Кирилл Тюрденев: «Укрепляем лидирующие позиции» — Интервью

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее

«Укрепляем лидирующие позиции»

«Укрепляем лидирующие позиции»

Интервью генерального директора НИС Кирилла Тюрденева журналу «Газпром»

Генеральный директор НИС Кирилл Тюрденев

— Кирилл Владимирович, последний раз мы с вами общались в 2018 году. С тех пор произошла масса событий: пандемия, закрытие границ, ценовой кризис на рынках углеводородного сырья и т.д. Каковы были финансовые и производственные результаты НИС в 2019 и 2020 годах?

— В 2019 году мы отметили 10 лет с момента приобретения компанией «Газпром нефть» контрольного пакета акций НИС. В 2019-м НИС реализовала крупнейшую с 2013 года инвестиционную программу — в дальнейшее развитие бизнеса было вложено 42,2 млрд динаров (358 млн евро). Инвестировали в разведку и добычу нефти и газа, в перерабатывающие мощности, развивали розничную сеть в Сербии и близлежащих странах.

Чистая прибыль в 2019 году составила порядка 16,6 млрд динаров (141 млн евро), а EBITDA — 44,5 млрд динаров (377 млн евро). Мы добыли 1,29 млн т углеводородного сырья в нефтяном эквиваленте. Розничные продажи выросли по сравнению с 2018 годом на 5%.

Три неуникальные проблемы

— Очевидно, в 2020 году ситуация значительно усложнилась?

— Безусловно. Проблемы, с которыми мы столкнулись, нельзя назвать уникальными. Они были характерны практически для всей мировой нефтегазовой отрасли.

Самой главной проблемой для нас стало падение цен на нефть и снижение потребления. Добыча — это важная составляющая бизнеса НИС. Пикирование котировок привело к необходимости переоценки наших запасов. Но, что еще более важно, добываем мы лишь треть от тех объемов, которые необходимы для нашей переработки. Две третьих нефти мы покупаем у сторонних поставщиков, и доставка закупленного нами сырья осуществляется через хорватский порт. Процесс занимает два-три месяца.

Купленная в январе и феврале 2020 года (по актуальным на тот момент, а значит, довольно высоким ценам) нефть поступила на переработку уже в период резкого снижения рыночных котировок. А вместе с сырьем подешевели и нефтепродукты. Соответственно, реализация нефтепродуктов происходила по ценам ниже, чем те, на которые мы ориентировались в начале 2020 года.

При этом мы работаем в высококонкурентной среде. В нашем регионе действуют восемь нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Все они заинтересованы в том, чтобы быть загруженными на 100% и как можно быстрее сбывать свою продукцию.

Вторым серьезным вызовом для бизнеса НИС стала пандемия COVID-19. В этом смысле проблемы у нас были ровно такими же, как и у большинства компаний в мире. В Сербии вводились жесткие ограничения, чтобы избежать распространения болезни. Власти объявляли чрезвычайное положение. Продолжительный период длился комендантский час. Автозаправочные станции закрывались очень рано. Из-за такой ситуации падение продаж у НИС в отдельные моменты времени достигало 50%. Чрезвычайные меры отменили в мае.

К локдауну мы подготовились в кратчайшие сроки. До введения ограничений разработали ряд мер и регламентов, чтобы минимизировать возможные потери.

— Пересмотрели затраты в этот период?

— Компания разработала программу сокращения затрат, в том числе операционных и управленческих. Какие-то мероприятия пришлось отменить, какие-то — сдвинуть по срокам. Что касается капитальных затрат, то упор был сделан на сохранение фундаментальных инфраструктурных проектов, например ввод в эксплуатацию комплекса «Глубокая переработка» на нашем НПЗ в Панчево, а также на проекты, которые могли обеспечить быструю отдачу. Мы не поставили точку на дальнейшем развитии НИС, вопреки кризису.

При этом, опираясь на собственные ресурсы, мы сохранили стабильность рынка, выплату основной заработной платы в полном объеме и полностью сохранили штат компании, не сокращая персонал.

— На этом проблемы закончились?

— Частично. Повторюсь: на нас воздействовали ровно те же негативные факторы, что и на других игроков мировой отрасли. А третьей характерной для всех проблемой стали низкие крек-спрэды, то есть разница между ценой нефти и полученных из нее нефтепродуктов. Данная проблема сохранялась на протяжении практически всего года. Это означает, что производитель почти не зарабатывает на нефтепереработке, только покрывает свои затраты.

Первое полугодие 2020 года принесло финансовые убытки. Но в третьем квартале ситуация улучшилась. И в целом второе полугодие было несравнимо успешнее, чем первое. Чистая прибыль в третьем и четвертом кварталах достигла 2,7 млрд динаров (23 млн евро). По итогам 2020 года EBITDA составила 15,8 млрд динаров (135 млн евро).

Это действительно хороший результат, если учесть, с какими неблагоприятными трендами мы столкнулись. Объем реализованной инвестиционной программы в 2020 году составил 25,3 млрд динаров (215 млн евро).

Мы не стали экономить на будущем компании. И остались при этом крупнейшим налогоплательщиком в Сербии, обеспечивающим 13–15% поступлений в государственный бюджет.

