Увеличиваем добычу

Опубликовано в журнале «Газпром», №10, октябрь 2009.
 
– Александр Валерьевич, с какими итогами «Газпром нефть» планирует завершить текущий год?
 
– Финансовые показатели номинально будут, конечно, хуже, чем в прошлом году. Это вполне объективно и предсказуемо – макроэкономическая ситуация в нынешнем году значительно хуже, чем в прошлом. Достаточно посмотреть на уровень спроса и цен на нефть. Естественно, внешние условия влияют на всех, и нет ни одной российской нефтяной компании, у которой финансовые результаты в этом году были бы выше прошлогодних.
 
Однако если опираться на бизнес-план 2009-го, то итоги будут однозначно лучше заложенных в нем показателей – и финансовые, и операционные. Кстати, по некоторым объемным показателям мы превзойдем и прошлый год. В частности, в 2009 году произошел настоящий перелом в блоке upstream. Впервые за долгое время стала увеличиваться среднесуточная добыча. Если сравнить январский результат с августовским, то рост составил 2,5%. При общероссийской тенденции к снижению объемов добычи это очень хорошие цифры. В целом по году мы ожидаем превышения общих объемов добычи более чем на 1 млн т по сравнению с бизнес-планом. Прирост запасов по категориям ABC1 у нас вырос за первое полугодие на 4% – до 1,461 млрд т.
 
Рост показателей
 
– Объемы переработки нефти увеличились за шесть месяцев на 15%, и к концу года мы планируем выйти на показатель 34,7 млн т. Конечно, во многом этот рост достигнут за счет приобретения новых активов, но это также часть нашей стратегии развития. В этом году мы завершили сделку по покупке сербской NIS и, кроме того, сделали, я считаю, очень выгодное приобретение, консолидировав контрольный пакет акций компании Sibir Energy. Она владеет 50-процентной долей в проекте разработки Салымских месторождений и разрабатывает Южное, Ореховское и Колтогорское месторождения в Западной Сибири. В сбыте есть и другие приобретения – может, не такого масштаба, как NIS, но также относящиеся к разряду стратегических. У нас появилась сеть из 40 АЗС в очень важной с точки зрения близости к Омскому нефтеперерабатывающему заводу Челябинской области и еще 19 АЗС в Таджикистане.
 
Естественно, развитие за счет расширения бизнеса – только одно из направлений нашей стратегии. Например, рост суточной добычи – это в первую очередь результат повышения эффективности разработки месторождений. То же самое могу сказать и о сбытовом сегменте. Успешно завоевывают рынок, увеличивая производственно-экономические показатели, наши сбытовые бизнес-единицы – «Газпромнефть-Аэро», «Газпромнефть Марин Бункер», «Газпромнефть-смазочные материалы». Вырос объем продаж нефтепродуктов через сеть нефтебаз и АЗС. Реализация в премиальных сегментах увеличилась на 32% и к концу 2009 года должна достигнуть 5,1 млн т.
 
– Какие задачи будут приоритетными для компании в 2010 году?
 
– Говорить об окончательных задачах на следующий год пока несколько преждевременно. По сложившейся практике, цели определяются в процессе обсуждения и защиты бизнес-плана. Но могу сказать, что часть задач, которые мы должны решать во втором полугодии 2009 года, будут актуальны и для 2010-го. Одна из важнейших – оптимизация бизнес-процессов и сокращение затрат.
 
С точки зрения развития бизнеса, основная задача в блоке разведки и добычи – разработка новых участков. Речь в первую очередь идет о Мессояхских месторождениях «Славнефти» и лицензиях «Газпрома». Их освоение даст нам существенный прирост запасов и объемов добычи. Север ЯНАО, где расположен основной блок месторождений, – это драйвер увеличения добычи не только для «Газпром нефти», но и для всей российской нефтяной отрасли. Однако отсутствие инфраструктуры в этом регионе и высокая налоговая нагрузка негативно влияют на прогнозные показатели рентабельности и окупаемости проектов. Что касается создания инфраструктуры, в том числе строительства трубопроводов на юг ЯНАО, то думаю, это задача, которую должны сообща решать «Транснефть» и нефтяные компании, работающие в регионе. Ну и, конечно, мы продолжаем совершенствовать методы эксплуатации истощенных месторождений с трудноизвлекаемыми запасами – а таких у нас немало.
 
