«Мы рассчитываем стать глобальным умным оператором по организации заправок»

Журнал «Авиатранспортное обозрение»

Авиатопливный оператор «Газпром нефти» — «Газпромнефть-Аэро» — сегодня входит в тройку крупнейших топливных поставщиков в стране и является одним из лидеров розничных продаж. На VI международном форуме «Авиатопливо-2018» в конце октября компания представила свою обновленную долгосрочную стратегию развития бизнеса до 2030 года, в рамках которой она планирует удвоить объемы реализации и достичь пятикратного роста продаж за рубежом. Более подробно о приоритетных направлениях развития оператора, прорывных технологиях и о ситуации на российском рынке авиатоплива рассказал гендиректор «Газпромнефть-Аэро» Владимир Егоров.

— В декабре «Газпромнефть-Аэро» отмечает 11-летие с начала своей деятельности. Каких результатов удалось достичь за это время?

— Сегодня «Газпромнефть-Аэро» занимает 25,5% российского рынка розничных продаж авиатоплива, к 2030 году мы планируем увеличить свою долю до 35%. За рубежом оказываем услуги по заправке самолетов более чем 160 российским и иностранным авиакомпаниям в 66 странах в 257 аэропортах по всему миру. В России и СНГ мы ведем деятельность по авиатопливообеспечению в 63 аэропортах, где нашим основным поставщиком является «Газпром нефть».

За рубежом работаем по прямым долгосрочным договорам с национальными поставщиками топлива на местных рынках. Это избавляет наших клиентов от необходимости работать сразу с несколькими поставщиками по всему миру и позволяет оплачивать заправки в национальной валюте.

— Согласно новой стратегии развития компании вы также планируете увеличить продажи авиатоплива за рубежом. На какие международные рынки нацелены?

— Приоритетным рынком для нас является азиатско-тихоокеанский регион. Он обладает огромным потенциалом, в том числе за счет активно растущего потока российских туристов. Так, например, благодаря партнерству с крупнейшим поставщиком реактивного топлива из Китая — компанией China Aviation Oil (Hong Kong) Company Ltd (CAOHK) в 2017 году мы увеличили объем заправок в этой стране в 2,6 раза, до 12 тыс. тонн, и ожидаем удвоения этого показателя по итогам 2018 года.

Также к нашим стратегическим приоритетам относятся рынки Европы и Ближнего Востока. Наша сбытовая сеть включает более 80 аэропортов в 22 европейских странах, где мы осуществляем заправку своих клиентов в партнерстве с ENI, Total, Galp Energia, Repsol и другими игроками на местных рынках. В перспективе планируем расширить географию и объем бизнеса в Европе за счет организации заправок авиакомпаний СНГ на популярных туристических и деловых направлениях.

— Вы упомянули о вашем партнерстве с коллегами из КНР. Ранее Вы заявляли, что «Газпромнефть-Аэро» ведет переговоры о начале экспортных поставок авиатоплива в Китай.

— Подчеркну, что безусловным приоритетом для нас является российский рынок. В случае появления дополнительного объема топлива мы действительно рассчитываем развивать экспортные поставки. Азиатское направление, в частности КНР, является для нас потенциально успешным рынком сбыта. Мы продолжаем работу по анализу цепочек поставок на азиатском и европейском направлениях.

— В чем же заключается стратегия продвижения «Газпромнефть-Аэро» на международном рынке?

— Международный рынок авиатоплива — это рынок с высокой конкуренцией. Поэтому мы нацелены на предоставление авиаперевозчикам услуг, которые будут не только соответствовать всем международным отраслевым стандартам, но и нести прорывные инновационные технологии. Рассчитываем стать глобальным умным оператором по организации заправок любой авиакомпании в любом аэропорту мира.

«Газпромнефть-Аэро» стала первой российской компанией, которая присоединилась к рабочей группе IATA по разработке универсальных цифровых XML-стандартов для более эффективного и прозрачного обмена информацией между авиакомпаниями и поставщиками топлива. Некоторые из стандартов еще находятся в разработке, но большинство из них мы внедрили у себя. И уже 21 компания перешла на использование XML-стандартов в партнерстве с нами, включая S7 Airlines, «Уральские авиалинии», AirBridgeCargo, Lufthansa, Air France, нефтегазовых поставщиков Total (Франция), China Aviation Oil, Galp Energia (Португалия) и др.

Также в этом году мы приступили к разработке и испытаниям цифровых smart-контрактов (aviation fuel smart contracts), основанных на технологии блокчейн. Это первый опыт использования блокчейна на российском и международном авиатопливном рынке. Технология позволяет авиакомпаниям моментально оплачивать топливо непосредственно при заправке ВС, без предоплаты, банковских гарантий и финансовых рисков для участников сделки. Планируем, что ориентировочно в ближайшие три-четыре года компании удастся распространить технологию оплаты заправок на базе smart-контрактов на более чем 25% продаваемого нами объема авиатоплива.

— А что-то из новых технологий вы уже применяете на практике?

— С 2017 г. мы начали внедрять автоматизированную систему учетных операций, которая в онлайн-режиме ведет цифровой контроль движения нефтепродуктов от приема с завода до выдачи в крыло. Для этого наши топливозаправочные машины оснащаются специальными контроллерами, счетчиками-массомерами, GSM-модулями, модулями коммерческого учета и другим оборудованием. Данной системой уже оборудованы все наши топливозаправщики в Шереметьево. Все это помогает не только уменьшить возникающие погрешности при логистике авиатоплива, но также сократить время на финансовые операции и взаиморасчеты с авиакомпаниями. Все данные при этом передаются в центр управления эффективности «Газпром нефти» для анализа.

