Завод для города

«Газпром»

Интервью генерального директора Московского НПЗ Виталия Зубера журналу «Газпром» о работе предприятия и экологии в нефтепереработке.

Генеральный директор Московского НПЗ Виталий Зубер

— Виталий Игоревич, какую сегодня роль играет Московский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в жизни столицы?

— Давайте начнем с концепции развития российских НПЗ. Как правило, заводы располагаются либо в логистических центрах, либо рядом с крупными потребителями. Есть, разумеется, предприятия, которые можно отнести к категории «прочие». Если говорить о Московском заводе, то он относится ко второму типу: находясь в мегаполисе, он обеспечивает потребности столицы в нефтепродуктах. Сегодня доля нашего предприятия на рынке Московского региона по трем основным категориям — бензины, дизельное топливо и авиакеросин — достигает 35-40%. Прежде всего мы работаем для наполнения розничной сбытовой сети «Газпром нефти». Обеспечиваем качество и стабильность поставок.

Завод в городе

— Когда Московский завод строился, он был за чертой города. Потом, в 60-х годах прошлого века, Москва выросла, вобрав предприятие в свои границы. За последние 10-15 лет озвучивались многочисленные планы, в рамках которых предлагалось перенести Московский НПЗ. Звучали опасения, связанные с тем, что «экологически опасный объект» находится в черте крупного города. Насколько оправданными являются эти опасения? Не стоит ли действительно вынести МНПЗ подальше от Москвы?

— Прожекты по переносу озвучиваются дольше — не менее 20 лет. Здесь стоит определиться с терминологией. Просто взять и перенести НПЗ невозможно. Его можно закрыть и затем построить на новом месте. Дополнительно потребуется создать транспортную и логистическую инфраструктуру. Замечу, что, предлагая такой перенос, никто не задумывается о снабжении города нефтепродуктами. То есть все эти предложения и вопросы являются ничем иным как чистой воды популизмом. Сейчас уже нет дискуссий о месте размещения предприятия, но столичное предприятие должно быть безупречным. Во многих крупных городах Европы (или в непосредственной близости от них) располагаются нефтеперерабатывающие заводы. В качестве примера можно назвать Вену, Афины, Белград, Роттердам, Кельн, Эссен, Марсель, Неаполь, Геную. Разумеется, любое предприятие — это нагрузка на экологию, но современные технологии позволяют свести ее к минимуму. Мы стремимся к тому, чтобы обеспечивать высочайшие экологические показатели и быть максимально прозрачными для общества.

Чистый воздух

— Какие экологические мероприятия проводятся?

— Серьезная целенаправленная работа по улучшению экологических показателей завода началась с 2011 года, когда «Газпром нефть» стала его владельцем. Было подписано соглашение с московским правительством. В рамках политики открытости мы построили и передали городу станции онлайн-контроля состояния атмосферного воздуха. Мы первыми в отрасли внедряем автоматизированную систему мониторинга, где средства контроля размещены на технологических установках. Все данные поступают напрямую контролирующим ведомствам. Но одной информационной прозрачности недостаточно. Мы провели беспрецедентный для российской нефтепереработки комплекс технических мероприятий по снижению воздействия на окружающую среду. Во-первых, в рамках программы экологической модернизации завода мы ликвидировали все источники испарений и накопленные за советский период отходы. Внедрили систему автоматизированного контроля за работой установок. Отказались от сжигания мазута, который выделяет большое количество окислов серы, — его заменил природный газ. Среди всех видов полезных ископаемых он оказывает минимальное влияние на окружающую среду. Кроме того, мы модернизировали и сами печи — повысили их эффективность, а значит объем топлива, который необходимо сжигать, тоже снизился. Во-вторых, мы провели мероприятия по улучшению качества очистки сточных вод. Не побоюсь сказать, что нами созданы лучшие очистные сооружения в России. «Биосфера» — так называется наш комплекс — входит в мировой топ-10.

Чистая вода

— В чем преимущество «Биосферы»?

— Это многоступенчатая схема. Сначала воды проходят через механическую и биологическую очистку. То есть мощным потоком воздуха выбиваются все оставшиеся механические примеси и нефтепродукты. Затем следует мембранный биореактор, где сточные воды смешиваются с илом. Он содержит микроорганизмы, которые способны поглощать и перерабатывать остатки нефтепродуктов. Их для нас вырастили на Люберецких очистных сооружениях «Мосводоканала». Кроме этих стандартных процедур, вода на Московском НПЗ проходит угольную фильтрацию, а после этого — очистку на молекулярных ситах (т. н. метод очистки обратным осмосом). То есть уже очищенную бактериями воду под напором пропускают через 200 тонн активированного угля, после чего она проходит сквозь 1,5 тысячи мембран обратного осмоса. Размер мембранных ячеек не больше молекулы воды. Этот инновационный комплекс был введен в строй в конце 2017 года.

— Что происходит с очищенной водой?

— Очищенная на молекулярном уровне вода на 70-80% возвращается на производство, а оставшиеся 20% — также очищенной воды — мы направляем на Курьяновские сооружения «Мосводоканала». Так мы очищаем абсолютно всю воду на МНПЗ, даже дождевые потоки (через систему ливневой канализации). У Московского завода никогда не было и нет прямого водоотвода в Москва-реку.