Модернизация НПЗ
 
– Среди задач блока логистики, переработки и сбыта одна из важнейших, конечно, – это модернизация нефтеперерабатывающих заводов, направленная на повышение глубины переработки и качества моторных топлив.
 
– Объем инвестиционной программы 2010 года превысит показатели 2009-го?
 
– В связи с кризисными реалиями мы, естественно, скорректировали программу инвестиций на 2009 год. Однако возможно, что уже в нынешнем году рост показателей позволит нам вкладывать в развитие больше средств, чем было запланировано. В следующем инвестиции, скорее всего, превысят показатели 2009-го. А вот насколько превысят, это уже окончательно определится в ходе разработки бизнес-плана. Безусловно, значительно увеличим вложения в переработку. Мы входим в активную фазу реализации программы реконструкции, причем затрагивающей сразу несколько заводов. На Омском НПЗ уже ведется строительство установки изомеризации. В 2010 году и на ОНПЗ, и на Московском НПЗ, и на ЯНОСе будут идти работы по строительству новых и модернизации существующих установок гидроочистки.
 
Большее, чем в текущем году, внимание мы предполагаем уделить развитию розничной сети. В нефтесервисном блоке запланирована масштабная программа по замене буровых станков за счет покупки нового оборудования. И, конечно, продолжим вкладывать средства в развитие наших новых месторождений.
 
– Как вы намерены осваивать нефтяные месторождения «Газпрома»?
 
– По плану. Уже началась передача нам Новопортовского, Тазовского и части Оренбургского месторождений. Активная добыча на Новопортовском, самом крупном, с запасами более чем 200 млн т, намечена на 2013 год. Все планы по освоению месторождений «Газпрома» сформированы, а про сложности я уже сказал – это неразвитость инфраструктуры и высокая фискальная нагрузка. Проблемы серьезные, будем их решать, так как стать лидером по добыче на Ямале – наша стратегическая задача.
 
Что касается Оренбургской области, то это новый для нас регион добычи. Там «Газпром» передает нам нефтяную оторочку Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения с выходом на сопредельные месторождения в Казахстане.
Есть еще один важный проект, связанный с активами «Газпрома», – это освоение шельфа: Приразломного и Долгинского месторождений. В планах компании – выйти в лидеры разработки бассейнов Баренцева и, потенциально, Карского морей.
 
– Как планируете интегрировать компанию Sibir Energy?
 
– Это очень значимое приобретение. У Sibir Energy есть серьезные активы во всех сегментах бизнеса – и в добыче, и в переработке, и в сбыте. Салымские месторождения – это 97,2 млн т нефти запасов по категории АВС1, еще несколько десятков млн т запасов разных категорий по другим участкам. Доля Sibir Energy в мощностях МНПЗ – 6 млн т переработки в год. Сети АЗС МТК и «Моснефтепродукт» – это почти полторы сотни станций в Москве и Московской области. Но определение «интегрировать» по отношению именно к этой компании, наверное, не очень подходит. Скорее это взаимовыгодное сотрудничество со вторым акционером компании – правительством Москвы. Столичные власти планируют принимать активное участие в развитии группы компаний Sibir Energy.
 
– Каковы планы в отношении модернизации Московского НПЗ, а также нефтебаз и АЗС МТК?
 
– Главный вектор развития МНПЗ – выход на производство продукции, соответствующей требованиям технического регламента, и выпуск топлива по стандартам Евро-4 и Евро-5. Для региона, в котором работает завод, это, наверное, более актуально, чем для какого-либо другого. Программа модернизации сейчас обсуждается, планируется реконструировать несколько ключевых установок, построить новые комплексы – изомеризации, гидроочистки. Конечно, будет вестись работа по увеличению глубины переработки, повышению надежности оборудования. Скажу, что принципиальное понимание между акционерами в этих вопросах есть – и по конкретным проектам, и по их финансированию.
 