Следующий этап развития, который также включен в нашу новую бизнес-стратегию, — это применение искусственного интеллекта для диспетчеризации заправки ВС в аэропорту, внедрение промышленных роботов и беспилотного транспорта. Один из наших пилотных проектов — роботизированная система налива нефтепродуктов в аэродромный топливозаправщик — уже был продемонстрирован 1 ноября в Шереметьево. То есть впервые в России авиакеросин был залит в топливозаправщик автоматически с помощью робота-манипулятора, без участия персонала.

— Также интересно узнать Ваше мнение о росте цен на авиакеросин в России за последний год. По мнению представителей некоторых авиакомпаний, речь идет о росте в 30-40%. действительно ли был столь резкий скачок в стоимости авиатоплива и в чем его причины?

— В 2018 г. рынок нефтепродуктов, в том числе и авиатоплива, отметился высокой волатильностью. По мнению экспертов рынка, основными причинами роста цен на авиатопливо в РФ стали рыночные факторы, связанные с уровнем биржевых оптовых цен и курсом рубля. Активный рост рынка потребления авиакеросина в этом году (более чем на 12%) совпал с ростом международных биржевых котировок авиатоплива.

— Как формируются цены на российском рынке авиатоплива?

— Основное влияние на цены оказывают внутренние процессы, связанные с балансом рынка, сезонностью и поведением котировок рубля и нефти. Все эти процессы находят свое отражение в биржевых котировках Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, которая, на наш взгляд, является наиболее репрезентативным и прозрачным инструментом формирования цен внутреннего рынка. Помимо этого, мы не можем не обращать внимания на ситуацию и на мировом рынке авиатоплива, так как существенная часть наших продаж строится именно на базе международных индикаторов.

— В октябре в Шереметьево был запущен в эксплуатацию третий независимый топливозаправочный комплекс. Предполагается, что это позволит создать для авиаперевозчиков конкурентную среду в аэропорту и оптимизировать затраты на авиатопливо. Как Вы считаете, действительно ли наличие нескольких независимых ТЗК способствует развитию конкуренции в авиатопливообеспечении?

— Я считаю, что Постановление Правительства РФ № 599 о демонополизации рынка, которое вышло в свое время, — это был достаточно своевременный документ. И действительно, в Шереметьево сейчас есть три полноценных ТЗК, которые, по сути, дублируют функционал друг друга. Но главное ведь не количество ТЗК, а чтобы была реальная конкурентная среда. И такое сегодня есть. То есть там, где возможна конкуренция, она присутствует и антимонопольные органы работают достаточно продуктивно. Но если говорить, например, о таких аэропортах, как Певек и Кепервеем (расположены в Чукотском автономном округе), ну какие там могут быть два-три топливных оператора?! Там расход авиатоплива порядка двух тысяч тонн в год. Кто еще туда придет? Мы же, в свою очередь, всегда согласовываем ценообразование с Управлением антимонопольной службы непосредственно Чукотского автономного округа.

— А кому в России принадлежат ТЗК?

— У нас в стране есть ТЗК, которые входят в состав аэропортов как службы ГСМ, есть ТЗК, которые принадлежат топливным операторам вертикально интегрированных компаний и есть независимые топливозаправочные комплексы. То есть у нас, я считаю, сложилась достаточно неплохая структура авиатопливной отрасли, со своей спецификой. Если говорить о Европе, то там ТЗК также принадлежат топливным операторам нефтяных компаний. А в США ТЗК принадлежат в основном авиакомпаниям. У нас такого пока еще нет.

— Уже прошло более трех лет после отмены в РФ процедуры обязательной сертификации ТЗК и лабораторий контроля качества авиакеросина — и новые нормативные требования так и не были разработаны. Как Вы считаете, должна ли вернуться обязательная сертификация качества авиатоплива?

— Да, обязательная сертификация была отменена, но у нас сейчас есть добровольная сертификация. И я могу сказать, что со дня своего создания «Газпромнефть-Аэро» ни разу не отказывалась от прохождения сертификации. В данной ситуации в отношении контроля качества топлива обязательная сертификация излишней не будет.

— В завершение нашей беседы могли бы Вы поделиться вашим прогнозом развития рынка авиатопливообеспечения в России и в мире?

— По данным Росавиации, в 2018 г. пассажиропоток в российских аэропортах увеличился на 9%. Также на 9% вырос объем розничного потребления авиатоплива. Исходя из этого мы рассчитываем на увеличение общего объема реализации топлива в РФ по итогам этого года до уровня 2014 г.

Если говорить о мировом рынке авиатоплива, то согласно официальным данным Boeing, он вырастет на 38% к 2025 г., до 374 млн т. Ключевыми драйверами роста для отрасли будут АТР, Ближний Восток и Средняя Азия. Как я уже говорил ранее, АТР является одним из стратегических рынков для нашей компании. Глобальные тенденции показывают, что в этом регионе будет расти спрос на самолеты, а значит, и на авиатопливо. Россия также получает некоторые преимущества от возросшего числа туристов из АТР.