«Геологоразведка становится бизнесом, на каждом этапе которого мы можем и должны создавать дополнительную стоимость»

Energy Intelligence

«Газпром нефть» входит в топ-10 мировых публичных компаний по объёму доказанных запасов жидких углеводородов и является одним из лидеров по темпам их восполнения. О том, что компания намерена делать для поддержания ключевых показателей в рамках недавно одобренной стратегии до 2030 года, в интервью Energy Intelligence рассказал глава дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти» Алексей Вашкевич.

Глава дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти» Алексей Вашкевич

В прошлом году совет директоров «Газпром нефти» утвердил обновленную стратегию развития компании на период до 2030 года. Какое место в ней отведено развитию ресурсной базы?

В 2018 году Советом директоров «Газпром нефти» была принята обновленная стратегия развития компании, одновременно с которой утверждена стратегия развития ресурсной базы. Мы не вносили кардинальных изменений в предыдущую версию документа от 2016 года, а актуализировали его, сохранив основные акценты.

Не могли бы вы рассказать об основных направлениях стратегии развития ресурсной базы?

Согласно обновленной стратегии, мы продолжим освоение действующих активов в традиционных регионах деятельности компании, а также выйдем в новые для себя поисковые зоны. Компания сохраняет вектор на дальнейшее изучение нетрадиционных запасов и реализацию шельфовой программы. Одно из ключевых мест в стратегии занимает развитие технологий геологоразведки и добычи, а также цифровизация производственных и бизнес-процессов, которые являются эффективным инструментом создания дополнительной стоимости для компании в долгосрочной перспективе. При актуализации нашей трёхлетней стратегии в 2018 году было отмечено высокое качество её реализации в прошедшие два года. Компания ежегодно наращивает объёмы — как в плане инвестиций, так и с точки зрения получаемого результата.

Расскажите об итогах 2018 года.

Прошедший год по нашему направлению стал для «Газпром нефти» рекордным во всех смыслах — и в количественном, и в качественном выражении. Если говорить о цифрах, то инвестиции в геологоразведку составили около 20 млрд рублей. Было пробурено 50 поисково-разведочных скважин, сейсморазведочными работами охвачено более 4,5 тыс. км2, в том числе почти 1,5 тыс. км2 на шельфе. Мы успешно завершили год с точки зрения прироста новых запасов. В 2018 г. «Газпром нефть» восполнила добычу новыми ресурсами на 163%, на 2,2% выросли наши запасы категории 2Р («доказанные» и «вероятные», proved + probable). Показатель обеспеченности добычи «Газпром нефти» доказанными запасами углеводородов сегодня составляет 17 лет, в то время как согласно нашей стратегии он должен быть на уровне не менее 15 лет.

2018 год был знаковым и в плане выхода в новые поисковые зоны. Портфель активов «Газпром нефти» пополнили 20 лицензионных участков, в том числе объекты для геологического изучения. Мы вошли в новые для себя регионы: это и южная часть ЯНАО, которая станет частью масштабного кластера компании на Ямале, и Гыданский полуостров (Лескинский и Пухуцяяхский участки), где в перспективе может быть сформирован ещё один крупный кластер нефтедобычи. Кроме того, мы расширили географию деятельности и в традиционных для компании регионах, в том числе в Карабашской зоне, освоение активов которой ведётся совместно с нашим партнером, испанской компанией Repsol.

В 2018 году также произошли организационные изменения по направлению геологоразведки.

В 2018 году в структуре компании было создано новое дочернее общество — «Газпромнефть-ГЕО», ставшее центром компетенций по управлению крупными геологоразведочными проектами. Новая бизнес-модель подразумевает переход от управления одним активом к формированию портфеля проектов, каждый из которых будет оцениваться с точки зрения геологии, инвестиционной привлекательности, с учетом особенностей логистики, инфраструктуры и технологической сложности. Это позволит принимать к разработке только лучшие опции, отказываясь от бесперспективных проектов еще на стадии оценки. По сути, такой подход — бенчмарк на сегодняшний день с точки зрения организационного построения бизнеса геологоразведки, подразумевающий объединение на одной площадке управленческих, технологических и финансовых ресурсов.

Какие планы по геологоразведке у компании на 2019 год?

Объём финансирования геологоразведочных проектов продолжит расти. Одной из ключевых целей «Газпром нефти» является достижение ежегодного уровня добычи в 100 млн т н.э. с дальнейшим ростом не ниже среднеотраслевого, что требует качественного и последовательного восполнения ресурсной базы компании. Согласно нашей стратегии, диапазон инвестиций в геологоразведочные работы в среднесрочной перспективе должен составлять от 30 до 45 млрд рублей ежегодно. В 2019 г. запланировано направить на эти цели порядка 52 млрд рублей. Это серьёзный рост в сравнении с 2018-м, однако смотреть на него нужно в рамках, как минимум, трёхлетнего горизонта. В этом году мы проводим достаточно большой объём сейсмики на вновь полученных лицензионных участках. На следующем этапе предстоит обработать и интерпретировать полученные данные для планирования бурения скважин, что в моменте немного снизит финансовую нагрузку.