— Как я понимаю, эта технология обходится заводу дороже, чем просто отдавать городу неочищенную воду?

— И да, и нет. За счет «Биосферы» мы снизили объем стоков в четыре раза, увеличив возврат воды на производство. Методология подсчета затрат «Мосводоканала» базируется не на объеме воды, а на концентрации в ней загрязняющих веществ. Поскольку загрязняющих веществ в наших стоках не содержится, то их «доочистка» на городских станциях стоит нам копейки. Благодаря «Биосфере» мы экономим несколько сотен миллионов рублей в год. Наш опыт в этой сфере сегодня переносится на другие предприятия «Газпром нефти».

— Иными словами, экология — это выгодно?

— Да, без всяких сомнений. Так как реализация природоохранных мероприятий приводит к снижению экологических платежей, можно сказать, что все экологические проекты имеют экономическую целесообразность. В ходе модернизации снижается потребление энергии, растет энергоэффективность производства, более эффективно расходуется сырье.

— Экологический аспект есть во всех проектах модернизации завода?

— Безусловно. Даже направленные на рост операционной эффективности проекты по повышению глубины переработки нефти имеют экологическую составляющую. Благодаря этим проектам с 2011 по 2018 гг. мы повысили глубину переработки более чем на 10 п.п. Это значит, что мы производим больше нужной городу продукции из того же объема нефти, а нагрузка на окружающую среду при этом дополнительно уменьшается. Если говорить исключительно о современных природоохранных технологиях, которые мы внедряем, то только за 2011-2015 гг. (во время первого этапа модернизации) мы добились 50% снижения влияния на окружающую среду. В ходе второго этапа, то есть к 2021 году, мы снизим этот показатель еще на 50%.

Зимний дизель по новой технологии и больше моторного топлива

— Как сказалась модернизация предприятия на вашей продуктовой корзине?

— В 2011 году для нас важной задачей был рост качества, в фокусе внимания был переход на выпуск топлива стандарта Евро-5. Ряд установок подвергся глубокой модернизации. И уже в 2013 году наше предприятие — одно из первых в стране — перешло на производство Евро-5, а Москва стала первым городом в России, где был введен полный запрет на продажу топлива классом ниже. Это самым благоприятным образом сказалось на экологии мегаполиса. Ведь автомобили производят порядка 93% всех выбросов в атмосферу, а Евро-5 уменьшает количество загрязняющих веществ в автомобильных выхлопах. У Москвы есть закономерная потребность в качественных дорогах. Мы реконструировали установку производства битумов, нарастив ее мощность. Одну из устаревших битумных установок мы вывели из эксплуатации. Сейчас НПЗ выпускает востребованный строительный и дорожный битум. По этому показателю завод является отраслевым лидером в России, сегодня каждая вторая улица Москвы строится с использованием нашего битума.

— Второй этап модернизации завершится к 2021 году. Какой проект является главным на этом этапе?

— Пуск комбинированной установки по переработки нефти «Евро+». Этот современный комплекс позволит вывести из эксплуатации пять установок, построенных в 1950-1960-х гг. С производственной точки зрения «Евро+» позволит повысить отбор светлых нефтепродуктов до 60%.

— Что это даст потребителю?

— В первую очередь, мы будем готовы в два раза увеличить выпуск авиакеросина. Мы значительно увеличим свой октановый пул. За счет этого сможем значительно нарастить производство АИ-95, а если на то будет запрос рынка, то и бензина с октановым числом 100. Далеко не все заводы способны производить такой бензин. Одно из новых и крайне важных для потребителей технических решений «Евро+» — технология доработки дизельных фракций в зимний период с получением высококачественного зимнего дизельного топлива. Но сказать, что мы полностью удовлетворены результатом и готовы на нем остановиться, нельзя. Стремимся к большему.

— Это вы о третьем этапе модернизации?

— Да, задача на ближайший год — завершение пуско-наладочных испытаний «Евро+», вывод из эксплуатации морально устаревшего оборудования. После этого — третий этап, который позволит полностью отказаться от производства мазута. Не секрет, что мазут — это низкомаржинальный товар, но его переработка требует серьезных технологий. Завершить этот этап планируем в 2023-2024 гг. После выполнения этого этапа мы обеспечим глубину переработки на уровне 99%.

— Не пострадают ли объемы выпуска битумов из-за отказа от производства мазута?

— Битумное производство не пострадает. Оно носит стратегический характер для Московского региона.

Трансформация знаний

— Такая модернизация производства повышает требования к квалификации персонала. С какими вузами вы сотрудничаете наиболее плотно?

— Профильным для нас является в первую очередь Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина. Мы активно пополняем свои ряды талантливой молодежью — в этом году, например, в коллектив влилось более 30 молодых специалистов с профильным образованием. Есть и другие вузы, которые выпускают отличных химиков и механиков. Отдельно отмечу растущий спрос на специалистов в области информационных технологий.

— Спрос на ИТ-специалистов вырос из-за цифровой трансформации?

— Да. Наша цель в этом вопросе — провести глубокие структурные изменения бизнеса, включая фундаментальные подходы к решению бизнес-задач. Стать лучшими в своем направлении. Отраслевым эталоном.