Современные заводы должны обладать гибкостью

О ходе модернизации НПЗ «Газпром нефти» и о том, как компания видит будущий спрос на нефтепродукты, рассказал Михаил Антонов, директор дирекции нефтепереработки «Газпром нефти» в интервью Аргус.

Источник

Директор дирекции нефтепереработки «Газпром нефти» Михаил Антонов

— «Газпром нефть» продолжает модернизацию своих НПЗ: какие проекты сможет завершить компания в ближайшее время?

— На Московском НПЗ (МНПЗ) мы введем в эксплуатацию сложнейший комплекс «Евро+», стройка которого продолжалась несколько лет, — он сейчас находится на завершающемся этапе строительства. Комплекс состоит из новой установки первичной переработки нефти мощностью 6 млн тонн в год, установки риформинга, которая позволит производить высокооктановый компонент бензина, блока гидроочистки дизельного топлива и ряда вспомогательных объектов. Благодаря такому решению мы сможем вывести из эксплуатации сразу пять установок прошлого поколения, повысив не только энергоэффективность, но и экологические характеристики всего предприятия. Стройка уникальна и тем, что она находится на территории действующего завода, среди других установок. Отдельные подсистемы комплекса будут готовы уже в этом году, запуск в эксплуатацию «Евро+» планируем в первой половине 2020 году.

— Ранее сообщалось, что инвестиции «Газпром нефти» в проект «Евро+» составят 98 млрд. рублей, эта цифра актуальна?

— Цифра капвложений по проекту не изменилась, мы идем в графике.

— Какой эффект ожидается от введения в строй установки «Евро+»?

— Прежде всего — это возможность увеличения экономической эффективности — загрузки Московского НПЗ до 12 млн тонн в год (текущая загрузка составляет около 11 млн тонн в год, оптимальная загрузка рассчитывается в зависимости от оперативных планов производства). Благодаря вводу в эксплуатацию современных установок, входящих в состав «Евро+», увеличится как четкость разделения самой нефти, так и отборы на облагораживающих процессах. Все это позволит увеличить объем выработки моторных топлив. Новая установка каталитического риформинга, входящая в состав комплекса «Евро+», позволит вырабатывать риформат — компонент автомобильного бензина с октановым числом 104 единицы. Таким образом, и Московский НПЗ вслед за Омским НПЗ получит возможность производить автомобильный бензин G-Drive 100. Кроме того, за счет изодепарфинизации «Евро+» даст возможность производить зимнее дизельное топливо, в том числе арктических сортов.

— Как вырастет выпуск основных продуктов в результате запуска «Евро+»?

— Если говорить в цифрах, мы сможем увеличить производство авиационного керосина в два раза — с 0.7 до 1.4 млн тонн в год, в полтора раза — с 2.1 до 3.2 млн тонн в год — нарастить выпуск дизельного топлива, в том числе зимнего, а производство автомобильных бензинов вырастет с 2.3 до 2.9 млн тонн в год.

— Будет ли спрос на такие объемы авиакеросина?

— Мы придерживаемся оптимистичной оценки спроса на авиакеросин. В Московском регионе рынок этого продукта стабильно растет, наблюдается существенный рост авиаперевозок. Московский НПЗ расположен в центре московского авиационного узла, и благодаря оператору авиатопливного бизнеса компании — «Газпромнефть-Аэро» — у нас есть эффективные каналы сбыта и логистика.

— Когда будут готовы комплексы глубокой переработки нефти на МНПЗ и Омском НПЗ (ОНПЗ)?

— На Омском НПЗ в 2021 году мы планируем завершение строительства комплекса первичной переработки нефти, гидроочистки, комплекса гидрокрекинга ВГО, установки замедленного коксования. По сути, это завод в заводе, который требует масштабной сопутствующей инфраструктуры, она уже в высокой степени готовности. Активно ведутся строительные работы и на установке «Биосфера», благодаря которой степень очистки воды достигнет 99%.

На Московском НПЗ комплекс глубокой переработки нефти будет включать в себя два основных объекта — гидрокрекинг вакуумного газойля (ВГО) и установку замедленного коксования. Мы рассматриваем гидрокрекинг в том числе для максимизации выпуска качественного дизельного топлива Евро-5. «Газпром нефть» приступит к строительству комплекса в следующем году, завершение строительства планируем в 2024 году.

— Когда завершатся основные проекты модернизации, ожидаете ли вы увеличения экспорта основных продуктов?

— Прежде всего в результате модернизации мы уходим от производства мазута, и это позволит повысить эффективность нашей переработки. Наращивание выпуска дизтоплива, часть которого у нас традиционно экспортируется, является результатом процессов модернизации, поэтому, думаю, что она определенную лепту в увеличение экспорта внесет, но все в первую очередь зависит, конечно, от потребления на внутреннем рынке, который для нас является приоритетным. Пока на внутреннем рынке мы видим повод для осторожного оптимизма — прежде всего, это связано с ростом грузовых перевозок и общей дизелизацией автотранспорта. Какие тренды будут в 2024 году, время покажет, но я думаю, что возросшие объемы выпуска будут востребованы на внутреннем рынке. Основное — это повышение эффективности переработки и перевод оставшихся объемов темных продуктов в высококачественные и маржинальные продукты.

— Т.е. профицита светлых продуктов на внутреннем рынке не ожидаете?

— Прогнозный спрос светлых зависит от вида продукта, по каждому из них — своя динамика. По дизельному топливу — в нашей стране традиционно был профицит дизеля, российские заводы экспортируют порядка 30-40 млн тонн дизельного топлива в год, и тот факт, что потребление продукта внутренним рынком растет, безусловно, является позитивным моментом.

