Мазута не будет

Андрей Васильев

Интервью генерального директора «Газпромнефть Марин Бункер» Андрея Васильева

Журнал «Газпром»

Флот растет

— Андрей Петрович, какие изменения произошли на предприятии с момента нашей последней беседы в 2009 году?

— Самое главное для нас изменение произошло в структуре продаж. Существенно выросла доля заправки в борт — до 70%. Кроме того, количество контрактов увеличилось с 60 в 2009-м до 100 в 2010-м. Причем среди наших клиентов есть как судовладельцы, так и брокеры, которые представляют интересы нескольких судовладельцев одновременно. Таким образом, количество судоходных компаний, с которыми мы сотрудничаем, на сегодняшний день значительно превышает сотню. Мы работаем в 20 портах (13 морских и 7 речных). Всего на наших предприятиях, занимающихся бункеровкой, трудится 370 человек, включая персонал «дочек» «Газпромнефть Терминал СПб» и «Газпромнефть Шиппинг».

Порядка 90% забункерованного нами топлива — это ресурс «Газпром нефти», а 10%, соответственно, — сторонние производители. В 2010 году было реализовано 1,46 млн т мазута, из них на морскую реализацию приходится 1,38 млн т, а на речную — 84 тыс. т. Сегодня доля речных бункеровок составляет примерно 5% от всей нашей реализации российским клиентам. Но речные перевозки будут расти, так как они дешевле, чем автоперевозки и железнодорожный транспорт. Мы рассчитываем, что в ближайшее время география наших поставок расширится на три речных порта — Нижний Новгород, Самару и Астрахань, а позже еще на два — Таганрог и Азов. Мы постоянно увеличиваем клиентскую базу и список портов присутствия.

На сегодняшний день мы обновляем собственный бункеровочный флот: у нас уже есть пять современных бункеровщиков, каждый год планируем покупать еще по два новых и таким образом доведем численность до 15 единиц. «Возрастные» суда практически все проданы. Для управления флотом три года назад было создано ООО «Газпромнефть Шиппинг». В соответствии с технической политикой предприятия с этого года мы покупаем танкеры не старше 10 лет и планируем использование судов не старше 25 лет — наш флот самый молодой среди бункерных компаний России. Еще одна стратегическая задача, которая стоит перед нами, — это развитие сети терминалов, своих и арендованных, чтобы выстроить полный цикл бункерной инфраструктуры.

— А каково количество арендованных судов?

— Арендованных судов 14 — по два на Дальнем Востоке, Черном море и в Санкт-Петербурге, по одной барже в Калининграде и Мурманске. Остальные — на внутренних водах.

— Сколько судов вы заправили в 2010 году?

— В 2010-м — 3241, то есть фактически по девять бункеровок в день. Это в основном крупные морские суда, бункерные танки которых могут достигать 4 тыс. т. Для наглядности замечу, что 4 тыс. т — это примерно 70 вагоноцистерн с топливом.

— А заправляете в основном российские или иностранные суда?

— В России осталось не так много пароходств, поэтому можно сказать, что мы на 80% сотрудничаем с иностранцами. Кстати, в период летней навигации прошлого года в порты Питера зашло порядка 300 круизных лайнеров. Львиная доля контрактов наша. Если в 2010 году в этих портах мы провели бункеровку примерно 100 судов, то в этом их будет около 150.

— Какую долю российского рынка вы сейчас занимаете?

— Российский бункерный рынок в 2010 году оценивался ориентировочно в 5,7 млн т топлива. Мы занимаем долю в 17%. Примерно такие же объемы у профильной «дочки» ЛУКОЙЛа. У бункеровочного подразделения «Роснефти» — около 14%. Недавно на рынок бункеровки вышла «Транснефть», заняв сразу порядка 10%. Бункерный рынок укрупняется — масса мелких компаний ушла из этого бизнеса после 2008 года. Сохранились, конечно, небольшие компании, ориентированные на один порт и обладающие собственной инфраструктурой. На своих локальных рынках они могут занимать от 15 до 40%.

Зарубежные порты

— В прошлом году предприятие вышло на зарубежный рынок. Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее?

— Действительно, в прошлом году мы создали международное управление. Первые международные бункеровки произвели в Турции.

— А какие еще страны планируете охватить?

— В ближайших планах — Прибалтика. Емкость местного розничного рынка составляет примерно 1 млн т в год. С точки зрения логистики этот регион очень привлекателен, к тому же здесь у нас уже есть положительный опыт — недавно мы забункеровали трубоукладчик, работающий на строительстве «Северного потока».

Кроме того, мы собираемся начать работу в Румынии, в порту Констанца — это морские ворота Европы, через которые идет транзит грузов. Мы находимся в очень выгодном положении, так как у «Газпром нефти» есть соответствующая бизнес-единица в структуре сербской NIS. На местных заводах налаживается выпуск топлива, которым мы планируем заправлять суда в румынском порту; также разрабатывается техрегламент по бункеровкам внутри Сербии, идет восстановление инфраструктуры. В планах NIS на 2011 год — реализовать первые 10 тыс. т бункерного топлива.

Сейчас емкость мирового бункеровочного рынка составляет примерно 300 млн т. К 2020 году мы планируем довести собственные объемы реализации до 7 млн т, в том числе 4,5 млн т — за границей. Пока же в 2011-м планируем забункеровать до 2 млн т, из которых 400 тыс. т за рубежом. Идем в графике: по итогам первого полугодия объемы реализации «Газпромнефть Марин Бункер» составили почти 800 тыс. т топлива. Кстати, нам пришлось скорректировать нашу долгосрочную стратегию, так как мы раньше, чем предполагалось, вышли на зарубежные рынки.

Меньше мазута

— Что в ближайшее время может оказать существенное влияние на рынок бункеровки?

— Экологические требования. По международной конвенции MARPOL к 2015 году содержание серы в мазуте, которым заправляют суда, должно быть не более 0,1% (сокращение в 10 раз), кроме того, производители должны будут снизить содержание азота и других веществ.

После 2015 года возможно развитие альтернатив — СПГ, биогаза, дизеля. Дело в том, что глубина переработки нефти увеличивается, а переоборудование производств для очистки мазута от серы может оказаться непомерно затратным для многих производителей, и в итоге выпускать мазут окажется нерентабельно. И хотя сегодня на него приходится около 80% морских заправок, на наш взгляд, его доля в балансе заводов будет уменьшаться.

— Какая из альтернатив мазуту, по вашему мнению, наиболее перспективна?

— Мы провели расчеты и даже внесли соответствующие изменения в стратегию. Мы считаем, что самой «живой» альтернативой с 2015 года будет дизельное топливо. На реках оно доминирует уже сейчас. Но топливный бак у пресноводных судов не больше 100 т. Кстати, на Омском заводе производится, а на МНПЗ будет производиться с осени так называемое судовое маловязкое топливо, ориентированное на речное судоходство.

Но и СПГ я бы не стал сбрасывать со счетов. Кстати, Gasnor (основной акционер — Statoil), терминалы СПГ которого охватывают все порты Норвегии, построил газовые бункеровщики, чтобы заправлять суда сжиженным газом. В Норвегии существует флот — около 15 судов, которые работают на СПГ. Таким образом, Gasnor запустил исследовательский проект, который дает очень ценную информацию о специфике такой заправки. Мы закладываем развитие СПГ на период после 2020 года. А сейчас проводим исследование перспектив рынка, изучаем технику.

Беседу вел Александр Фролов