Стратегическая цель – 2,2 млрд т.

Виктор СавельевИнтервью руководителя Дирекции по геологии и разработке ОАО «Газпром нефть» Виктора Савельева

Март 2011.  Журнал «ГАЗПРОМ».

– Виктор Алексеевич, каковы результаты поисково-разведочных работ «Газпром нефти» в минувшем году?

– В первую очередь наше внимание было сосредоточено на традиционном для нас регионе – Западной Сибири. Здесь работы велись на 17 участках в Ханты-Мансийском (ХМАО) и Ямало-Ненецком (ЯНАО) автономных округах, а также еще на двух в Томской области.

Корректировка

– В Восточной Сибири – на Тымпучиканском и Игнялинском участках, расположенных соответственно в Якутии и Иркутской области. Инвестиции в геологоразведку собственно нашей компании увеличились в прошлом году почти на треть и достигли 4,7 млрд рублей. Если же говорить о Группе «Газпром нефть», то есть, включая наши доли в «Славнефти», «Томскнефти» и других предприятиях, этот показатель составил около 6,4 млрд. Здесь рост по отношению к предыдущему году – порядка 28%.

Сейсморазведка методом 2D выполнена в 2010-м в объеме 3,1 тыс. пог. км (по Группе – 4,3 тыс.), 3D – 1,7 тыс. кв. км (2,3 тыс.). Проходка «Газпром нефти» в разведочном бурении достигла 60,5 тыс. м, Группы в целом – 92,3 тыс. м. Благодаря этому нам удалось открыть одно небольшое месторождение и 44 новые залежи углеводородов. Прирост запасов нефти Группы составил 129,3 млн т, в том числе за счет геологоразведки – 48,9 млн т, а благодаря пересчету запасов и приобретению новых активов – 80,4 млн т. Соответственно, показатель восполнения запасов нефти вдвое превысил уровень ее производства. Напомню, что в результате добычи и списания запасы Группы снизились на 63,5 млн тонн. Так что по состоянию на начало 2011-го, наши запасы нефти увеличились до 1,604 млрд т.

– Мировой финансово-экономический кризис как-то повлиял на геологоразведку? Коррективы в планы компании пришлось вносить?

– Если говорить в целом об отрасли, прежде всего, серьезно сократились объемы геологоразведочных работ. Причем в первую очередь на новых месторождениях, удаленных от существующих центров нефтедобычи, трубопроводных систем и потребителей. В районах, где инфраструктура развита достаточно хорошо, значительно снизились темпы исследований глубоких горизонтов и залежей с трудноизвлекаемыми запасами углеводородов. Резко упал интерес к перспективным научным разработкам и внедрению новых технологий. Что касается «Газпром нефти», мы старались переломить эти тенденции, но совсем не считаться с меняющимися условиями нефтегазового бизнеса тоже не могли. Поэтому определенные коррективы в геологоразведочную программу внести все-таки прошлось. Пожалуй, основные изменения были связаны с концентрацией усилий на наиболее эффективных, с точки зрения экономики, направлениях геологоразведки. Естественно, за счет переноса сроков реализации более сложных и затратных проектов в Восточной Сибири, Ненецком автономной округе и южных регионах России. Например, ускорение темпов работ на Мессояхской группе месторождений привело к снижению нашей активности в Якутии и Иркутской области.

Впрочем, это были тактические изменения, которые не имеют кардинального влияния на стратегию развития «Газпром нефти», главная цель которой – выйти к 2020 году на уровень добычи углеводородов в 100 млн т нефтяного эквивалента. Разумеется, добиться этого можно при условии грамотной и последовательной реализации новых проектов, обеспечивающих высокую отдачу на вложенный капитал.

– Какие планы у «Газпром нефти» относительно геологоразведки на 2011-й и последующие годы?

– Наша стратегия предполагает активное развитие сырьевой базы, что должно обеспечить снижение темпов падения добычи и повышение экономической эффективности существующих активов.