Керосин традиционно востребован на внутреннем рынке. По бензину другая история — в этом году мы практически впервые столкнулись с насыщением рынка бензинами. Но мы готовы к этим вызовам, потому что наши заводы обладают гибкостью в том числе за счет нефтехимии и продажи отдельных компонентов. Иными словами, если продукт не востребован в качестве моторного топлива на внутреннем рынке, у нас есть возможность для диверсификации корзины нефтепродуктов.

— Российские нефтепереработчики отмечают негативное влияние налоговых изменений последних лет на эффективность переработки. Как вы оцениваете это влияние на темпы модернизации заводов компании? Ожидаете ли вы увеличения сроков реализации проектов?

— Программа модернизации НПЗ «Газпром нефти» стартовала в конце нулевых и все эти годы мы последовательно ее реализуем, несмотря на волатильность рынка и изменение налоговых условий. Для нас программа модернизации — безусловный приоритет, потому что нам это позволяет не только повышать эффективность бизнеса, но и снижать воздействие заводов на окружающую среду. В краткосрочном периоде эти эффекты могут быть неочевидны, но на горизонте в десятилетие — мы видим, что наши ставки были правильными. Мы идем в графике по программам модернизации, но считаем важным, чтобы правительство поддерживало переработку через налоговые стимулы.

— Многие участники рынка и отраслевые аналитики прогнозировали серьезное ухудшение экономики нефтепереработки и даже уход с рынка некоторых заводов в связи с начавшимся в 2019 году завершением налогового маневра. Согласны ли вы с тем, что эффективность нефтепереработки продолжит снижаться?

— Апокалиптические сценарии не реализовались, но некоторое общее снижение в реализации автобензинов в первом полугодии было, когда мы видели, что механизм обратного акциза не компенсировал экспортную альтернативу. В июле были приняты поправки относительно обратного акциза, сейчас мы наблюдаем, какое влияние это оказывает на экономику проектов. Мы осторожно оптимистичны, но точно сможем говорить о результатах после окончания этого года.

А то, что мы вступаем в непростую фазу для нефтепереработки — это факт и надо четко разделять переработчиков на тех, кто успел произвести модернизацию, и тех, кто не успел. Думаю, будет происходить расслоение на группы отстающих и передовых заводов; это нормальный процесс, укладывающийся в общемировой тренд. Мы видим, что в Европе волатильность достаточно сильна и отстающие заводы находятся в вынужденном простое или даже закрываются, а «передовые» — сложные — с хорошим набором вторичных процессов продолжают работать. Я думаю, что в перспективе нас ждет примерное повторение этих трендов.

— Ожидаете ли вы закрытия заводов из числа отстающих?

— Расслоение неизбежно будет, а что делать с неэффективными заводами — это решение их собственников.

— Со следующего года вступают в силу правила IMO2020 об ограничении использования содержания серы в судовом топливе. Как «Газпром нефть» готовилась к этому и как подготовилась? Какие планы по сокращению выпуска высокосернистого мазута?

— Мы уже несколько лет выпускаем на Омском НПЗ судовое топливо с содержанием серы 0,1%, тестируем производство и со следующего года начнем промышленный выпуск судового топлива с содержанием серы менее 0,5%. После завершения строительства комплексов глубокой переработки на МНПЗ и ОНПЗ намерены полностью уйти от производства мазута. У нас будет материальная база для производства судовых топлив по новым требованиям, а за счет использования собственной портовой и бункеровочной инфраструктуры нашего предприятия «Газпромнефть Марин Бункер» мы повысим маржинальность всей цепочки создания стоимости.

— Какой план по использованию оставшегося высокосернистого мазута?

— Время покажет, какой объем высокосернистого мазута будет востребован на рынках, но, мне кажется, отказ от этого продукта будет происходить постепенно, будет определенный транзитный период. Сейчас обсуждается вопрос, будут ли распространены требования IMO2020 на внутренние водные пути и применять ли эти жесткие требования для внутреннего потребления. На ОНПЗ у нас высокая степень технологической готовности к завершению выпуска мазута уже с 2021-22 года. В целом вся наша программа модернизации НПЗ направлена на отказ от выпуска мазута, поэтому этот вопрос в ближайшие годы потеряет для нас какую-либо актуальность.

— Одним из трендов развития нефтепереработки в мире становится все большая интеграция с нефтехимией. Как «Газпром нефть» оценивает эти тенденции? Видит ли компания перспективы в этом сегменте и рассматривает ли какие-то возможности для инвестиций?

— На двух наших заводах неплохая интеграция с нефтехимией уже есть. У нас работают совместные предприятия с СИБУРом, на которые мы уже поставляем отдельные компоненты для производства нефтехимии, также мы производим значительные объемы ароматики. Также мы планируем вовлекать в производство растущие объемы газа, ШФЛУ и СУГов, которые являются оптимальной базой для нефтехимии. В перспективе одним из возможных вариантов развития направления нефтехимии мы рассматриваем реконструкцию некоторых установок каталитического крекинга на наших НПЗ в нефтехимический профиль.

Возвращаясь к вопросу о возможном профиците бензинов: как будет развиваться рынок — покажет время. Для современного завода очень важно иметь гибкость, и с точки зрения инвестиций мы можем выбирать те конфигурации, которые будут позволять уходить в сторону производства моторных топлив, и направлять сырье на нефтехимию. Развитие нефтехимии заложено в долгосрочную стратегию компании до 2030 года, и к этому времени мы рассчитываем повысить долю нефтехимии в корзине продуктов до 15%, что отвечает актуальным мировым трендам в сегменте даунстрим.