В 2019 г. мы увеличим объёмы бурения поисково-разведочных скважин до 70, что на 40% больше, чем в предыдущем. Плюс запускается порядка 10 новых технологических проектов, что повлечёт за собой создание новых проектных команд и потенциальных технологических партнерств. Одно из ключевых направлений, которое мы развиваем в рамках технологической стратегии, — «Несейсмические методы», включающее комплексное использование грави-, электро-, магниторазведки и полевой геохимической съёмки.

Эти методы в будущем смогут заменить сейсмику?

Нет, но они помогут существенно сократить расходы при исследовании больших по площади территорий. В прошлом году мы в пилотном режиме провели площадную геохимическую съёмку* на Воргенском участке в ЯНАО. Использование несейсмических методов позволило сэкономить свыше 650 млн рублей за счет того, что площадь для проведения 3D-сейсмики удалось сократить до 30% от первоначальной. Мы уже масштабируем их применение, что позволяет удешевлять и ускорять процесс геологического изучения участков. Но самое главное, что данный подход даёт возможность иначе взглянуть на сам принцип геологоразведки, сделав упор не на больших объёмах данных, а на качестве собираемой информации. Сейчас нам нужно получить ровно столько данных, сколько будет достаточно для принятия решения на том или ином этапе проекта. Мы точечно подходим к сбору сведений и предъявляем высокие требования к механизмам их обработки. Закладывая такой подход в основу, «Газпром нефть» создает новейший цифровой инструмент, главная задача которого — помочь определить, сколько нужно информации для принятия инвестрешения и определения минимально необходимого объёма геологоразведочных работ. Аналогов данному программному продукту сегодня в мире не существует.

На каких проектах будет сделан основной фокус в 2019 г.?

Акцентов несколько. Прежде всего, мы продолжим изучение новых лицензионных участков в Оренбуржье, на Ямале и Гыдане. Кроме того, «Газпром нефть» нацелена на дальнейшее освоение активов Карабашского кластера, реализацию проекта «Зима» в «Газпромнефть-Хантосе», развитие месторождений Чонской группы в Восточной Сибири и экспансию на Балканы.

Вы упомянули проект «Зима». О чем идет речь?

Мы расширили проект «Западно-Зимнее», в периметр которого входит недавно открытое крупное месторождение имени Александра Жагрина в ХМАО. Организационная модель проекта, объединённого со вновь приобретёнными участками, была переутверждена, а он сам получил новое наименование — «Зима». Уже в 2019 году будет запущена фаза «Ранняя нефть», которая включает в себя бурение первого эксплуатационного куста скважин и запуск инфраструктуры для доставки продукции на объекты «Газпромнефть-Хантоса».

«Газпром нефть» активно сотрудничает с Repsol на базе совместного предприятия «Евротэк-Югра». В конце прошлого года было создано новое СП для разработки участка «Карабашский-10». Кроме того, «Газпром нефть» владеет лицензией ещё на шесть участков в этой зоне. Не рассматривается ли объединение всех ваших активов для совместной разработки с Repsol?

В настоящее время мы ведём сейсморазведочное исследование всех Карабашских активов. Единым оператором по геологоразведочной программе этих участков будет наше совместное с Repsol предприятие «Евротэк-Югра». Сейчас мы находимся в процессе переговоров о передаче этих активов в СП.

Каких успехов за последний год удалось достичь в реализации вашего проекта «Бажен»?

В 2017 году Министерство энергетики присвоило проекту освоения баженовской свиты статус национального. В 2018-м «Газпром нефтью» было создано дочернее предприятие технологический центр «Бажен», ставшее оператором нацпроекта. Сегодня технологический центр является площадкой для объединения ресурсов государства, научного, отраслевого и бизнес-сообщества для создания прорывных технологий разведки и добычи нетрадиционных и трудноизвлекаемых запасов углеводородов.