Единые правила
 
– Что касается нефтебаз и АЗС – вопрос обсуждается, но о каких-то конкретных решениях и проектах пока говорить рано.
 
– Как вы оцениваете ситуацию на российском рынке нефтепродуктов?
 
– Ситуация на российском рынке нефтепродуктов стабилизировалась вместе со всей макроэкономической ситуацией в России. Первое полугодие было непростым – спрос упал в среднем на 10%. Но тем не менее объемы продаж у нас не снизились, а по ряду премиальных направлений, таких, например, как сбыт бункеровочного топлива и авиакеросина, нам удалось даже увеличить свою долю рынка. Так что здесь мы, считаю, отработали в первом полугодии неплохо, особенно учитывая, что основным рыночным трендом на фоне роста цен на нефть была низкая рентабельность переработки по сравнению с экспортом сырой нефти. Однако сейчас, повторюсь, ситуация стабилизируется.
 
– Что нужно сделать, чтоб у ФАС не было претензий к отечественным компаниям?
 
– Вопрос с ФАС непростой. Антимонопольная служба выступает с официальной позиции борца за права граждан России, которые якобы нарушают нефтяные компании, устанавливая такие цены на нефтепродукты, какие им заблагорассудится, и при этом постоянно вступая в картельные сговоры между собой. Но с экономической точки зрения ФАС аргументирует свою позицию достаточно расплывчато. И это, в общем-то, не вина антимонопольщиков, ведь и они, и нефтяные компании – всего лишь заложники ситуации игры без общепринятых правил.
 
В настоящий момент единой позиции и подходов в оценке ценообразования на рынке нефтепродуктов не существует. Определение монопольного положения, монопольно высоких цен, ценового сговора, их трактовки, а также правила игры представителям нефтяных компаний непонятны. Мы ориентируемся при ценообразовании на мониторинг цен независимыми информационными агентствами, такими как «Аргус», КОРТЕС, Platts. Данные индикаторы антимонопольной службой не принимаются, но при этом и государство четкими критериями оценки процессов ценообразования не располагает. При том подходе, которого придерживается ФАС, любую цену на нефтепродукты можно признать неадекватной и нарушающей закон.
Чтобы избежать дальнейших претензий, всем участникам процесса ценообразования необходимо разработать общие правила игры, единые индикаторы, отталкиваясь от которых, можно было бы четко сказать, оправдана цена на нефтепродукты с экономической точки зрения или нет. И в этом индикаторе должно быть заложено множество рыночных, технологических и макроэкономических факторов. Кроме того, учитывая высокую волатильность рынка нефтепродуктов, он должен быть максимально гибким.
 
Международный бизнес
 
– Нефтекомпании уже готовят для ФАС свое видение рыночных трендов, влияющих на рост или снижение цен на нефтепродукты. Мы ведем эту работу совместно с «ЛУКОЙЛом», в ней активно участвуют ТНК-ВР и «Роснефть». И в Минэнерго, опираясь в том числе на консультации с нефтекомпаниями, разрабатывают общие, понятные, прозрачные индикаторы ценообразования.
 
– Расскажите о планах по развитию сербской компании NIS.
 
– В разработку уже вовлечены добывающие активы NIS в Анголе и Сербии. Завершается подготовка стратегии развития нефтеперерабатывающего блока. Она предусматривает серьезные инвестиции в модернизацию заводов, которые зафиксированы в договоре с правительством Сербии. Соответственно, будем модернизировать действующие АЗС и строить новые современные станции. Это позволит нам восстановить, прямо скажу, утерянные в 2006–2007 годах позиции компании на внутреннем рынке нефтепродуктов. Вообще, сербский актив оказался не таким простым, как казалось первоначально. Однако меньше чем за полгода работы нам удалось вывести операционный денежный поток компании на положительный уровень, получить первую прибыль и серьезно сократить дебиторскую задолженность. Для нас NIS не просто один из активов – это очень важный опыт работы за рубежом, который в рамках нашей стратегической задачи по выходу на серьезный международный уровень просто необходим.
 
