«Газпром нефть» готова к работе в Ираке

Александр Коломацкий

Интервью руководителя проектного офиса «Бадра» «Газпром нефти» Александра Коломацкого
Март 2011. Журнал NEFTE COMPASS, Energy Intelligence Group, Inc
(оригинал этой статьи на английском языке)

У «Газпром нефти» есть два с половиной года, чтобы начать добычу на иракском месторождении Бадра, которое она выиграла в 2009 г. Будучи оператором проекта по разработке месторождения с запасами в 3 млрд баррелей, «Газпром нефть» должна обеспечить подготовку технического проекта обустройства месторождения (FEED) к середине года и проделать огромную работу, включая строительство инфраструктуры, до 2013 г. В интервью журналу «Нефте Компас» руководитель проекта «Газпром нефти», исполнительный директор проектного офиса «Бадра» Александр Коломацкий рассказывает о вызовах, стоящих перед консорциумом, в котором «Газпром нефти» принадлежит 30%, иракской Oil Exploration Co. - 25%, южнокорейской Kogas - 22.5%, малазийской Petronas 15% и турецкой TPAO 7.5%.

-- Почему «Газпром нефть» выбрала нефтяное месторождение Бадра в качестве пилотного проекта в Ираке?

-- В 2008 году «Газпром нефть» прошла предквалификацию, чтобы принять участие в проводимых в Ираке после окончания войны тендерах на освоение нефтяных и газовых месторождений. По правилам тендеров, все претенденты были разделены на группы в соответствии с присвоенным им статусом: оператор без ограничений, который мог участвовать абсолютно во всех тендерах; оператор с ограничениями мог принимать участие в борьбе лишь за некоторые месторождения; и простой участник. В первом раунде «Газпром нефть» получила статус простого участника. Нам предложили войти в подавший заявку на месторождение Зубаир консорциум, сформированный турецкой государственной компанией TPAO и индийской OVL (зарубежное подразделение ONGC). К сожалению, наше предложение оказалось не лучшим, и Зубаир достался консорциуму во главе с итальянской Eni.

Во втором тендерном раунде «Газпром нефть» получила статус оператора без ограничений, то есть мы могли работать на любом из 10 выставленных на тендер месторождений и приглашать другие компании для формирования консорциума. Изучив все предлагаемые месторождения, мы остановили свой выбор на Бадре, ставшей для нас самой привлекательной по нескольким причинам. Во-первых, добыча на других месторождениях, таких как «Западная Курна-2» или «Мейджнун», запланирована в объеме 1 миллиона баррелей в сутки, что превышает собственную добычу «Газпром нефти» в России. Мы выбрали не такое крупное месторождение, как эти супергиганты, но достаточно большое, чтобы «Газпром нефть» могла стать оператором проекта. Во-вторых, мы знали, что сможем получить дополнительные сведения о Бадре, где была пробурена всего одна скважина. Она дала промышленный приток нефти, но бурение второй скважины было приостановлено из-за начала войны между Ираком и Ираном. Так что данных по месторождению у нас было мало, однако тогда мы уже начали переговоры с соседним Ираном по блоку Анаран, на котором расположено месторождение Азар, являющееся продолжением Бадры.

-- Каким образом вам удалось получить статус оператора во втором лицензионном раунде?

-- К тому времени, как был объявлен второй тендер, компания уже тесно работала с иракским министерством нефти. «Газпром нефть» удовлетворяла всем требованиям, предъявляемым к операторам, кроме одного: чтобы стать полноценным оператором компания должна была вести добычу на зарубежных проектах, а вся добыча «Газпром нефти» была сосредоточена в России. Но мы сумели доказать, что являемся полноценной вертикально-интегрированной компанией, которая может заниматься таким проектом. Так что последнее ограничение было снято. «Газпром нефть» получила статус оператора и право на формирование консорциума. Чтобы управлять проектом была создана дочерняя структура Gazprom Neft Badra.

-- В прошлом году «Газпром нефть» подписала сервисные контракты на разминирование и проведение 3-D сейсмики на месторождении Бадра. Работы должны быть завершены к лету. Не могли бы вы рассказать, как они продвигаются?

-- Разминирование территории – это сложная задача, стоящая перед всеми компаниями, работающими в Ираке. С момента окончания войны в 1988 году никаких работ в этом направлении не проводилось, так что мы до сих пор сталкиваемся с последствиями боев на этой территории. «Газпром нефть» уже объявила, что 50% работ по разминированию завершены. Что касается сейсмики, мы планируем закончить ее к маю-июню. Чтобы ускорить работы, в середине февраля мы наняли третью бригаду.

-- Что должно быть сделано на месторождении Бадра в 2011-12 гг. до момента начала добычи?

-- Мы планируем начать бурение на месторождении в апреле-мае, как только получим одобрение министерства нефти Ирака на заключение контракта на бурение. Мы планируем пробурить 1 разведочную скважину глубиной 6,000-6,200 м и 3 оценочные скважины, включая ту, бурение которой было начато еще до войны. Бурение глубокой разведочной скважины должно показать, существуют ли на месторождении другие нефтяные пласты, в добавлении к тем двум, которые мы можем разрабатывать по контракту. Открыв дополнительные залежи, мы сможем говорить о подписании дополнительных соглашений на их разработку, если это будет коммерчески выгодно. К моменту начала добычи в середине 2013 года у нас должно быть пробурено 8 скважин, включая три переведенных из оценочных в добычные. Всего, согласно текущему плану разработки месторождения, у нас к 2017 году будет 17 скважин. Вторая большая задача, которую нам предстоит решить – строительство инфраструктуры на месторождении, расположенном в отдаленной провинции Вазит.