Вложения и отдача

– Поэтому инвестиции в геологоразведку будут расти. В этом году они увеличатся по компании до 5,9 млрд, в целом по Группе – до 16,65 млрд рублей. Плановые объемы ежегодных вложений «Газпром нефти» на последующие несколько лет определены в размере 6-7 млрд рублей.

Сейсморазведочные работы 2D на месторождениях «Газпром нефти» предполагается проводить главным образом на новых лицензионных участках. В 2011-м их планируется свести к минимуму, а в последующие два года они будут составлять порядка 1-1,6 тыс. пог. км. Работы по методу 3D, напротив, собираемся нарастить в этом году до 2,7 тыс. кв. км. Затем они снизятся до уровня в 1,5 тыс. кв. км. Дело в том, что в ближайшее время мы фактически полностью завершаем трехмерную сейсморазведку на своих действующих месторождениях – на данный момент нам осталось охватить не более 10% всех площадей. В целом по Группе «Газпром нефть» методом 2D в текущем году будет пройдено около 1,5 тыс. пог. км, 3D – 3,95 тыс. кв. км. Вместе с тем планируем наращивать объемы поисково-разведочного бурения: в этом году они достигнут порядка 50 тыс. м, в следующем – 70 тыс. м, в 2013-м – более 62 тыс. м. По Группе этот показатель составит в текущем году 98 тыс. м.

– Какой ожидается результат?

– За счет поисково-разведочного бурения на имеющихся лицензионных участках в 2011-2013 годах мы рассчитываем прирастить в общей сложности порядка 59 млн т запасов нефти категории С1. Для Группы на тот же период эта цифра определена на уровне 121 млн т.

– На чем будете делать акцент в ближайшее время?

– В нынешнем году активизируем работы в ХМАО и ЯНАО – на Еты-Пуровском, Вынгапуровском и Холмистом месторождениях, а также на Воргенских лицензионных участках. Впоследствии эти регионы станут для нас основными в плане проведения геологоразведки. В то же время планируем увеличить объемы работ в Томской области и в Восточной Сибири, особенно на Вакунайском лицензионном участке, где в 2010 году было открыто Северо-Вакунайское месторождение. На 2011-й пока у нас запланировано бурение 21 скважины. Значительная часть инвестиций будет направлена в Мессояхский проект. Здесь мы надеемся договориться с нашим партнером, ТНК-ВР, о расширении геологоразведочной программы с пяти до десяти разведочных скважин и проведении сейсморазведки в пределах 600 кв. км.

Новые направления

– Помимо этого «Газпром нефть» намерена участвовать в конкурсах и аукционах на получение новых участков недр, которые представляют для компании интерес. Кстати, это касается не только суши, но и морских акваторий.

– И какова вероятность выхода «Газпром нефти» на шельф?

– Вообще-то на шельф России наша компания вышла уже довольно давно. Мы работали в самом неизученном его секторе – в Беринговом море, в российской части Тихого океана, где пробурили первую скважину еще в 2002 году. Изучали мы и Восточно-Шмидтовскую структуру на северном шельфе Сахалина. И важно отметить, что в нашем научно-техническом центре никогда не прерывалась работа по изучению наиболее перспективных морских объектов лицензирования. Были подготовлены заявки на блоки в Печорском, Карском и Чукотском шельфах. Сегодня же освоение морских месторождений является одним из стратегических приоритетов «Газпром нефти». Правда, первый шельфовый проект компания будет реализовывать за рубежом. Напомню, что в 2010 году мы подписали соглашение о разделе продукции (СРП) по двум морским разведочным блокам с Министерством энергетики Республики Экваториальная Гвинея и Национальной нефтяной компанией этой страны – GEPetrol. «Газпром нефть» здесь выступает оператором проекта. Прогнозные извлекаемые запасы нефти по двум блокам могут составить около 110 млн т.

