Для нас выход на Украину — это своего рода тест на конкурентоспособность

Александр КрыловИнтервью директора по региональным продажам компании «Газпром нефть» Александра Крылова

РБК daily (ссылка откроется в новом окне)

В ближайшее время «Газпром нефть» намерена расширить сеть своих АЗС за пределами России. В первую очередь автозаправки компании появятся на Украине. Зачем это нужно и каковы перспективы розничного рынка нефтепродуктов, корреспонденту РБК daily ГАЛИНЕ СТАРИНСКОЙ рассказал директор по региональным продажам «Газпром нефти» АЛЕКСАНДР КРЫЛОВ.

— Актуализированная стратегия «Газпром нефти» предусматривает работу в 36 регионах. Как будет расширяться сеть АЗС?

— Для нас очень важен юг страны — Краснодарский, Ставропольский края, Ростовская, Волгоградская и Астраханская области. Мы рассматриваем возможные варианты интенсивного развития на этих территориях. Также новыми регионами для нас должны стать Воронеж­ская, Тульская, Владимирская, Вологодская и Костромская области. Продолжает активно развивается сеть АЗС «Газпромнефть» в Красноярском крае, в Москве и Московской области, Нижегородской области и на северо-западе России. Нам интересны рынки стран Центральной Азии — Казахстана, Таджикистана, там уже хорошо знают наши АЗС, и мы планируем расширять сеть и дальше. В Казахстане, например, к 2020 году должно быть более 100 наших станций. Есть еще важный для нас рынок — Республика Беларусь.

— Какие еще зарубежные рынки интересуют компанию?

— Нам очень интересен украинский рынок. У «Газпром нефти» есть доля в Мозыр­ском нефтеперерабатывающем заводе в Белоруссии, расположенном недалеко от границы с Украиной. Но белорусский рынок небольшой, и мы не можем продавать на нем весь объем топлива с Мозыря, часть приходится экспортировать. А нам бы хотелось реализовывать это топливо через собственную сеть. Поэтому появилась идея выхода на украинский рынок. Для начала мы решили попробовать франшизу. Украина станет первым регионом, где мы нач­нем применять эту практику.

— Почему? Вас не пугает выход на новый рынок именно через франчайзинг?

— Я уверен, что за пять лет работы мы смогли сформировать хорошую платформу для использования бренда сети АЗС «Газпромнефть» по франшизе. Сейчас все наши станции имеют унифицированный фирменный стиль, что делает их узнаваемыми. Кроме того, бренд «Газпром­нефть» — это высокие стандарты обслуживания, единые во всех регионах присутствия.

Мы создали «золотой стандарт» качества обслуживания, который соблюдаем благодаря обучению и мотивации персонала, регулярному аудиту обслуживания по системе «тайный покупатель». Розничный рынок моторных топлив Украины составляет 8—9 млн т в год и имеет существенный потенциал роста. Высокое качество товаров и услуг, предлагаемых на АЗС «Газпромнефть», будет в полной мере отвечать заявленным стандартам и на АЗС на Украине. Использование франчайзинговых схем на Украине — это только первый шаг по развитию розничного бизнеса в этой стране. Наши целевые рынки — Центральная и Восточная Украина. Через полгода мы поймем, как рынок воспримет наш бренд и наши стандарты. Если опыт будет положительным, мы начнем планировать более существенные инвестиции.

— Сколько всего АЗС планируется на Украине и где?

— На данный момент это четыре станции на трассе Киев — Одесса. Это одно из лучших скоростных шоссе страны с довольно плотным потоком автомобилей. Если проект будет успешным, то мы готовы расширить свое присутствие до 300 станций.

— Насколько прибылен розничный бизнес на Украине?

— Украинский рынок непростой, на нем очень много игроков. Всего в стране работает порядка 6000 АЗС, более половины из которых принадлежит крупным операторам. В первую очередь это группа компаний «Приват», во-вторых, стоит отметить две премиальные сети — АЗС WOG и ОККО. В стране представлены российские ВИНК — ЛУКОЙЛ и ТНК и есть международный игрок — Shell. Для нас выход на Украину — это своего рода тест на конкурентоспособность для нашего бренда.