В рамках разработки баженовской свиты «Газпром нефть» ориентируется на такие целевые показатели, как накопленная добыча на скважину и себестоимость. По итогам 2018 года уровень накопленной добычи на единичных скважинах бажена уже достиг 21 тыс. тонн при цели в 35 тыс. тонн. В плане удельной стоимости добычи мы стремимся выйти на цифру в 8,5 тыс. рублей за тонну к 2025 г. Только за 2018 год мы снизили этот показатель с 30 до 18 тысяч рублей. Это огромный шаг, и сделан он в основном за счёт успешного внедрения новых технологий заканчивания высокотехнологичных скважин с горизонтальными стволами. Было проведено более 70 стадий ГРП с плотностью до 15 стадий на 1 тысячу метров горизонтального участка. При этом мы постоянно экспериментировали со скоростью и объёмами закачки жидкости ГРП, плотностью составов и другими параметрами. Каждый из этапов проекта и все технологические операции сопровождались построением цифровых моделей на собственном уникальном программном обеспечении, разработанном «Газпром нефтью» совместно с МФТИ.

Добившись значительных результатов, мы продолжаем тестирование новых инструментов и совершенствование решений, которые должны стать основой будущей технологической платформы для разработки нетрадиционных запасов. В этой сфере компания уже ведёт работу с партнерами для перехода от изготовления единичных экземпляров оборудования к созданию производственных мощностей, способных обеспечить его промышленный выпуск. Так, в прошлом году в рамках данного направления технологическим центром «Бажен» было заключено порядка 20 технологических соглашений.

Это в основном технологические партнерства?

Да. Дело в том, что сегодня в отрасли нет оптимальной технологии для работы с нетрадиционными типами коллекторов. Нам ещё предстоит масштабная работа по созданию инструментов рентабельной добычи нетрадиционной нефти, а затем — поиск способов их удешевления. Но кто-то должен первым сделать этот шаг и найти ключ к баженовской свите. На тех же сланцах в США технологический путь занимал от 700 до, по последним данным, 300 скважин на новом плее. То есть, американским компания требовалось пробурить 300 скважин для того, чтобы наработать оптимальную технологию, а затем упрощать и удешевлять её. Наша задача — максимально сократить этот путь и пройти его за 111 скважин. В ходе данной работы с момента старта проекта мы пробурили 21 скважину. План на 2019-й — ещё 15 скважин с длиной горизонтального ствола более 1000 метров. Всего до 2025 года в рамках проекта «Бажен» будет построено 75 скважин. Каждая технологическая операция на свите позволяет нам приобретать новые знания, опыт и компетенции, приближая к созданию рентабельных решений для добычи баженовской нефти.

Целевые показатели по бажену не изменились?

Цифры остались прежними: к 2025 году планируем выйти на ежегодный уровень добычи из баженовской свиты в 2,5 млн тонн нефти.

Другим крупным проектом в портфеле «Газпром нефти» является «Большая Ачимовка». Расскажите о ваших успехах.

Ачимовка — это огромный ресурсный потенциал. Мы видим, что в перспективе её запасы могут составить до 40% всей ресурсной базы компании — при условии, что будут реализованы все существующие на сегодняшний день опции. Это и имеющиеся активы компании, и работа с активами «Газпрома», и выход в новые зоны. Последние два года мы занимались региональным изучением Ачимовской толщи, построив первую региональную цифровую модель. Затем модель была разделена на три кластера, в каждом из которых уже запущены свои зональные проекты. Помимо этого, мы структурировали технологические вызовы Ачимовки. Ачимовские отложения крайне сложны с точки зрения геологии, находясь где-то между традиционными и нетрадиционными запасами, что требует использования инновационных технологий. И если задача традиционной геологии — найти расположение залежей, то при работе с нетрадиционными запасами главное — точно подобрать инструменты их освоения. В случае с Ачимовкой необходимо и то и другое: правильно отыскать и рентабельно извлечь запасы, подобрав технологии с учётом многочисленных вызовов. Например, ямальская Ачимовка — это аномальные глубины, высокое давление и при этом невыдержанный коллектор.

Нужны ли вам дополнительные стимулы для разработки Ачимовки?

Прежде чем говорить о целевом стимулировании вовлечения ачимовских отложений, нужно создать необходимую правовую основу. В весеннюю сессию на рассмотрение Государственной думы будет вынесен законопроект, который, в том числе, вводит такое понятие, как «ачимовские отложения». Надеюсь, он будет принят. Дальше мы уже совместно с курирующими министерствами начнём прорабатывать достаточность существующих методов стимулирования разработки этих отложений.

Как продвигается работа по проекту «Южный Хаб» в рамках совместного с Shell предприятия Salym Petroleum Development?

Проект «Южный Хаб» за последние несколько лет прошёл этапы поиска, оценки и выбора. За это время мы построили 6 поисково-разведочных скважин, подтвердив ресурсную базу актива. На сегодня уже сформирован концепт разработки, включающий строительство наземной инфраструктуры, и проходят опытно-промышленные работы по выбору оптимальной схемы заканчивания скважин. Также ведётся эксплуатационное бурение первого куста скважин. В июле 2019 г. проект перейдёт на этап реализации.

В какой стадии находится развитие Чонского проекта в Восточной Сибири?

