Сейчас мы добываем 85.000 баррелей в сутки и считаем, что мы достигли эффективной полки добычи

Информационное агентство Reuters

«Газпром нефть» передумала наращивать добычу на иракском нефтяном проекте Бадра из-за сложной геологии и высоких затрат и пытается согласовать план удержания достигнутого уровня добычи с местным властями.

Информационное агентство Reuters

Денис Сугаипов

На востоке Ирака нефтяное крыло «Газпрома» работает оператором крупного нефтяного проекта Бадра по сервисному контракту, контролируя 30 процентов проекта. По условиям сервисного контракта «Газпром нефть» и партнеры консорциума получают возмещение понесенных в проекте затрат через вознаграждение в $5,5 за баррель добытого нефтяного эквивалента, эта ставка постепенно снижается после достижения окупаемости.

Глава дирекции «Газпром нефти» по крупным проектам Денис Сугаипов сказал в интервью Рейтер, что компания достигла эффективного уровня добычи, то есть сбалансированного с точки зрения затрат и дохода, и рассчитывает остановиться на достигнутом.

«Сейчас мы добываем 85.000 баррелей в сутки и считаем, что мы достигли эффективной полки добычи», — сказал Сугаипов.

Помимо «Газпром нефти», в состав консорциума входят: корейская Kogas, малазийская Petronas, турецкая TPAO и государственная иракская нефтяная компания OEC. Контракт подписан на 20 лет с возможностью пролонгации на 5 лет.

«Партнеры по проекту понимают и поддерживают нашу позицию по изменению проектной полки добычи до этого уровня. Мы вышли с таким предложением к правительству Ирака в обновленной версии плана разработки месторождения», — сказал Сугаипов.

Изначально консорциум планировал довести максимальную суточную добычу на Бадре до уровня в 170.000 баррелей, однако сложная геологическая структура месторождения и, как следствие, рост затрат, а также падение мировых цен на нефть скорректировали эти ожидания.

«Структура месторождения сложная... нефть „трудная“ — с высоким содержанием сероводорода, требует использования специального дорогостоящего оборудования, которое увеличивает затраты на ее транспорт и подготовку», — сказал Сугаипов.

По словам Сугаипова, в ходе реализации проекта иракская сторона ужесточила требования к инфраструктуре, это привело к удорожанию проекта на $700 миллионов.

Не оправдались и ожидания по запасам:

«Пробурив первые скважины, мы не получили подтверждения основных предпосылок по запасам в одном из двух горизонтов».

В октябре первый замглавы «Газпром нефти» Вадим Яковлев говорил в интервью Рейтер, что максимальные возможности добычи на Бадре составляют 110.000 баррелей в сутки, но для выхода на эту полку необходимо пробурить дополнительные скважины, а решение об их бурении не принято.

Сугаипов сказал, что сейчас на Бадре применяется вертикальное бурение, но для повышения коэффициента извлечения нефти, а также продления полки добычи, есть опция бурения горизонтальных скважин, которые повысят продуктивность проекта.

«...Но горизонтальные скважины дороже, это требует дополнительного согласования с иракской стороной», — добавил Сугаипов.

Окупаемость проекта Бадра зависит от уровня цен на нефть: при средней цене в $50 за баррель проект, куда уже вложено около $4 миллиардов, включая затраты «Газпром нефти» в $1,6 миллиарда, окупится в 2022 году, сказал Сугаипов. Если средняя цена будет на уровне $63 за баррель, то окупаемость наступит на 2 года раньше, добавил он.

Российский конкурент «Газпром нефти» — Лукойл — также работает в Ираке на условиях сервисного контракта, разрабатывая одно из крупнейших в мире нефтяных месторождений Западная Курна-2, где текущая добыча составляет 400.000 баррелей в сутки. В начале прошлого года Лукойл вернул себе понесенные в проекте затраты — $6 миллиардов, компания получает вознаграждение в размере $1,15 за баррель добытого топлива.

Лукойл также понизил прогнозную полку добычи к 2024 году на Западной Курне-2 до 800.000 баррелей в сутки с ранее ожидаемой 1,2 миллиона баррелей в сутки.

В декабре «Газпром нефть» сообщила, что рассматривает возможность разработки нового перспективного участка в Ираке — Зурбатыя. Сугаипов сказал, что ожидаемый ресурсный потенциал блока превышает 1 миллиард баррелей, геология Зурбатыйи похожа на Бадру, поэтому полученный опыт разработки месторождения может пригодиться в новом проекте.

«Мы о своем интересе заявили... много будет зависеть от экономики, от того, на каких условиях иракское правительство готово предоставить управление разработкой этого месторождения», — сказал Сугаипов.

По его словам, Ближний Восток является стратегическим регионом для компании, которая, однако, не ставит себе цель получить максимальное количество проектов в этом регионе любой ценой.