О работе с трудноизвлекамыми запасами, потенциале ачимовской толщи и технологиях ее освоения

На вопросы журнала отвечает руководитель дирекции по геолого-разведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти» Юрий Масалкин

Юрий Масалкин, глава дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти»

— В декабре исполняется 11 лет с запуска первого в Группе «Газпром» (и в России) предприятия, добывающего углеводороды ачимовских пластов — «Ачимгаз». Опирались ли вы на опыт материнской компании при разработке собственного ачимовского проекта?

— С «Ачимгазом» мы взаимодействуем по вопросам технологий бурения, заканчивания и гидравлического разрыва пласта. С 2017 года «Большая Ачимовка» (проектный офис «Газпром нефти») собрали и проанализировали всю доступную информацию, учтя опыт «Газпрома» и «Газпром нефти» в области изучения и освоения ачимовской толщи (АТ). Конечно же, в процессе формирования региональной модели ачимовской толщи Западной Сибири также был собран большой объем информации в целом по региону.

Перспективные зоны для изучения составляют порядка 183 тыс. кв. км — от полуострова Ямал и Гыданской губы до Омска и Тюмени. Основной объем ресурсного потенциала ачимовской толщи сосредоточен в Надым-Пур-Тазовском регионе.

Ачимовская толща представляет собой нефтегазоносные пласты, которые располагаются над баженовской свитой (в центральной зоне Западно-Сибирского бассейна). Сейчас компания разрабатывает комплекс эффективных российских технологий работы как баженовской свитой, так и с ачимовскими залежами.

Ключевая неопределённость

— Если посмотреть глобально, то в чём смысл этой деятельности? Ведь у компании достаточно традиционных запасов, их хватит, чтобы удовлетворить потребности на годы вперёд. А в случае ачимовки мы ведём речь о сложных, нетрадиционных запасах — о низкопроницаемых породах, залегающих на глубинах порядка 3,5 км. Стоит ли результат усилий?

— Здесь мы должны посмотреть на ситуацию в нефтегазовой отрасли в целом. Притом не в российской, а в мировой. По всей видимости, все уникальные месторождения нефти на суше к настоящему моменту открыты. Периодически шельф приносит сюрпризы в виде крупных залежей. Но обычно новые открытия обладают средними и мелкими запасами. Традиционные месторождения вошли в стадию падающей добычи. Качество запасов ухудшается. Это актуальное состояние всей мировой отрасли.

Отрасль интенсивно работает над тем, чтобы увеличить коэффициент извлечения нефти (КИН), она вовлекает в разработку нетрадиционные и трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ), чтобы удовлетворить растущий спрос на нефть. К счастью, технологии не стоят на месте, позволяя эффективно осваивать запасы, которые ранее извлечь было бы невозможно.

Если говорить о нашем ачимовском проекте, то он является практическим приложением для наших специалистов, которые разрабатывают и адаптируют под наши нужды передовые технологии. Также освоение ачимовской толщи позволит увеличить эффективность работы имеющейся инфраструктуры с опорой на развитый рынок подрядчиков.

Представим гипотетическую ситуацию, при которой «Газпром нефть» сосредоточилась исключительно на традиционных запасах, игнорируя ТРИЗы. В какой-то момент загрузка мощностей на действующих месторождениях по мере их истощения будет падать. Строительство добывающей инфраструктуры — это значительная часть затрат. Ачимовская нефть позволит добычным мощностям служить дольше и с большей отдачей. Это прямая экономическая выгода, которая приводит к тому, что «Газпром нефть» получает собственный портфель технологий, который в любом случае со временем пришлось бы задействовать. И если мы не будем вкладывать сегодня средства в НИОКР, завтра или послезавтра нам придётся закупать готовые решения у сторонних компаний. И не факт, что они окажутся лучше по цене и эффективности.

— Для организации рентабельной добычи ачимовского газа специалистам «Газпрома» пришлось учесть высокое содержание в пласте газового конденсата. А как обстоят дела с ачимовской нефтью? Близка ли она по составу к газовому конденсату?

— Вы затронули серьёзный вопрос. С точки зрения формирования рентабельного сценария разработки месторождения тип флюида имеет принципиальное значение. Это ключевая неопределенность месторождений северной части ЯНАО. Поясню. Очень часто по результатам исторических проб или текущих отборов нет возможности точно определить, с чем мы имеем дело: с легкой нефтью или с газоконденсатом. Существует даже такой термин как околокритический флюид.

Принципиальный момент заключается в том, что нефтяные и газоконденсатные сценарии имеют разные варианты обустройства и монетизации углеводородов. Отдельным вызовом для нас являются смешанные форматы, где целевым флюидом является как нефть, так и газоконденсат.

С точки зрения рентабельности нефтяных и газоконденсатных кейсов, газоконденсатный флюид более подвижен в пласте, а значит, выше накопленная добыча на скважину. Но, с другой стороны, капитальные затраты на газовую инфраструктуру значительно выше, а налоговый режим менее выгоден.

Удешевление бурения и повышение КИН

— Какие факторы больше влияют на рентабельность добычи ачимовской нефти: цена чёрного золота на мировых рынках или освоение новых технологий?

— В текущих макропараметрах, когда цена нефти стабилизировалась, ключевым фактором успеха является стоимость высокотехнологичной скважины, а также коэффициент извлечения нефти. Это два основных направления технологической стратегии команды «Большая Ачимовка». В компании запущен ряд технологических проектов по удешевлению бурения и повышению КИН.

