Бункеровочный бизнес: от Прибалтики до Африки

Андрей Васильев

Интервью генерального директора «Газпромнефть Марин Бункер» Андрея Васильева

27 июня 2011 г. Oil&Gas Journal Russia.

— Андрей Петрович, какими были итоги работы компании в 2010 году, и чего вы ожидаете в 2011?

— В 2010 году наши продажи составили 1,464 млн. тонн судового топлива — это не намного больше, чем в 2009 году. Однако простого сравнения цифр здесь недостаточно, так как произошли серьезные качественные изменения. В 2009 году компания еще занималась оптовой торговлей, а в прошлом году от опта мы полностью отказались. Существенно расширился круг покупателей. Мы вышли на рынки в новых регионах.

В текущем году ожидается рост объемов реализации до 2 млн. тонн, из которых около 400 тыс. тонн придется на зарубежные бункеровки. Фактические данные первых пяти месяцев подтверждают наши прогнозы.

— С чем связано решение по опту, и какие еще произошли изменения в вашем бизнесе?

 Дело в том, что оптовые продажи не являются нашей основной задачей — это прерогатива коммерческих служб «Газпром нефти».

Структура продаж «Газпромнефть Марин Бункер» существенно изменилась в сторону увеличения доли заправки «в борт» — это когда наш танкер-бункеровщик подходит к борту судна клиента и закачивает топливо непосредственно в бункерные танки.

В 2010 году на заправку «в борт» пришлось 935 тыс. тонн, а это уже порядка 65% от общего объема продаж. За прошлый год по всем российским портам мы забункеровали 3241 судно, то есть в среднем по 9 судов каждый день.

Существенно выросло количество прямых контрактов с потребителями: если в 2009 году их было около 60, то в 2010 году мы уже имели базу около 100 контрактов.

Наши клиенты — это в основном судовладельцы. Но есть также трейдеры и брокеры, которые работают сразу на нескольких судовладельцев. Поэтому 100 контрактов означает, что фактически мы обслужили порядка 200 судоходных компаний.

— Сто контрактов — это и в России и за рубежом?

— Да. Но, в России пароходств осталось не так много, порядка 10, поэтому в основном это иностранные контрагенты. В России мы входим в тройку лидеров среди бункерных компаний. Общий объем бункерного рынка РФ в 2010 году оценивается аналитиками в 5,7 млн. тонн, наша доля на сегодняшний день — порядка 17%.

— Есть ли специфика в работе с отечественными и иностранными клиентами?

— Российские компании при закупке топлива больше ориентируются на отпускные цены наших НПЗ, а иностранцы смотрят на международный прайс-лист. Но в любом случае и те и другие проверяют альтернативу заправки по маршруту следования судна, и выбирают оптимальные пункты для заправки с точки зрения цены, и с учетом того, чтобы хватило топлива до следующего порта.

Мы бункеруем различные суда — это и небольшие по размеру речные суда и огромные океанские лайнеры.

Могу отметить, что третий год подряд мы получаем львиную долю контрактов на бункеровку круизных пассажирских судов в порту Санкт-Петербург. Из 300 судов, посетивших порт в прошлом году, порядка 100 заправились в «Газпромнефть Марин Бункере». В этом году планируем забункеровать уже около 150. Всего бункерный рынок Большого порта Санкт-Петербург составляет около 2 млн. тонн судового топлива, на долю «Газпромнефть Марин Бункер» приходится порядка 25% этих объемов.

— Сколько ресурсов приобретается на свободном рынке?

— Порядка 10%, остальное — это продукция наших заводов.

— Как изменилась за последние годы ситуация с инфраструктурой — сколько у компании собственных терминалов, судов?

— В конце 2008 года у нас в отрасли была очень непростая ситуация. 1 января 2009 года вступало в силу Положение Международной конвенции по защите моря, которое запрещало использование «однобортных» танкеров грузоподъемностью более 600 тонн. По Конвенции в международном судоходстве для перевозки мазутов допускалось использование судов только с двойным корпусом. Действие Конвенции во внутренних портовых водах было предусмотрено по решению администрации страны, в нашем случае это Минтранс РФ. Соответственно, готовясь к самому жесткому сценарию, мы купили 8 «возрастных», но отвечающим новым требованиям российских судов и 2 современных датских судна. Но в России ввод Конвенции постоянно откладывался, и в итоге она вступила в действие только с 1 января 2011 года. За это время мы успели качественно обновить свой флот. Старые российские суда практически все проданы. Приобретены новые суда. На настоящий момент у нас есть четыре современных бункеровщика, отвечающих требованиям всех конвенций. В этом году мы планируем приобрести еще два современных судна. Кроме этого мы арендуем танкеры у других компаний, но только в том случае если эти суда отвечают всем нашим требованиям. Всего у нас в аренде постоянно находятся порядка 15 судов. Этот флот мы используем во всех портах нашего присутствия, а их к концу 2010 года уже было 20 — 13 морских и 7 речных.