Последние два года работа велась на одном из трёх участков Чонской группы — Игнялинском. Мы построили обновлённую сейсмогеологическую модель этого участка, провели поисково-разведочное бурение. В прошлом году после проведения многостадийного гидроразрыва пласта был получен приток нефти с первой скважины с дебитом свыше 120 тонн в сутки. В начале 2019 года запущена вторая скважина подобной конструкции уже с дебитом свыше 300 тонн в сутки. Такой результат говорит о хороших коммерческих перспективах проекта. Сейчас продолжается испытание пробуренных скважин с точки зрения разных методов интенсификации нефтедобычи. В течение следующих двух лет мы планируем перейти к опытно-промышленной разработке актива. Одновременно мы ведем работы по созданию сейсмогеологической модели на Тымпучиканском и Вакунайском участках.

Какая работа ведется сегодня в Сербии?

NIS, Сербская энергетическая компания, уделяет огромное внимание геологоразведке. У нас идет активная работа в Румынии, Боснии и Герцеговине. В этом году мы пробурим порядка 20 скважин на Балканах. Кроме того, рассматриваются новые возможности для развития в регионе.

Оправданы ли сегодня вложения в геологоразведку, учитывая неопределенности со спросом на нефть в будущем?

Давайте разделим этот вопрос на две составляющие. Первая — это вопрос о том, нужна ли будет нефть условно через 50 лет? Моё мнение, что она останется высоко востребованной. Второй вопрос — нужна ли будет геологоразведка в том виде, как она реализуется сегодня? Уверен, что геологоразведка будет также необходима. В настоящее время идет её масштабная технологическая трансформация. Сегодня мы уже значительно повысили скорость изучения новых участков и передачу их непосредственно в разработку с 8-10 до 3-4 лет. Поэтому те проекты, которые мы получаем сейчас, — это уже добыча в 2025 г. Мы видим более быстрое и качественное вовлечение новых запасов, которые также помогают ежегодно компенсировать растущую добычу. Портфель «Газпром нефти» сегодня состоит из 90 геологоразведочных опций и нам необходимо, чтобы их количество всегда оставалось не ниже данного уровня. Мы постоянно актуализируем опции с точки зрения качества ресурсной базы, технологий и создаем некий коэффициент запаса, который всегда можно монетизировать, создавая совместные предприятия или продавая активы партнерам. Компания исходит из принципа, что запасы будут продолжать создавать основную стоимость.

Сегодня «Газпром нефть» развивает бизнес-модель, при которой минимально-необходимый портфель активов дополняется несколькими поисковыми блоками, которые проходят начальную стадию геологоразведки за счёт новых технологических продуктов или несейсмических методов. После снятия неопределённостей мы привлекаем партнёра, таким образом монетизируя часть своих инвестиций и создавая потенциал для дополнительной прибыли. Геологоразведка становится бизнесом, на каждом этапе которого мы можем и должны создавать дополнительную стоимость.

Какую роль играет цифровая трансформация для геологоразведки?

В прошлом году мы прошли полную перезагрузку: актуализировали нашу технологическую стратегию и утвердили цифровую стратегию в области геологоразведки. Изменился сам подход, где ключевое — то, что каждый элемент стратегии исходит от бизнес-вызовов.

В этом принципиальное отличие от того, как это делают многие другие компании, и как это делали мы на первых этапах. Мы не действуем по принципу — какая классная идея, давайте её реализуем! Мы анализируем, какой конкретно вызов или барьер стоит перед конкретным проектом или бизнес-направлением и как мы его можем снять. Второй серьёзный шаг в нашей эволюции — это увязка технологической, цифровой трансформации с организационным и процессным развитием. Цифровые платформы позволяют, по сути, объединять все компетенции компании практически в режиме онлайн. Всё это задает новые тенденции, которые будут отражаться в ближайшее время на организационной структуре. Мы понимаем, что трансформация — это и есть новая стабильность, в которой нам предстоит жить. Мир настолько быстро меняется, что действуя в структуре функциональных и организационных колодцев, мы будем проигрывать. Поэтому «Газпром нефть» выходит на новый, более живой формат, когда адаптация фактически происходит онлайн. Более того, мы стремимся предугадывать изменения и проактивно реагировать на них, чтобы быть быстрее, чем конкуренты.


* Площадная геохимическая съемка — модернизированный метод поиска углеводородов на молекулярном уровне, который «Газпром нефть» впервые в России протестировала на Воргенском лицензионном участке Отдаленной группы месторождений. Данный подход позволяет без больших первоначальных финансовых вложений определять по составу углеводородных газов на поверхности потенциальные перспективные зоны для дальнейшего доизучения и разведочного бурения. Сравнение итогов испытания с геологическими моделями подтвердило точность и достоверность полученных результатов.