Интервью с Александром Дюковым, председателем Правления ОАО «Газпром нефть». "Рост должен произойти за счет приобретений"

"Рост должен произойти за счет приобретений"

Интервью взял Денис Ъ-Ребров

Председатель правления "Газпром нефти" Александр Дюков о будущем компании

За последние месяцы "Газпром нефти" удалось значительно нарастить свои активы. Она купила 50% в "Томскнефти" и договорилась о приобретении 51% в сербском концерне NIS. Разрешен многолетний конфликт вокруг Московского НПЗ, акционером которого она является. О стратегических планах развития "обновленной" "Газпром нефти", которые в феврале предстоит одобрить совету директоров компании, "Ъ" рассказал председатель правления компании АЛЕКСАНДР ДЮКОВ.

Председатель правления "Газпром нефти" Александр Дюков о будущем компании

За последние месяцы "Газпром нефти" удалось значительно нарастить свои активы. Она купила 50% в "Томскнефти" и договорилась о приобретении 51% в сербском концерне NIS. Разрешен многолетний конфликт вокруг Московского НПЗ, акционером которого она является. О стратегических планах развития "обновленной" "Газпром нефти", которые в феврале предстоит одобрить совету директоров компании, "Ъ" рассказал председатель правления компании АЛЕКСАНДР ДЮКОВ.

-- В конце 2007 года вы обещали подготовить стратегию развития "Газпром нефти" до 2020 года. Каковы ее основные параметры?

--Мы завершаем эту работу и рассчитываем в феврале вынести стратегию на рассмотрение совета директоров. В 2020 году доказанные запасы "Газпром нефти" должны составлять не менее 2,2 млрд тонн, добыча -- вырасти до 80-90 млн тонн в год, переработка -- быть не ниже двух третей от объема добычи.

-- Будете развивать собственные перерабатывающие мощности или приобретать новые?

-- И то и другое, но главным образом рост должен произойти за счет приобретений. Для существенного расширения имеющихся мощностей либо нет технической возможности, либо отсутствует эффективный спрос на дополнительные объемы нефтепродуктов. Значительное наращивание мощностей Омского НПЗ нецелесообразно, поскольку локальные рынки ограничены по объему потребления, а поставка нефтепродуктов в более удаленные регионы и на экспорт имеет невысокую эффективность. Поэтому на ОНПЗ мы планируем сконцентрироваться на модернизации и изменить продуктовую корзину в сторону увеличения выпуска высокомаржинальных продуктов, увеличить глубину переработки с 84% до 88%. "Ярославнефтеоргсинтез" расположен ближе к более емким рынкам потребления, но значительное наращивание его мощности невозможно, так что максимальное увеличение не превысит 2,5-4 млн тонн в год. Также невозможно серьезное расширение мощности Московского НПЗ. Поэтому существенное наращивание перерабатывающих мощностей "Газпром нефти" возможно либо за счет приобретения существующих, либо за счет строительства новых заводов.

-- Вы не обсуждали с чиновниками возможность покупки или передачи вам в управление доли предприятий башкирского ТЭКа, которая может отойти государству?

-- Не обсуждали. В целом, башкирский ТЭК -- непростой актив, поскольку его заводы расположены в регионе с избыточными перерабатывающими мощностями, где предложение в разы превышает спрос. Значит, основной объем нефтепродуктов приходится поставлять в другие регионы, а это более дорогая логистика. Причем все объемы в России не реализовать -- значительную часть приходится отгружать на экспорт. Представляете, где находится Башкирия и как далеко она от границы и от европейских потребителей? Из-за значительных расходов на транспорт netback (цена продажи за вычетом транспортных расходов.-- "Ъ") получается не самый лучший, и уступает заводам, расположенным ближе к границе. Так что наш интерес будет определяться ценой предложения, если актив решат продавать.

-- А другие перерабатывающие активы в России "Газпром нефти" интересны? Например, строительство нового НПЗ в Ленинградской области?

-- Строительство завода рядом с границей и недалеко от целевых европейских рынков целесообразно, но только при сохранении существующего механизма расчета экспортной пошлины на нефтепродукты и ее соотношения к экспортной пошлине на нефть (сейчас пошлина на нефтепродукты ниже, чем на нефть.-- "Ъ"). Но если в существующем соотношении пошлин произойдут изменения, подобного рода проекты будут не такими привлекательными с точки зрения окупаемости. Что касается интереса к существующим заводам, то они уже имеют собственников. Это другие нефтекомпании, поэтому интерес, даже если он и есть, вряд ли когда-либо материализуется.

-- Кроме NIS "Газпром нефти" интересны другие перерабатывающие активы в Европе?

-- Интересны.

-- Вам уже удалось о чем-то договориться?

