Интервью с генеральным директором "Газпромнефть-Нефтесервиса" Валерием Колотилиным

17 марта 2010 года. РБК-Дейли.
 
Валерий КолотилинПрошлогоднее падение цен на нефть вынудило нефтедобывающие компании в несколько раз урезать бюджеты на сервисные работы. Для российского нефтесервисного рынка это стало серьезным испытанием. Начало 2010 года пока не предвещает существенного роста, восстановление объемов на докризисном уровне займет не один год. Об итогах кризисного года и планах компании на будущее корреспонденту РБК daily ЕВГЕНИИ КОРЫТИНОЙ рассказал глава "Газпромнефть-Нефтесервиса" ВАЛЕРИЙ КОЛОТИЛИН.
 
ДАЖЕ СТАВИЛИ РЕКОРДЫ
 
- Вы занимаете пост генерального директора "Газпромнефть - Нефтесервиса" около года (и.о. с февраля 2009 года, официальное назначение состоялось в июле. - РБК daily). Каково это - возглавить компанию в разгар кризиса?
 
- Конечно, это менее приятно, чем работать на пике спроса - когда сервис востребован, когда на рынке диктует условия подрядчик, а не заказчик и когда нет потребности в проведении масштабных оптимизационных программ в компании. Это был вызов и для меня, и для компании в целом, но я считаю, что мы достойно на него ответили.
 
- До этого вы работали в ТНК-ВР и покинули компанию в период конфликта среди акционеров. Это как-то повлияло на ваш уход?
 
- Нет, это никак не связано. Меня интересовало мое профессиональное развитие, карьерный рост. После института я долго работал на Севере, перед отъездом с Севера занимал должность главного инженера. Затем руководил супервайзерской службой ТНК-ВР в городе Бузулук, позже работал в блоке нефтесервисов в ТНК-ВР в Москве. В 2008 году я пришел в "Газпромнефть-Нефтесервис" на должность заместителя по производству и через год после этого стал генеральным директором предприятия.
 
- Как вы оцениваете деятельность "Газпромнефть-Нефтесервиса" в 2009 году?
 
- Год был, несомненно, прибыльным, возможно, разве что чуть менее, чем предыдущий. Естественно, нам пришлось оптимизировать затраты. Но в целом кризис мы преодолели, удалось не только выполнить плановые объемы работ и сохранить наши бригады. В 2009 году во многом благодаря материнской компании мы значительно развились. Даже ставили рекорды: впервые в истории компании мы пробурили 1,1 млн м проходки и принципиально вышли на четвертое место по этому показателю в России, опередив ССК (Сибирская сервисная компания. - РБК daily). В геофизике мы развили новый вид бизнеса - супервайзинг при бурении, открыли новый цех по ремонту труб. В капитальном ремонте скважин (КРС) нам удалось выйти на внешний рынок.
 
НАПРАВЛЕНИЕ НА БЛИЖНИЙ ВОСТОК
 
- Под внешним вы подразумеваете сторонние организации?
 
- Да, именно так. В прошлом году в среднем порядка 6% услуг мы оказывали именно таким клиентам. Около 8% пришлось на сегмент КРС, более 15% - в сегменте геофизики. В условиях кризиса выход на внешний рынок - это большое достижение компании. На 2010 год мы запланировали 13% на внешний рынок в целом по блоку и 16-20% в сегментах бурения, геофизики, текущего и капитального ремонта скважин (ТКРС). В этом году мы начали оказывать услуги по бурению для ТНК-ВР.
 
- Если говорить о зарубежных проектах: ваш предшественник говорил в 2008 году, что компания намерена выйти на рынки Кубы и Венесуэлы. Удалось реализовать планы?
 
- Кризис внес свои коррективы. Как вы знаете, кубинские и венесуэльские проекты "Газпром нефти" - в развитии, наше время входить на этот рынок не подошло. Но мы стремимся за рубеж. Попробовали свои силы в геофизике в Сирии: приняли участие в тендере, но этот тендер пока успехом для нас не увенчался. В любом случае мы приобрели положительный опыт.
- Какие именно зарубежные рынки представляют для вас наибольший интерес?
 
- В первую очередь мы стремимся идти за нашей материнской компанией в регионы ее деятельности. В настоящее время рассматриваем Ближний Восток.
 
- Среди отечественных компаний на российском рынке "Газпромнефть-Нефтесервис" - одна из наиболее структурированных компаний, которая оказывает практически весь спектр услуг. И все же, какие направления являются приоритетными?
 
- Мы определили три основных: бурение, геофизика и КРС. В первую очередь именно в эти сегменты инвестируем средства.
 