— Какие есть планы по расширению зарубежного присутствия?

— В августе 2010 года мы открыли проект по международным бункеровкам, что стало стартом активной работы по выходу на зарубежные рынки. Первый опыт мы получили в Турции, сделав несколько бункеровок в Стамбуле совместно с местной бункерной компанией Petrol Ofici.

Если перейти к планам 2011 года, то мы рассматриваем возможность начала работы в Прибалтике. Этот регион очень хорошо вписывается в стратегию нашего развития. Мы сейчас отрабатываем логистику поставок нашего топлива в балтийские порты морем, а следующий шаг — организация бункеровок в борт непосредственно в портах. Инфраструктуру для хранения и доставки топлива будем пока арендовать. В Прибалтике (в отличие от Турции) мы будем продавать свои ресурсы, которые будут доставляться из Санкт-Петербурга и Калининграда. Мы оцениваем объем рынка розничных продаж в этом регионе в 1 млн. тонн в год. Рассчитываем, что наша доля будет не менее 30%.

Сейчас также готовим проект по выходу в Румынию в устье реки Дунай.

Активно идет подготовка к началу бункеровок в Сербии. У нас там есть профильная бизнес-единица, мы осуществляем ее функциональный контроль. В настоящий момент в сербской компании NIS полным ходом идет восстановление бункерной инфраструктуры, разрабатывается необходимая рабочая документация, запускается производство судового топлива на НПЗ Компании и т. д. В планах на 2011 год реализация первых 10 тыс. тонн продукции.

В «Газпромнефть Марин Бункере» проработан также проект по выходу в порт Джибути, который фактически является морскими воротами Эфиопии, его расположение на выходе из Красного моря позволяет говорить об огромном потенциале транзитных бункеровок.

— Каковы тенденции на международном бункерном рынке?

— Идет поиск различных альтернатив мазуту в качестве судового топлива. В частности очень активно обсуждается тема использования сжиженного природного газа (СПГ) в качестве топлива для судов. В Норвегии, например, уже есть компания Gasnor, которая занимается бункеровкой флота, имеющего газовую аппаратуру. Такие суда уже имеются: это и автомобильные паромы, и суда береговой охраны, и контейнеровозы, всего порядка 20 судов под норвежским флагом. Мы в свою очередь уже начали совместную маркетинговую работу в этом направлении с «Газпром экспортом». На данном этапе необходимо совместно с судовладельцами определить уровень спроса и потенциальные порты для бункеровки СПГ.

— Какие стратегические цели стоят перед компанией?

— Наша стратегическая цель — занять до 30% российского бункерного рынка, нарастить присутствие за рубежом и выйти к 2020 году на объемы бункеровки в России и за границей суммарно в 7 млн. тонн в год. Для достижения этих целей мы будем строить терминальную сеть в России, доведем количество собственных судов до 20.

В конце прошлого года мы актуализировали нашу стратегию в части сроков выхода на определенные промежуточные цели, так как «Газпромнефть Марин Бункер» активно развивался, опережая планы. Например, изначально выход на международный рынок предполагался только в 2015 году, а фактически мы уже начали работу за рубежом.

Корректировать Стратегию нас заставляют и более жесткие экологические требования к топливу, которые вводятся с 2015 года. Судовладельцы рассматривают несколько топливных альтернатив — использование дизельного топлива вместо мазута, использование природного газа, биотоплива, а также применение специальных экструдеров, которые улавливали бы частицы серы в выбросах. Мы предполагаем, что основным топливом к 2015 году станет именно дизельное топливо.

«Газпром нефть» переходит к производству более качественных топлив, сокращая выпуск мазута, поэтому компания будет готова удовлетворить возросший спрос. При этом мы будем отталкиваться от того, какие решения будут принимать судовладельцы.