– В каких еще странах планируете заниматься добычей нефти и сбытом нефтепродуктов?
 
– Наша активность в секторе M&A во многом диктуется текущей макроэкономической ситуацией. На низком рынке, естественно, делать приобретения выгоднее. И наши значительные покупки, такие как завод по производству смазочных материалов в Бари (Италия) и Sibir Energy, сделаны в очень правильный момент. Сейчас, судя по всему, мировая экономика начинает выходить из кризиса. На быстрое восстановление, конечно, надеяться не приходится – по оценкам экспертов, оно будет затяжным и неравномерным. Но в то же время и второй волны кризиса уже никто не ожидает. С учетом этих двух факторов по-прежнему сохраняется возможность делать выгодные приобретения, покупая активы за реальную, а не завышенную цену, и, скорее всего, эта ситуация продлится достаточно долго. Но покупки будут совершаться под рост рынка, а не под его падение. Поэтому мы ищем новые активы по всему миру, естественно, разрабатывая уже существующие проекты.
 
В блоке upstream «Газпром нефть» ожидает вовлечения активов в Венесуэле в рамках Национального нефтяного консорциума, в Ливии – в рамках проекта «Элефант», а также на шельфе в Экваториальной Гвинее и на Кубе. Мы вновь участвуем в тендере в Ираке, ведем переговоры с Иранской национальной нефтяной компанией – это в основном сервисные контракты.
В блоке downstream идет раздел сети АЗС «Славнефти» в Белоруссии. Это устойчивый, эффективный сбыт на базе собственных нефтебаз и заправочных станций. В Таджикистане, как я уже упоминал, приобретена сеть АЗС и нефтебаз. Очень внимательно изучаем возможности в других странах.
 
Наш завод в Италии уже приступил к отгрузкам потребителям масел под брендом «Газпром нефти». И предприятие в Бари мы намерены активно развивать: увеличивать объемы производства, расширять ассортимент. Потенциально мы можем значительно нарастить свою долю на итальянском рынке, в первую очередь в сегменте индустриальных масел.
 
– Как мировой экономический кризис повлиял на деятельность ОАО «СИБУР Холдинг», каковы перспективы этой компании?
 
– «СИБУР Холдинг» достаточно сильно ощутил на себе негативное влияние экономического кризиса, как и вся нефтехимическая отрасль. Уже начиная с октября 2008 года вслед за нефтяными котировками резко упали и цены на продукцию нефтехимии. При этом значительно снизился и спрос – показатели отгрузок в ноябре оказались на 20% меньше, чем в сентябре.
 
Нефтехимия
 
– Пожалуй, худшими месяцами стали декабрь и январь – СИБУР работал ниже рентабельности по EBITDA, а падение выручки в январе 2009 года составило 53% по сравнению с сентябрем.
 
Однако эффективные действия менеджмента компании позволили справиться с ситуацией. Были высвобождены денежные средства, повысилась прибыльность. Методы применялись достаточно жесткие – это и интенсивное прямое сокращение операционных расходов, и закрытие неэффективных производств, и временная остановка технологических установок. В результате совокупный экономический эффект за первое полугодие составил около 3 млрд рублей. Пересмотрела компания и инвестиционную программу – в 2009 году она была сокращена более чем в два раза.
 
Всё это – на фоне постепенной стабилизации рынка, некоторого восстановления цен на продукцию – позволило СИБУРу уже во втором квартале выйти на приемлемые финансовые результаты. И по итогам первого полугодия компания достигла положительного уровня по EBITDA. В сравнении с российскими и зарубежными корпорациями нефтехимического сектора СИБУР как был, так и остается лидером по прибыльности. И от стратегических целей холдинг, несмотря на кризис, отказываться не намерен. Развитие, повышение конкурентоспособности, инвестиции в газопереработку и сегмент пластиков – всё это по-прежнему актуально.
 
– Вам, как Председателю Совета директоров ОАО «СИБУР Холдинг», каким видится взаимодействие компании с группой «Газпром»?
 