-- Был ли одобрен бюджет на 2011-2012 гг. ?

-- Общие расходы на проект были предварительно оценены в $2 млрд. Бюджет на этот год был одобрен в размере $243 млн. Предварительный план инвестиций на 2012 год - $436 млн.

-- Как будет распределено финансирование между партнерами?

-- Члены консорциума осуществляют финансирование пропорционально своей доле в проекте. Единственное исключение – это наш иракский партнер, Oil Exploration Co. (OEC). Это означает, что имея 30% в проекте, «Газпром нефть» финансирует 40% затрат.

-- Расскажите, пожалуйста, как будет осуществляться возмещение затрат и выплата вознаграждения?

-- Все предусмотренные контрактом выплаты в нашу пользу начинаются с того момента, как начальный уровень добычи на месторождении достигнет 15 тыс. баррелей в день. По контракту, мы должны начать добычу в середине 2013 года, за 4 месяца до того, как 5 декабря иракское правительство зафиксирует начало добычи официально. Согласно контракту, мы получаем возмещение затрат на добычу нефти, дополнительных затрат и вознаграждение. Затраты на добычу представляют собой расходы на разработку месторождения и ежегодно аудируются. Дополнительные затраты – это расходы на инфраструктуру за пределами контратной территории, что есть строительство нефте- и газопроводов, нефтехранилищ и перевалочных мощностей в Насирии. Все эти расходы компенсируются. Кроме того, мы получаем вознаграждение в размере $5,50 за каждый добытый баррель нефтяного эквивалента. Основой всех платежей является чистая стоимость добытых углеводородов. Нефтяные расходы и вознаграждение выплачиваются исходя из 50% оценочной стоимости чистой добычи, плюс у нас есть еще 10% на компенсацию дополнительных расходов. Все платежи распределяются между участниками пропорционально их доли. OEC, которая не финансирует свою долю проекта, получает только вознаграждение.

-- Будет ли консорциум получать компенсацию в денежном выражении или в виде нефти?

-- По контракту, возмещение затрат и вознаграждение может выплачиваться либо деньгами, либо нефтью. Это должно быть общее решение, которое нужно принять до 1 апреля. У нас есть предварительные договоренности с нашими партнерами о том, что все выплаты мы бы хотели получать в нефтяном эквиваленте. Вне зависимости от того, какой вариант мы выберем, форма компенсации будет одинаковой для всех. Если будет решено получать все нефтью, каждый член консорциума будет заниматься маркетингом сырья самостоятельно.

-- Есть ли уже понимание какого качества будет нефть Бадры и понадобятся ли вам дополнительные устройства для ее подготовки? Каковы планы по добыче?

-- К 2013 году мы должны сформировать окончательный план добычи, основываясь на данных, полученных по итогам проведенной сейсмики, оценки и геологоразведки. Согласно текущему плану, добыча должна начаться с 15 тыс баррелей в день в 2013 году и составить 22 тыс. баррелей в день к концу года. После этого добыча будет постоянно расти: 64 тыс. баррелей в день в 2014 году, 117 тыс. баррелей в день в 2015 году, 135 тыс. баррелей в день в 2016 году, пока не достигнет пика в 170 тыс. баррелей в 2017 году. Пик будет держаться в течение 7 лет. Нефть месторождения Бадра -- легкая нефть с 34°-35° API (Американский нефтяной институт), близкая по свойствам к Brent. Однако содержание в ней серы достигает 3%-4%. По контракту, мы должны очистить нефть от серы. Однако мы можем претендовать только на добытые на месторождении углеводороды. Сейчас мы обсуждаем с иракской стороной, что делать с полученной серой, гранулированной или жидкой, после ее выделения.

-- Почему запасы месторождения Бадра переоценивались несколько раз? Смогут ли участники консорциума поставить их на свой баланс?

-- На момент объявления тендера иракское правительство оценило запасы месторождения Бадра в 1,2 млрд баррелей. Основываясь на данных, полученных из Ирана, мы повысили эту оценку сначала до 2,4 млрд баррелей, а затем до 3 млрд баррелей. Когда будут завершена сейсмика и пробурены оценочные скважины, эта цифра может увеличиться. Участники проекта, вероятно, смогут поставить на баланс ресурсы месторождения. Сейчас мы работаем с аудиторами, чтобы определить, как это сделать.

-- Иракский участок Бадра и иранский блок Анаран являются частью одного месторождения, расположенного в разных государствах. Какие выгоды могла бы принести одновременная их разработка?

-- Во-первых, это будет выгодно иракскому и иранскому правительству, если разработкой двух месторождений займется один оператор и для этого будет создан единый проект разработки. Во-вторых, это, безусловно, поможет сократить расходы. В-третьих, одновременная разработка двух месторождений помогла бы избежать разногласий между государствами.

-- Рассматривает ли «Газпром нефть» другие проекты в Ираке?

-- Gazprom Neft Badra была создана для реализации непосредственно этого проекта и в первую очередь мы нацелены на его осуществление. Однако Ирак – вторая в мире страна по объему запасов нефти и обладает колоссальным потенциалом. Существует две возможности, которые Ирак может предложить в ходе четвертого тендера. Первый вариант – выставить месторождения, которые не были распределены в ходе первого и второго раундов, включая гигантские месторождения Киркук и Западный Багдад. Второе – это предоставить возможность для проведения геологоразведки в Западной Пустыне. Обе перспективы являются очень привлекательными не только с точки зрения их огромного потенциала, но и с точки зрения затрат на добычу, которые составляют здесь $2-$3 на баррель, что существенно меньше затрат на добычу в Западной Сибири.