Интервью с президентом Сибнефти Евгением Швидлером,

Президент Сибнефти Евгений Швидлер комментирует предстоящее слияние с ЮКОСом в новую крупнейшую мировую энергетическую компанию ЮкосСибнефть.


Из интервью с президентом Сибнефти Евгением Швидлером, опубликованном на вебсайте журнала "BusinessWeek" 21 мая 2003 года


- Итак, должен ли ExxonMobil бояться новой компании – ЮкосСибнефти?

- Да они должны просто дрожать от страха, совершенно точно. Но я шучу. Но дело в том, что сейчас действительно мы по размерам – физическим объемам добычи, резервов и всего такого – мы просто супергигант. В этом нет никакого сомнения.

- А в России сейчас есть национальная компания-чемпион?

- А это и есть компания-чемпион – самая дорогая российская компания. Когда мы беседовали с премьер-министром Михаилом Касьяновым и президентом Путиным, оба они выразили мнение, что нам нужно продвигать эту компанию как национальную нефтяную компанию в том же плане, как во Франции продвигают TotalFinaElf, а в Англии – ВР.

Если мы будем бороться за контракты за пределами России, и в этой борьбе будут принимать участие также TotalFinaElf и Chevron, то если вдруг Жак Ширак станет звонить президенту Кувейта, то я хотел бы быть уверенным в том, что ему позвонит и Путин. И он позвонит.

- До этого слияния ходило много слухов, что какая-то крупная западная нефтяная компания, как, например, TotalFinaElf или Royal Dutch/Shell нацелились на покупку Сибнефти. В чем была проблема – в том, что для крупных западных компаний требуется много времени, чтобы полностью закрыть крупную российскую сделку?

- Для этого требуется целая вечность, даже если принять во внимание французов, с которыми мы очень хорошо друг друга знаем… Диапазон цен был одинаков для всех – около 15 млрд. долларов. Но для разговора с Мишей (Михаилом Ходорковским) мне потребовалось всего три встречи. Мы знаем друг друга уже давным-давно.

Ходорковский часто называет себя ярым поклонником стратегического политического и экономического партнерства между США и Россией с одной лишь целью увеличения российского экспорта нефти в США. Еще он – горячий сторонник строительства нового нефтепровода в северный порт Мурманск, а также превращения этого города в глубоководный порт, способный принимать очень большие танкеры, которые перевозили бы российскую нефть в США. Как Вы сами относитесь ко всему этому?

- Для всех нас это, прежде всего, экономика, экономика и экономика. Если Россия построит глубоководный порт, тогда можно попасть на воду на большом корабле, а большой корабль поплывет куда угодно. Не имеет значения, отправляете вы груз в США, Канаду, Японию… Что же касается Мурманска, мы (в Сибнефти) очень поддерживаем этот проект. Это произойдет. Чтобы его построить, понадобится три года.

- Давайте сконцентрируемся на Вашей предстоящей роли в качестве председателя совета директоров ЮкосСибнефти и Вашей специальности в финансовом менеджменте. Критики говорят, что в ЮКОСе есть тенденция сидеть на слишком большом количестве мертвых денег.

- Я бы сказал, что стратегия (Сибнефти) – или даже лучше назвать это исполнением, реализацией – была несколько более резкой. Но даже хотя мы платили самые высокие в истории России дивиденды, мы могли бы сделать больше. Но по моему собственному мировоззрению, компания должна возвращать все деньги акционерам. Если компания видит возможность еще больших инвестиций, то она должна брать кредиты. Если инвестиция не обеспечивает кредит, тогда эта возможность была плохой.

- Сделка ЮкосСибнефти предполагает, что ЮКОС должен выплатить группе основных акционеров Сибнефти 3 млрд. долларов плюс оставить в распоряжении группы 26% акций ЮкосСибнефти. Но что касается миноритарных акционеров, то планы в их отношении все еще формируются. Будет ли отношение к миноритарным акционерам справедливым?

- Никто не ожидает от нас, что мы сделаем меньше этого… Но все равно недовольные будут. Эти люди, которые сегодня инвестируют в Россию – хищники по натуре, в любом случае. Это не мама и папа из Айдахо. И что бы ты им ни дал, они все равно скажут: «Маловато будет».

- Какую роль в ЮкосСибнефти будет играть Роман Абрамович?

- Никакую. Негласно он будет одним из крупнейших акционеров. Но сегодня все уже поняли, что пора начинать нанимать профессиональный менеджмент.