Если говорить про прорывные решения, которыми активно занимается «Газпром нефть», то это MGI MGI  — технология газового воздействия, подразумевает закачку газа в пласты с низкой проницаемостью в смешивающемся режиме с нефтью, что кратно снижает вязкость в пласте и способствует повышению коэффициента извлечения нефти. , многоствольная скважина, гибридный гидроразрыв пласта и прочие технологии, направленные на повышение эффективности изучения, прогнозирования и извлечения углеводородов из ачимовской толщи.

Сейчас активно прорабатываются возможности снижения налогового бремени на разработку месторождений АТ.

— Какую роль в освоении ачимовки играет «ГеоНавигатор»? Какова в целом роль НТЦ компании в этом проекте?

— Центр управления бурением «ГеоНавигатор» играет важную роль. Одной из основных характеристик трудноизвлекаемых запасов ачимовских отложений является их высокая литологическая неоднородность. В разрезе происходит регулярное чередование глинистых пород и коллектора, где произошло скопление углеводородов. И поэтому необходимо строить высокотехнологичные горизонтальные скважины с максимальной эффективностью проводки. В последующем это отражается как на фильтрации, так и на эффективности инициации трещин гидравлического разрыва пласта.

В проекте «Большая Ачимовка» НТЦ выполняет научно-методическую роль по консолидации геолого-геофизической информации, обобщению экспертных знаний и тиражированию лучших практик по изучению ачимовской толщи. Также команда проекта играет лидирующую роль в создании новых технологий по развитию подходов для её освоения.

Кроме этого, мы уделяем большое внимание сотрудничеству с российскими и зарубежными научными и сервисными центрами. Например, совместно со Сколтехом разработаны алгоритмы для автоматизации построения петрофизической модели. Инжиниринговый центр МФТИ участвует в построении геомеханических и гидродинамических моделей пласта. Совместно с Schlumberger разрабатывается экспертная система по подбору типовых решений для разработки ачимовской толщи. Также в проектах участвуют и другие компании, такие, например, как BHGE, Halliburton, Weatherford.

Конкуренция за финансирование

— Не придётся ли ачимовскому проекту вступить в конкуренцию за финансирование с ТРИЗами, баженом и Арктикой?

— Для нас создание конкуренции внутри портфеля является целью, а не негативным сценарием развития событий. Наличие конкуренции за финансирование — один из показателей, свидетельствующих о качестве портфеля проектов компании. Мы должны гарантировать акционерам, что обеспечиваем максимальный возврат на инвестиции. Мы не просто даем обещание о какой-то доходности, мы подтверждаем, что инвестируем капитал максимально эффективно. А это возможно только в ситуации, когда есть из чего выбирать при принятии инвестиционных решений. Конкурентная среда также позволяет нам поддерживать высокий уровень мотивации проектных команд. Каждая команда нацелена на постоянный поиск путей улучшения своего проекта, повышения его экономической эффективности.

При формировании портфеля проектов мы в том числе учитываем, что в среднем только один из трех геологоразведочных проектов доходит до стадии реализации. А значит, мы должны иметь избыточное количество проектов на ранних этапах изучения, чтобы, в случае неуспеха по ряду опций, гарантировать компании устойчивое восполнение ресурсной базы в будущем.

Стоит ли говорить, что горизонт нашего планирования не ограничивается только кратко- и среднесрочной перспективой. Мы моделируем долгосрочные сценарии развития ресурсной базы и подбираем оптимальный темп инвестиций в геологоразведочные работы по каждому проекту, чтобы подготовить запасы к нужному компании сроку.

— Какие ачимовские проекты наиболее значимы для компании?

— Среди ряда проектов по освоению ачимовской толщи крупнейшим является проект Ямбургское НГКМ, инициированный в 2017 году.

В 2019 году совместными усилиями «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» (ННГ), НТЦ и «Газпромнефть-ГЕО» инициирован проект «Ачимовка ННГ». Его цель — вовлечь ачимовские запасы в добычу на месторождениях «Ноябрьскнефтегаза». Успешная реализация программы позволит вдохнуть вторую жизнь в работу дочернего предприятия и поддержать падающий профиль добычи.

Удвоить добычу

— Занимаются ли другие российские нефтяные компании освоением ачимовки? Сотрудничаете ли вы с ними?

— Освоение ачимовки — актуальное для российской нефтяной отрасли направление. На неё обратили внимание все ключевые игроки. Это заметно и по участникам профильных научных конференций, и по усиливающейся конкуренции, и на аукционах. Многие проявляют интерес к совместной разработке работе на ачимовском направлении: «Татнефть», «Зарубежнефть», ЛУКОЙЛ и др.

У «Газпром нефти» в Надым-Пур-Тазовском регионе уже более пяти лет успешно работает совместное предприятие с НОВАТЭКом — «Арктикгаз». В его рамках реализуется проект по разработке ачимовки.

Наша компания регулярно проводит сессии по обмену опытом с «Зарубежнефтью», «Татнефтью», «Русснефтью» и др. Многие российские компании являются постоянными участниками наших научных конференций по освоению ачимовской толщи. Идёт интенсивный обмен опытом.

— Какие объёмы добычи на ачимовке планируются на 2019 год? Каковы планы на 2020-й?

— В 2019-м добыча с ачимовских месторождений превышает 12 млн т нефтяного эквивалента. План на 2020 год — добыть не менее 14 млн т н.э.

— Какую долю в добыче компании (в н.э.) займёт ачимовская нефть к 2025 году?

— В случае успешного проведения опытно-промышленных работ к 2025 году мы можем удвоить показатели добычи на ачимовке.

Беседу вёл Александр Фролов