-- Пока что нет.

-- Это может случиться в ближайшее время?

-- Это более далекая перспектива.

-- Пока у "Газпром нефти" есть только один проект с иностранной нефтекомпанией -- СП "Северная тайга Нефтегаз" с Chevron. Не собираетесь расширять сотрудничество с иностранцами?

-- Расширение сотрудничества не самоцель. Мы будем привлекать партнеров к реализации тех проектов, где их участие необходимо и позволит, например, получить доступ к технологиям и инфраструктуре, обеспечить выход на рынки или финансирование для реализации капиталоемких проектов. А те проекты, для осуществления которых мы имеем все необходимые ресурсы, мы будем реализовывать самостоятельно.

-- Можно обменять добывающие активы на переработку в Европе...

-- Пока мы таких переговоров не ведем. Возможно, через какое-то время задумаемся об этом, но только если у нас вырастет и ресурсная база, и объем добычи. При существующей ресурсной базе мы не считаем целесообразным обмен добывающих активов на перерабатывающие мощности в Европе.

-- Вы подписали меморандум о взаимопонимании со Statoil, уже определены какие-то совместные проекты?

-- Мы предложили им рассмотреть возможность партнерства в геологоразведке и разработке наших лицензионных участков на Дальнем Востоке. Это шельфовый Лопуховский блок на Сахалине и участки на Чукотке. Но пока не получили ответа.

-- А с другими компаниями? C Shell, уже работающей с "Газпромом", с Eni, которая является вашим акционером?

-- С Shell и Eni переговоры об обмене активами не ведем.

-- Eni для вас просто портфельный инвестор?

-- Независимо от того, является Eni нашим акционером или нет, мы в любом случае рассмотрели бы все существующие возможности для сотрудничества с ней, равно как и с другими нефтяными компаниями

-- "Газпром нефть" или Eni получат друг от друга какие-то преференции из-за связи акционерным капиталом?

-- Никаких преференций не будет ни для нас, ни для них.

-- Ваши конкуренты присматриваются к Азиатскому региону. Вы не хотите приобрести там активы или создать СП с местным компаниями, например -- китайскими?

-- Сначала мы должны начать добывать нефть в Восточной Сибири и поставлять сырье в Азиатский регион. Только после этого можно будет говорить о сотрудничестве.

-- А сами китайские или индийские компании не приходили к вам с предложениями о сотрудничестве?

-- Пока что нет.

-- Год назад "Газпром" с "Роснефтью" подписали соглашение о сотрудничестве. Недавно "Газпром нефть" приобрела половину "Томскнефти". Можно ли ждать сотрудничества в других проектах, которые есть у компаний?

-- Если говорить об имеющихся у нас и у "Роснефти" активах, то синергии между ними немного, поэтому нет смысла в таком сотрудничестве -- пожалуй, за исключением СИБУРа, который ведет переговоры с "Роснефтью" о создании СП на базе Южно-Балыкского ГПЗ. Хотя вполне возможно, что в будущем мы объединим усилия для реализации каких-нибудь новых проектов.

-- Вы не предлагали "Роснефти" выкупить у нее вторую часть "Томскнефти"?

-- Я не думаю, что они готовы ее продать. Наверное, возможен вариант обмена. Мы на это были бы готовы пойти, но нужно найти равноценный актив.

-- "Газпром нефти" интересна доля в ТНК-ВР?

-- Доля в ТНК-ВР, наверное, интересна многим нефтяным компаниям. Вопрос -- размер этой доли и ее цена.

-- Вы или "Газпром" ведете переговоры с акционерами ТНК-ВР о покупке этой доли?

-- "Газпром нефть" такие переговоры не ведет и, насколько я знаю, "Газпром" тоже. И в нашей стратегии мы не ставим перед собой такой задачи. Хотя, безусловно, ТНК-ВР -- это предприятие, представляющее интерес, между нашими активами есть значительная синергия, и есть "Славнефть", которая находится в нашем совместном управлении.

-- Вы договорились о создании СП с ЛУКОЙЛом. Ваше сотрудничество предполагает внесение в СП каких-то активов, уже принадлежащих компаниям?

-- Это возможно. ЛУКОЙЛ давно работает в Тимано-Печоре, у нас там тоже есть активы, не исключено, что некоторые из них будет разрабатывать СП. Возможно, мы будем участвовать в аукционах по приобретению новых лицензий, если будет целесообразно это делать совместно.

-- Когда станет ясно, какие месторождения вы будете разрабатывать вместе, а какие по отдельности?

-- Я думаю, в этом году.

-- На аукцион по месторождениям имени Требса и имени Титова вместе пойдете? Они вам интересны?