— Вернемся к ситуации на внутреннем рынке. Весной нефтяные компании практически не повышали цен на топливо. Как будет складываться ситуация теперь?

— Цены на нефтепродукты могут расти по двум причинам. Первая — это нехватка продукта, дефицит, которого сейчас в нашей стране не наблюдается. Вторая — это существующая у нефтяных компаний альтернатива по продаже топлива на других рынках с премией к внутренней цене, то есть экспорт нефтепродуктов. В последнее время цена на нефть снизилась, соответственно, экспортная альтернативная цена все больше приближается к цене внутреннего рынка и, по нашему мнению, скоро с ней сравняется. Точечные повышения цен на нефте­продукты действительно наблюдаются, но это свидетельствует о коррекции, которая происходит на внутреннем рынке. Ведь в прошлом году где-то цены повышались больше, где-то меньше, в разных регионах ситуация регулировалась индивидуально. И если корректировки не произойдет, может возникнуть вымывание нефтепродуктов из одного региона в другой, перетекание топлива туда, где цены выше. Сейчас, например, такая ситуация сложилась в Кемеровской области. Но в целом тренда на значительное повышение стоимости топлива я не вижу.

— Считаете ли вы биржевую торговлю эффективным инструментом ценообразования?

— На бирже нужно продавать нефтепродукты, но наша задача — выйти на конечного потребителя. А биржа — это всегда трейдер, никакой конечный потребитель на биржу не пойдет. Хотя эта площадка нужна как индикатор цен.

— В прошлом году Россия столкнулась с непривычной ситуацией — кризисом на рынке нефтепродуктов. Изменился ли, по вашему мнению, после этого рынок?

— Дефицит топлива, с которым столкнулись потребители в 2011 году, был вызван не сокращением его производства, а скорее действиями независимых трейдеров, отправлявших топливо в страны, где цены на бензин были выше, чем на внутреннем рынке. В то время как «Газпром нефть» в первом квартале 2011 года на 10% увеличила поставки нефтепродуктов со своих НПЗ на внутренний рынок по сравнению с тем же периодом 2010 года. Наши АЗС стабильно обеспечивались бензином и дизелем. А поставки топлива, например, в Алтайский край выросли на 24%. Одной из мер, которая помогла преодолеть кризис, стало решение правительства о переносе срока введения нового техрегламента по топливу и возвращение на рынок топлива стандарта Евро-2, что помогло увеличить объем предложения на рынке. После топливного кризиса 2011 года еще более очевидной стала необходимость выработки оптимального механизма ценообразования на нефтепродукты.

— По вопросам ценообразования в правительстве было много идей, в том числе применение плавающих ставок акцизов. Какой механизм, на ваш взгляд, мог бы устроить и нефтяников, и регулирующие органы, прежде всего ФАС?

— Действительно, сейчас рассматривается несколько вариантов формирования механизмов ценообразования на внутреннем топливном рынке. И регулирую­щие органы, и нефтяные компании активно участвуют в этом процессе, который должен защищать интересы и потребителей, и поставщиков. Переход на плавающую ставку акцизов, зависящую от цен на нефть, представляется оптимальным решением. Это позволит поддерживать стои­мость топлива на текущем уровне в случае роста цен на нефть на мировом рынке и не допустить дефицита на внутреннем рынке.

— На ваш взгляд, помимо традиционных видов топлива каковы перспективы развития рынка компримированного природного газа?

— Помимо бензина и дизельного топлива существуют различные виды альтернативного топлива. Наиболее распространенные — это сжиженный углеводородный газ и компримированный газ. Мы постоянно развиваем сеть наших АЗС, поэтому помимо расширения линейки традиционных моторных топлив планируется развивать продажи компримированного природного газа (КПГ), который мы считаем наиболее перспективным из всех альтернативных видов топлива.

— Кто его целевой потребитель?

— Особенности этого газа — экологичность и экономичность, что крайне важно для муниципального и коммерче­ского транспорта в крупных городах, в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге. Общий потенциал потребления КПГ крупными городами России составляет порядка 3 млрд куб. м в год, что в десять раз выше текущего уровня.