Мнение Евгения Швидлера, Президента Сибнефти.

Правильный подход к инвесторам -- Статья, опубликованная в газете "Moscow Times" 7 августа 2001 года

По мере того, как рыночная экономика России подходит к своему 10-летнему юбилею, дискуссия по поводу корпоративного управления продолжает бушевать столь же бурно, как и в предыдущие годы. И все же при этом часто забывают, что вопросы, которые в настоящее время дискутируются инвесторами, менеджерами, правительственными чиновниками и уймой других лиц, не являются чем-то уникальным для России. Мы много узнаем, если посмотрим на историю других стран, которые решали эти же вопросы.

Например, в течение многих лет в Азии расплывчатая концепция восточной специфики использовалась для оправдания самых серьезных нарушений прав миноритарных акционеров в регионе. Те, кто делал эти нарушения, ссылались на что угодно, от конфуцианских ценностей семейной лояльности до сложностей управления портфелем с диверсифицированными активами. Единственное обстоятельство, на которое они не ссылаются, связано с корпоративным управлением.

Когда азиатское экономическое чудо находилось в зените, а фондовые рынки были на взлете, инвесторы были готовы не замечать эти недостатки. Но когда азиатский бум сменился азиатским крахом, инвесторы начали попристальнее приглядываться к компаниям, в которые они вкладывали деньги. Этого оказалось достаточно, чтобы убедить их стать более проницательными. Многие азиатские компании стали по деловому пытаться исправить свою репутацию в сфере корпоративного управления, и те, что добились успеха, обнаружили, что доступ к капиталу для них стал значительно шире.

Такой же процесс происходит и в России, только прогресс в этом отношении не так заметен. На протяжении ряда лет большинство крупнейших компаний России, включая Сибнефть, подвергались обвинениям в том, что они тем или иным образом нарушают права миноритарных акционеров. Когда Россия была самым высокодоходным фондовым рынком, не многие инвесторы были озабочены тем, что некоторые из компаний, в которые они вложили средства, теряли долю прибылей быстрее, чем их получали.

Когда наступил кризис фондового рынка в 1998 году, инвесторы сразу указали пальцем на плохое корпоративное управление как источник всех их бед. И хотя это удивило многие российские компании как проявление некоторой неискренности; предостережение, тем не менее, оказалось своевременным. Вместо того, чтобы указывать пальцем на компании, которые, как считали инвесторы, грабили миноритарных акционеров, инвесторы просто заявляли, что хотят, чтобы был установлен адекватный контроль, чтобы предотвратить повторение подобных нарушений в будущем.

Мы первым в России отреагировали на это, выпустив устав корпоративного управления в июле 1998 года, разработанным группой независимых экспертов. Это позволило ввести в оборот такие экзотические понятия, как независимые директора, подотчетность управляющих, а также комитеты по аудиту и вознаграждению. В процессе разработки устава нам пришлось решать сложную проблему, связанную с отсутствием адекватного русского перевода понятия "корпоративного управления".

В этот переходный период многие другие компании последовали нашему примеру. За небольшими исключениями, большинство крупных российских компаний смогли обеспечить основные стандарты корпоративного управления. Однако в будущем инвесторы будут все больше искать компании, которые не только удовлетворяют минимальным стандартам, а отличаются от своих коллег в лучшую сторону. Иными словами, разумное корпоративное управление станет существенным конкурентным преимуществом для компаний, которые заранее позаботились о том, чтобы внедрять эту практику у себя.

Многие российские фирмы стали открытыми акционерными обществами скорее случайно, чем осознанно. Новые компании выпускали акции, чтобы укрепить свои позиции в дочерних предприятиях, и буквально в одночасье превратились в открытые публичные корпорации. Однако эти компании были публичными только номинально. В действительности же они по-прежнему управлялись как частная собственность своих мажоритарных хозяев. Лишь со временем некоторые российские бизнесмены стали понимать, что такое публичная компания. Другие пока что этого не понимают.

Чтобы повысить стандарты корпоративного управления, нужно применять тактику кнута и пряника. Известный пряник существует в виде облегченного доступа к капиталу. Однако этот пряник не настолько привлекателен, учитывая, что рынок российских акций сильно недооценен.

Что же касается кнута, то пока что нет ничего, что бы хоть отдаленно его напоминало. Некоторые самые типичные пути нарушения прав акционеров, такие как продажа сырьевых товаров офшорным дочкам по заниженным ценам, были пресечены российскими властями. Однако почти полностью отсутствуют наказания за нестрогое соблюдение стандартов корпоративного управления. Слишком многие российские компании по-прежнему считают, что хорошее корпоративное управление сопряжено с чрезвычайно высокими затратами.

Изменение этой ситуации зависит от реформирования слабой и неэффективной правовой системы России. Если Россия не может защитить гражданские права своих граждан, то врял ли можно надеятиься на то, что она защитит их акционерные права. Однако, реформа государственных институтов займет неизмеримо больше времени, чем реформа корпораций. Это является частью более широкомасштабного переходного процесса в России от системы, опирающейся на личные связи, к системе, правовому обществу. Также стоит вспомнить о том, что у развитых стран ушли десятилетия на то, чтобы создать механизмы контроля, и сдерживания бизнесменов в нужных рамках.

В отсутствие жестких правовых ограничений группа крупных российских компаний объединила усилия по разработке собственного кодекса корпоративного управления. К сожалению, не все понимают необходимость того, что кодекс носит обязательный характер. Российские компании взрослеют, хотя и медленно, однако им еще предстоит догнать равных себе на других развивающихся рынках.

Пока это не произойдет, капитал будет и дальше обходить Россию стороной и направляться в другие, более безопасные пристанища. Разумное корпоративное управление больше не должно рассматриваться как роскошь, это - необходимость. И чтобы сделать это реальностью, все российские компании должны играть по одинаковым правилам.

Евгений Швидлер -- Президент Сибнефти, одной из крупнейших нефтяных компаний России. Он написал эти комментарии для газеты Moscow Times