-- Да, интересны. Любая нефтекомпания была бы рада получить эти месторождения. Желающих много, будет борьба, что приведет к росту цены. Так что можно прогнозировать создание альянсов между нефтяниками, чтобы разделить с партнером финансовую нагрузку и геологические риски.

-- Ваши планы предусматривают работу в Арктике помимо освоения Приразломного месторождения?

-- Если говорить о работе на шельфе, то сейчас это не является основным приоритетом. Но что касается долгосрочной перспективы, мы, безусловно, будем работать на шельфе, поэтому ставим перед собой задачу в ближайшее время приобрести опыт в реализации таких проектов в партнерстве с кем-то, чтобы начиная с 2015 года вести уже масштабные операции на шельфе. Возможно, будут приобретены какие-то другие офшорные участки кроме тех, которые уже есть у нас и у "Газпрома".

-- Переговоры с потенциальными партнерами о разработке Приразломного уже ведутся?

-- Сейчас нет. Оператором проекта является "Севморнефтегаз" (дочерняя компания "Газпрома".-- "Ъ"). Предполагается, что Приразломное будет передано нам в 2009-2010 годах.

-- За нефтяные месторождения "Газпрома", которые предполагается передать вам на баланс, придется заплатить? И какие там запасы?

-- Около 650 млн тонн нефти С1. И, конечно, придется заплатить.

-- То есть фактически вы будете их покупать?

-- Есть несколько вариантов. Приобретение за деньги или внесение в уставный капитал с допэмиссией в пользу "Газпрома".

-- Оценка этих запасов уже проводилась?

-- Если вы имеете в виду официальную оценку стоимости, то еще нет. Наша оценка показывает, что эти активы стоят не очень дорого. Причина: для освоения месторождений требуются значительные инвестиции при существенной налоговой нагрузке на нефтяную отрасль.

-- Недавно Владимир Путин говорил, что налоговую систему в ближайшее время менять не будут, поскольку нефтяники "поднакопили жирок". Поднакопили?

-- Многие аналитики предрекают определенные проблемы нефтяной отрасли, если в ближайшее время не произойдет каких-то изменений в системе налогообложения. Я не стал бы драматизировать ситуацию, однако высокая налоговая нагрузка наряду с инфляцией издержек и отсутствием необходимой инфраструктуры делает разработку месторождений в новых регионах низкоэффективной, а иногда и просто неокупаемой. Из новых регионов льготы получила только Восточная Сибирь, но этого, на наш взгляд, недостаточно. Мы сейчас занимаемся проектами разработки нефтяных месторождений "Газпрома" в центре и на севере Ямала, и для нас абсолютно очевидно, что без предоставления льгот их разработка будет убыточной.

-- Когда вы готовили стратегию, вы исходили из нынешней налоговой системы или предполагали, что произойдут какие-то изменения?

-- Все финансовые расчеты производились исходя из существующей системы налогообложения, однако мы все-таки включили в планы новые месторождения, разработка которых при существующей системе пока нерентабельна. Руководствовались тем, что нам совместно с другими нефтяниками удастся убедить правительство изменить систему налогообложения. Если это не произойдет, обеспечить сохранение роста добычи в стране будет тяжело. Ресурсную базу можно было бы расширить и за счет вовлечения в разработку залежей ачимовских отложений и нефтяных оторочек газоконденсатных месторождений, но их разработка объективно более затратна и при существующей системе налогообложения неэффективна.

-- Что, по вашему мнению, нужно изменить?

-- Во-первых, довести до практической реализации уже принятое решение по стимулированию добычи нефти на выработанных месторождениях. Во-вторых, необходимо пересмотреть методики формирования экспортных пошлин и НДПИ. Цены отсечения в формулах расчета НДПИ и пошлины соответственно $9 за баррель и $25 за баррель были установлены несколько лет назад, но за это время, в том числе за счет ухудшения качества запасов и инфляционных процессов, себестоимость добычи в долларах выросла существенно. Это, в свою очередь, привело к значительному снижению доходности в отрасли. В-третьих, льготы по НДПИ должны распространяться не только на Восточную Сибирь, но и центр и север Ямала, возможно, на другие регионы, разработку нефтяных оторочек. Изменения необходимы, чтобы мотивировать нефтяников приступать к разработке маргинальных месторождений, месторождений, разработка которых находится на грани окупаемости.

-- В правительстве согласны с вашим мнением?

-- Многие согласны.

-- А какую прогнозную цену на нефть вы устанавливали при подготовке стратегии?

-- $65 за баррель до 2020 года, но при этом мы понимаем, что фактическая цена будет расти, и, учитывая это, мы приняли для себя нулевую ставку по инфляции.

-- Какой объем инвестиций предусматривает программа развития, считаете ли вы оптимальной существующую дивидендную политику?