– С момента, когда СИБУР де-юре вышел из состава «Газпрома», когда финансовые результаты компании перестали консолидироваться в отчетности Группы, прошло больше года. Однако отсутствие акционерного контроля со стороны «Газпрома» не означает отказа от операционного и стратегического взаимодействия с СИБУРом. В Совет директоров нефтехимической компании входят три представителя группы, включая меня. «Газпром» является для «СИБУР Холдинга» одним из важнейших поставщиков сырья – попутного нефтяного газа «Газпром нефти», ШФЛУ, дистиллятов. Газотранспортная система «Газпрома» используется СИБУРом при транспортировке и продаже сухого отбензиненного газа. Кроме того, СИБУР – естественный партнер группы при разработке новых газовых месторождений с высоким содержанием этановых фракций, требующих выделения и переработки перед закачкой в газотранспортную систему.
 
Сейчас все формы сотрудничества построены исключительно на рыночных принципах и полностью исключают какие-либо прямые или косвенные формы дотирования СИБУРа Группой «Газпром». Можно с уверенностью говорить о том, что нынешнее взаимовыгодное сотрудничество продолжится и в будущем.
 
– В 2006 году в интервью нашему журналу Сергей Фурсенко озвучил планы ФК «Зенит» на 10 лет: «Войти в десятку сильнейших клубов Европы, трижды завоевать кубок УЕФА, неоднократно выигрывать чемпионат России. Кроме того, клуб должен стать безубыточным». Как вам, Президенту «Зенита» видятся перспективы клуба?
 
– Прежде всего, скажу, что стратегию развития клуба, принятую в 2006 году, никто не отменял. Наша цель прежняя – вывести «Зенит» в число ведущих клубов Европы. При этом хочу подчеркнуть, что понятие «стратегия», безусловно, подразумевает спортивный успех команды, но при этом несет в себе гораздо более широкий смысл – основополагающие принципы развития всего клуба. Это касается и клубной инфраструктуры, и модернизации системы подготовки молодых футболистов, и новых подходов к коммерческой деятельности клуба.
 
Футбол
 
– Нынешний год по многим причинам получился очень сложным. По сути, сейчас мы участвуем в рождении и становлении обновленного «Зенита», а подобный процесс всегда сопряжен с определенного рода трудностями. Но вне зависимости от того, как завершится нынешний сезон, мы ни на минуту не сомневаемся в правильности выбранного курса. Переходные моменты случаются в жизни каждого клуба, но без них не бывает дальнейшего развития и новых побед. У «Зенита», в том числе и благодаря летней трансферной кампании, достаточно сильный коллектив для успешного выступления на самом высоком уровне. И после завершения этого переходного периода, уверен, мы сможем вернуть лидирующие позиции на внутреннем первенстве, а значит, и начать новую европейскую кампанию.
 
Что касается безубыточности «Зенита», то речь шла и идет о том, чтобы в бюджете клуба кардинально сократить долю вливаний компаний газовой группы и стараться зарабатывать средства за счет собственной коммерческой активности. Мы также не отказываемся от этих планов. Уже в прошлом году «Зенит» получил в виде доходов 1,4 млрд рублей, и это без учета поступлений от трансферов футболистов. Очень важно, что эти средства никак не связаны с деньгами, полученными от «Газпрома»: клуб заработал их сам. Этого показателя пока не смог добиться ни один клуб Премьер-лиги.
 
С появлением новых возможностей, прежде всего я имею в виду строительство стадиона, доля собственных доходов должна увеличиться. Уже сейчас в клубе разрабатывается маркетинговая программа, которую мы хотим реализовать на новом стадионе. Создав нормальные современные условия, мы сможем привлечь новых болельщиков, что обеспечит приток доходов от продажи абонементов и билетов. А постоянное успешное выступление в Европе позволит нам продавать права на телетрансляции матчей, что также является одной из основных статей дохода топ-клубов. «Зенит» – уникальный клуб и имеет все предпосылки стать самым успешным бизнес-проектом в футбольной России.
 
Беседу вел Сергей Правосудов