КРИЗИС ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧИЛСЯ
 
- Сейчас цены на нефть стабилизировались и держатся на довольно высоком уровне. Можно ли говорить, что уже начался выход из кризиса и активизировался спрос на нефтесервисные услуги?
 
- Говорить о том, что кризис закончился, еще рано. Я бы назвал это стабилизацией и небольшим подъемом. Пока особого роста спроса на сервисные услуги не наблюдается. Мой прогноз - еще год значительного прорыва на нашем рынке не будет. Большая заинтересованность, потребность заказчиков в нефтесервисных услугах появится в лучшем случае к концу этого года, а может быть, уже в 2011 году. Один тот факт, что падение уже прекратилось, - позитивен.
 
- Как вы предполагаете, насколько изменится за год объем нефтесервисного рынка?
 
-Я думаю, что 2010 год будет примерно таким же, как и предыдущий. Максимум чего можно ждать - 5-10% роста.
 
- Прошел основной сезон формирования заказов на 2010 год. Как сейчас выглядит портфель заказов "Газпромнефть-Нефтесервиса"?
 
- Портфель заказов будет немного больше, чем в прошлом году, в основном по тем сегментам, которые я уже назвал. В бурении будет работать такое же количество бригад, надеемся 20% работ выполнять на внешних заказчиков. Планируем серьезные инвестиции в геофизику, но на объеме заказов это скажется уже в 2011 году.
 
- Как выглядит инвестпрограмма "Газпромнефть-Нефтесервиса" на текущий год?
 
- Могу сказать только, что инвестиции в 2010 году в три раза больше, чем в 2009-м. В первую очередь развиваем бурение и геофизику. Нашей стратегией предусмотрено, что к 2011 году компания будет выполнять не меньше трети работ на внешних заказчиков.
 
- Освоение каких российских регионов в планах на 2010 год? Восточная Сибирь уже включена в инвестпрограмму?
 
- Новые регионы мы начали осваивать уже в прошлом году. На нашей карте появились Самарская область и Нижневартовск. В Восточной Сибири пока присутствуем только в сегменте геофизики, но это уже пройденный этап. Есть инвестиционная программа, в соответствии с которой уже принято решение о приобретении восьми буровых установок. Три из них поступят в этом году, остальные - в следующем. Они смогут работать и в Восточной Сибири, и в Западной.
 
- Эти буровые установки отечественного производства?
 
- Три мобильные буровые установки будут куплены в Китае. Тендер был открытым, но, к сожалению, ни один отечественный производитель не подтвердил соответствие нашему техническому заданию. Такие мобильные буровые установки у нас пока не выпускают. Пять других буровых установок - да, это отечественный производитель - "Уралмаш".
 
КОНКУРЕНЦИЯ СПОСОБСТВУЕТ РАЗВИТИЮ
 
- Вы наверняка слышали, что государство собирается создать крупного геофизического игрока на рынке под "крылом" "Роснефтегаза". Как вы относитесь к такой инициативе?
 
- Я положительно отношусь к этой идее. Это будут наши конкуренты, но мы только рады факту их появления: это способствует и нашему развитию.
 
- "Газпромнефть-Нефтесервис" оказывает сервисные услуги "Газпрому"?
 
- На "Газпром" мы работаем немного. Там своя специфика газовых месторождений, особые технологии, отличные от нефтяной отрасли. Сотрудничаем разве что в геофизике.
 
- Есть мнение, что единственный способ создать на рынке крупного нефтесервисного игрока, способного конкурировать со Schlumberger, - это объединить вашу компанию с сервисными подразделениями "Газпрома"...
 
- Нефтяной и газовый сервисы очень разные. Если довести все бригады до уровня работы, соответствующего требованиям газовой промышленности, они статут неконкурентоспособными на нефтяном рынке. А просто так объединяться я смысла не вижу. К тому же вы говорите о Schlumberger, но на рынке бурения в России в настоящее время появился более крупный игрок - Weatherford, есть кому конкурировать.
 
- Компания планирует выход на IPO?
 
- На сегодняшний день планов по IPO у нас нет.
 
- Вы закончили РГУ им. Губкина, и сейчас "Газпромнефть-Нефтесервис" активно сотрудничает с вузом. Создано некоммерческое предприятие...
 
- Создано оно для того, чтобы задействовать те производственные мощности, которые есть у университета, для привлечения студентов на производственную практику в нашей компании. Мне кажется, это хорошая идея. Мы уже получили еще одно предложение по созданию такого некоммерческого партнерства с другим вузом. Сейчас рассматриваем его. Понятно, что мы не альтруисты. Мы получаем возможность выбрать лучших студентов для дальнейшей работы в нашей компании. Да и вообще, по крайней мере студенты увидят, что не только в Шлюмберже можно деньги зарабатывать.