017 году еще более технологичной и инновационной, а наш бизнес стал еще более наукоемким

телеканал Russia Today

Интервью Председателя Правления «Газпром нефти» Александра Дюкова

7 декабря 2017, телеканал Russia Today

Александр Дюков

— Завершился новый этап проекта в Бадре. «Газпром нефть» ввела в эксплуатацию новую газовую инфраструктуру. Вы не могли бы, пожалуйста, рассказать о проекте в целом? В чем его важность?

— Если говорить о вводе в эксплуатацию газоперерабатывающего завода — это, конечно, такая, очень важная веха, как для проекта Бадра в целом, так и, наверное, можно уверенно сказать: для экономики Ирака, поскольку ввод этих мощностей позволяет решить не только экологическую задачу — а именно стопроцентную утилизацию попутного нефтяного газа, который мы добываем вместе с нефтью на этом месторождени — но и также очень важную экономическую задачу развития ряда провинций Республики Ирак. Не секрет, что Ирак дефицитен с точки зрения обеспечения электроэнергией, так вот как раз ввод этого газоперерабатывающего завода и газопровода до электростанции Аз-Зубайдия позволит, соответственно, обеспечить эту электростанцию газом, из которого будет произведено электричество, которое уже пойдет в ряд провинций, в том числе и в Багдад. Сейчас эта электростанция работает, работает на нефти, и вы прекрасно понимаете, что переход на газ позволит повысить и эффективность работы этой станции, повысить объемы производства электроэнергии и решить экологическую задачу.

— Говоря о картине в целом, каковы приоритеты компании, когда дело касается развития на Ближнем Востоке?

— Наверное, все-таки еще несколько слов по проекту Бадра. Если говорить о проекте Бадра, — конечно, безусловно, это крупномасштабный проект. Как вы знаете, запасы месторождения составляют три миллиарда баррелей, объем инвестиций в данный проект предполагает 6,5 миллиардов долларов. На данный момент мы инвестировали уже почти четыре миллиарда долларов. С другой стороны, это очень сложный проект. Пожалуй, наверное, самый сложный нефтяной проект, добычной проект в ближневосточном регионе. Это очень большие глубины. Мы строим скважину на глубину пять километров. Это сложный геологический разрез, состоящий из пластов с разным давлением, это сероводород, и все это потребовало применения, конечно, самых современных технологических решений. Мы с этой задачей справились, что, в общем-то, стало подтверждением очень высокого технологического уровня развития нашей компании.

— Говоря о деятельности на Ближнем Востоке, нельзя не учитывать те риски, которые неизбежно влечет за собой сотрудничество с компаниями в этом регионе. Скажите, пожалуйста, как вам удается с ними справляться?

— Если говорить об Ираке и Ближнем Востоке, то в целом с точки зрения нашей стратегии развития за рубежом, конечно, Ближний Восток и Ирак имеют очень важное значение, и этот регион является приоритетным. Этот регион богат ресурсами углеводородов, и этот первый опыт работы, успешная реализация проекта Бадра, в общем, дало нам такой незаменимый и очень важный опыт. И конечно мы хотели бы расширить присутствие в этом регионе. Мы рассматриваем возможность реализации новых проектов. На прошлой неделе, может быть вы знаете, правительство Ирака объявило о намерении пригласить международные компании к освоению девяти блоков, которые находятся на границе с Ираном. В то же время мы хотели бы не останавливать свое присутствие и работу на Ближнем Востоке только одной страной — Ираком. Мы, как вы знаете, опять же, ведем переговоры с правительством Ирана о вхождении в три достаточно крупных, важных добычных проекта на территории Ирана. Это Азар, Шангуле и Чешмех-Хош.

— «Газпром нефть» реализует множество проектов цифровизации. Это касается и цифрового месторождения, например, и предиктивного управления переработкой, доставка грузов беспилотным транспортом. Скажите, как быстро, по вашему мнению, такие новые, передовые технологии вытеснят традиционные?

— Если говорить о цифровых технологиях и о традиционных физических технологиях, то между ними нет конкуренции и нет никакого конфликта. Если говорить о цифровых технологиях, они, скажем так, могут эффективно дополнить вот эти традиционные технологии добычи или переработки нефти. Они позволят принимать правильные оптимальные решения с точки зрения использования тех же самых традиционных физических технологий, и дают возможность просто значительно повысить эффективность применения традиционных технологий по всей цепочке — от разведки и добычи до переработки и уже сети АЗС.

— Что касается сделки с ОПЕК, как «Газпром нефть» относится к ней и есть ли необходимость в продлении соглашения в 2018 году?

— Как мы видим, соглашение с ОПЕК позволило стабилизировать ситуацию на рынке. Рынок стал менее волатильным и это, безусловно, в интересах как производителей, так и потребителей. Если говорить о продлении соглашения, то, на мой взгляд, это абсолютно правильное решение. Да, рынок стал более сбалансированным, но с другой стороны мы все-таки можем видеть определенные избыточные складские запасы, которые были накоплены в период 2014-2016 годов. Да, может быть, объем этих запасов не столь значителен, но, тем не менее, они оказывают определенное давление на цены, и, конечно, было бы более логичным, правильным довести эту работу по стабилизации рынка до конца и в течение 2018 года убрать эти избыточные складские запасы с рынка.

— Подходит к концу 2017 год, принято подводить какие-то итоги. Какие главные события в жизни «Газпром нефти», в деятельности «Газпром нефти» выделили бы вы в уходящем году, и каких целей удалось достичь?

— Если говорить об итогах работы в 2017 году, было очень много важных событий — это и открытие новых месторождений, это и продолжение успешной реализации наших крупных добычных проектов, это и строительство новых перерабатывающих мощностей, и рекордные объемы добычи, и рекордная прибыль. Но что очень важно — за этими успехами, за расширением нашей ресурсной базы, за приростом запасов, за повышением эффективности, за рекордным объемом добычи и рекордной прибылью стоит, в том числе, и применение самых современных технологических, технических решений. В 2017 году нам удалось очень серьезно продвинуться в реализации нашей технологической стратегии развития, в том числе, в реализации цифровой стратегии. И компания стала за этот год еще боле технологичной, более инновационной, а наш бизнес стал еще более наукоемким, и, безусловно, это приносит свои результаты.

Интервью с Александром Дюковым можно также посмотреть в видеоархиве.