-- В прошлом году мы направили на дивиденды около 40% консолидированной прибыли. Эта пропорция должна сохраниться, при этом мы предполагаем, что и чистая прибыль будет расти, то есть будет расти и размер дивидендов, и прибыль, которая останется в распоряжении компании. А инвестиционная программа до 2020 года предусмотрена в размере $70 млрд.

-- Вы чувствуете поддержку "Газпрома" в переговорах с вашими партнерами? По МНПЗ или NIS?

-- "Газпром", безусловно, нам помогает. И председатель совета директоров "Газпром нефти" (Алексей Миллер.-- "Ъ"), и члены совета директоров уделяют много внимания развитию компании, в том числе помогают нам выстраивать правильные отношения с нашими партнерами. "Газпром" принимал участие в этих переговорах, и его поддержка сыграла решающую роль.

-- Стратегия "Газпром нефти" предусматривает развитие МНПЗ? Как идут переговоры с его акционерами?

-- Как вы знаете, подписан соответствующий меморандум, направленный на урегулирование конфликта между акционерами. Создание управляющей компании займет до полугода, однако уже в ближайшее время наши представители войдут в органы управления МНПЗ, после чего должна начаться совместная работа по реконструкции и модернизации предприятия.

-- Когда вы говорите о достижении уровня добычи в 80-90 млн тонн, сколько приходится на органический рост, а сколько на новые приобретения?

-- Ожидается, что за счет новых активов без учета месторождений "Газпрома" и доли в "Томскнефти" мы будем добывать 15 млн тонн, все остальное -- органический рост.

-- Будете приобретать лицензии или готовый бизнес?

-- И лицензии, и готовый бизнес. Целевыми регионами будут оставаться регионы нашего присутствия -- ХМАО, ЯНАО, Томская область. Также будет рассматриваться возможность приобретения действующих предприятий или лицензионных участков в Восточной Сибири, Тимано-Печоре, шельфовых участков.

-- Розничную сеть в России собираетесь увеличивать?

-- Да. Стратегия предусматривает значительное увеличение объема продаж нефтепродуктов конечным потребителям, в том числе за счет роста объема продаж топлива через собственную сеть АЗС до 12 млн тонн.

-- Насколько?

-- В разы (сейчас сеть АЗС насчитывает около 900 станций.-- "Ъ"). За счет покупки и строительства новых станций. В настоящий момент мы ведем переговоры о приобретении нескольких сетей.

-- В каких регионах?

-- Сибирь, Урал, северо-запад, ведем переговоры о приобретении сетей АЗС в Казахстане и Таджикистане, возможно, в первой половине года их купим.

-- Когда начнется ребрэндинг АЗС "Газпром нефти"?

-- Сейчас идет разработка промышленного дизайна АЗС, и мы планируем в июне ввести в эксплуатацию первую пилотную станцию, а до конца 2009 года завершить ребрэндинг всех АЗС.

-- Вы возглавляете совет директоров СИБУРа. Как скоро может быть принято решение о размещении его евробондов?

-- Менеджменту дано поручение начать подготовку к размещению. Окончательное решение должно быть принято в течение двух месяцев.

-- Объем уже понятен?

-- $500 млн.

-- А к IPO СИБУР готов?

-- В принципе готов, теоретически через три-четыре месяца мы могли бы провести размещение.

-- То есть оно пройдет в 2008 году?

-- Вполне возможно, но пока решение не принято. Для нас очевидно, что через заимствования мы нашу инвестпрограмму целиком профинансировать не сможем, поэтому придется использовать либо вариант проведения допэмиссии в пользу существующих акционеров, либо проводить IPO.

-- У вас может появиться стратегический инвестор?

-- Нет нефтехимической компании, которая бы производила всю ту номенклатуру продукции, что СИБУР. Поэтому мы ведем работу по привлечению стратегических инвесторов на конкретные площадки -- как это произошло в проекте по строительству завода ПВХ в Кстове, где партнером СИБУРа выступает Solvin. По другому крупному проекту, это строительство завода по производству полипропилена в Тобольске, ведем переговоры о возможности вхождения НОВАТЭКа в качестве акционера.

-- Сколько может получить НОВАТЭК?

-- В настоящий момент обсуждается возможность приобретения НОВАТЭКом 30% в данном проекте.

-- Вас устраивает ситуация, при которой всем экспортом СИБУРа занимается "Газпром экспорт"?

-- С одной стороны, да, поскольку "Газпром экспорт" реализует продукцию СИБУРа достаточно эффективно при невысокой комиссии -- всего 0,7%. Но с другой стороны, непосредственное осуществление продаж потребителям СИБУРом дало бы СИБУРу лучшее понимание рынка и его потребностей.