В наших ближайших планах – начало геологоразведки на шельфе Кубы. В данном случае мы работаем совместно с малазийской Petronas. Здесь прогнозные ресурсы оцениваются в пределах 400 млн т. Этот проект очень привлекателен с точки зрения организации сбыта и логистики, ведь совсем рядом находится огромный американский рынок. Привлекает нас и Каспийский шельф. А вот нефтегазовые проекты в Черном море могут стать актуальными для нас только в случае предоставления по ним налоговых льгот, как это случилось, скажем, с территориями северных морей. Поэтому пока мы стараемся не упускать из вида тот же Туапсинский прогиб и другие акватории Черноморской впадины.

– Где еще за рубежом, помимо перечисленных шельфовых проектов, компания планирует вести геологоразведочные работы?

– Наша стратегия развития предполагает, что к 2020-му как минимум 10% всей добычи углеводородов «Газпром нефти» должно обеспечиваться за счет зарубежных проектов. То есть около 10 млн т условного топлива в год. Первым шагом в рамках реализации этого плана стало приобретение контрольного пакета сербской Naftna Industrija Srbije. Затем «Газпром нефть» подписала контракт на разработку месторождения Бадра в Ираке. Также мы действуем в рамках Национального нефтяного консорциума в Венесуэле. Ведется активная работа по выходу на Африканский континент, рассматриваются варианты реализации морских и сухопутных проектов на Кубе. Зоной пристального изучения для нас остаются и страны СНГ, скажем, Казахстан и Туркменистан. И, естественно, каждый проект будет начинаться с геологоразведки.

– В какие еще новые регионы вы предполагаете выйти, и какой результат ожидаете от этого получить?

– Компания планирует стать лидером добычи в ЯНАО и, возможно, на шельфе Баренцева моря. Кроме того, есть варианты развития проектов в Восточной Сибири и НАО. С учетом зарубежных проектов, это, по нашим оценкам, обеспечит рост доли месторождений на начальных стадиях эксплуатации с нынешних 38% до 55%, а также достижение соотношения запасов к добыче не менее 20 лет.

Гибкость системы

– Наша стратегическая цель – довести извлекаемые запасы компании до 2,2 млрд т, что, собственно, и позволит нам производить к 2020 году около 100 млн т условного топлива.

– Какие трудности могут возникнуть на геологоразведочном направлении в будущем, с чем они будут связаны и как их планируется решать?

– Главная трудность в обеспечении геологоразведки – действующие экономические условия. В результате, практически все проекты на нашем направлении, даже с очень надежной сырьевой базой, являются экономически рисковыми, а иногда даже убыточными. Это относится, как к крупным месторождениям на севере ЯНАО, так и к восточно-сибирским активам. Вторая крупная проблема – снижение престижности геологоразведочной специальности и наметившийся дефицит кадров. Компаниям приходится самостоятельно решать задачу подготовки высококлассных специалистов, тем более что технологический прогресс в области геофизических методов поисков и «интеллектуального» бурения весьма значителен. Мы не можем отставать от зарубежных энергетических компаний и потому вынуждены тратить значительные средства на развитие науки.

Конечно, говорить о том, что государство не видит наших проблем – нельзя. Например, ряд изменений в налоговое законодательство, которые позволили нефтяным компаниям получать дополнительные ресурсы для инвестиций в геологоразведку, уже внесен. Но эти меры не более чем «косметические» – кардинально в лучшую сторону, они, к сожалению, ничего не изменили. Чтобы справиться с этой ситуацией, систему налогообложения нефтяной отрасли нужно сделать, прежде всего, более гибкой, ориентированной не только на получение максимального дохода для бюджета, но и на стимулирование разработки новых месторождений, внедрения передовых технологий нефтеотдачи на выработанных участках. Перспективной идеей, на наш взгляд, является введение налога на дополнительный доход (НДД) и одновременное снижение экспортных пошлин. НДД – это тот инструмент, который позволит взимать налог не с бухгалтерской прибыли, а со свободного денежного потока, что более справедливо. Этот механизм можно было бы опробовать на новых месторождениях и, если он себя хорошо зарекомендует, в течение нескольких лет распространить на всю отрасль.

Беседу вел Денис Кириллов