Также НИС в полной мере выполнила свои обязательства как перед правительством Сербии, так и перед акционерами, выплатив дивиденды в размере 25% от чистой прибыли 2019 года — 4,4 млрд динаров (38 млн евро).

Ни один объект не прекратил работу

— Как компания справилась с последствиями пандемии?

— Первую волну мы прошли очень успешно. Отреагировали оперативно, предприняли правильные меры, как показала практика. Примерно 90% офисных сотрудников перешли на дистанционный режим работы. А «полевые» кадры были обеспечены необходимыми средствами защиты.

Но были, конечно, и сложности. На начальном этапе нужно было оперативно закупить и обеспечить средствами защиты персонал АЗС и исключить появление вспышек на станциях, ведь у нас более 400 АЗС в Сербии и регионе. Кроме того, главной задачей организации работы в условиях пандемии стало обеспечение непрерывности производственных процессов. Количество смен ограниченно, ситуацию на самотек пускать нельзя. К примеру, на установке гидрокрекинга работает четыре смены по 12 человек. Представим, что две из них ушли в карантин. А это подготовленные, обученные сотрудники. Оставшимся сменам пришлось бы работать по 12 часов семь дней в неделю. При этом прерывать работу оборудования нельзя. Чтобы не допустить подобного, мы внедрили ряд мер: смены на предприятии не пересекаются друг с другом, сотрудники работают в средствах индивидуальной защиты, операторные обеспечены экранами. Наш НПЗ в Панчево до сих пор работает в таком режиме.

На осень пришлась новая волна пандемии — рост заболеваемости составлял 7‒8 тыс. зараженных в день в Сербии.

Благодаря всем принятым мерам ни один производственный процесс не остановился.

— Вы как-то помогали Сербии в борьбе с COVID-19?

— Во время чрезвычайного положения в Сербии в апреле и мае «Газпром нефть» бесплатно предоставляла топливо скорой помощи, пожарным, полиции и транспорту министерства обороны. А НИС предоставила национальному авиаперевозчику Air Serbia авиакеросин для доставки медицинского оборудования и перевозки граждан Сербии, оказавшихся за границей во время пандемии.

Кроме этого, НИС поставляла средства защиты медицинским учреждениям, закупали расходомеры кислорода для больниц, пожертвовали значительные объемы питьевой воды собственного производства медицинским учреждениям.

В 2020 году наша компания не отказалась от социальных инвестиций: совместно с министерством внутренних дел и министерством образования, науки и технологического развития Сербии мы поддержали 72 проекта в школах страны общей стоимостью 114,5 млн динаров (около 1 млн евро).

— Что это за проекты?

— Проекты, ориентированные на повышение безопасности учеников и учителей и цифровизацию процесса обучения.

Нефть в рассыпанном горохе

— Если вернуться к вопросам о профильных направлениях вашей деятельности, то не возникало ли у вас проблем с доставкой нефти в 2020 году, учитывая дефицит танкерных мощностей, который возник в апреле-мае, а также тот факт, что вы зависите от мощностей хорватского порта?

— К счастью, существенных проблем не возникало. Сейчас главная транспортная артерия для наших нефтепродуктов — Дунай. Также мы используем автомобильный транспорт.

— Кто сейчас снабжает нефтью ваши предприятия, кроме собственных месторождений?

— Мы используем корзину с разными сортами нефти. К примеру, активно закупаем сорт Kirkuk (Ирак) и нефть арктического сорта Novy Port с Новопортовского месторождения «Газпром нефти». Конечно, наша компания ориентируется на экономические показатели при выборе поставщика, поэтому мы также сотрудничаем с такими предприятиями, как Petraco, IPLOM, MOL, VITOL, Litasco, «Трафигура».

В 2020 году примерно 70% закупок приходилось на годовые долгосрочные договоры, а 30% импортируемой нефти закупалось на спотовом рынке.

— Что это дает?

— Гибкость. К примеру, по спотовым контрактам у вас нет обязательства купить фиксированный объем. Поэтому вы можете регулировать поступление нефти в зависимости от актуальных потребностей своего НПЗ.

— Но вы планируете развивать собственную добычу?

— У нас в портфеле зрелые месторождения. Сама геология Паннонского нефтегазового бассейна, в рамках которого нам приходится работать, весьма сложна. Наши месторождения похожи на рассыпанный горох, а дебиты скважин невелики. Больше 50% всех капитальных затрат нам приходится направлять в сектор добычи, чтобы замедлить сокращение производства нефти.

Поэтому НИС заинтересована в новых месторождениях, основным источником которых для нас является Румыния. Особенно приграничный регион этой страны, где месторождения геологически схожи с сербскими. К 2023 году в Румынии планируем добывать порядка 100 тыс. т. Также рассматриваем весьма перспективные проекты в Боснии и Герцеговине.

В 2020 году нашим сотрудникам из-за пандемии сложно было пересекать границу с Румынией, страной Евросоюза, что затормозило реализацию проектов за пределами Сербии.

Лучшие автозаправки в регионе

— Как развивается ваша розничная сеть?

— В 2020 году наша доля на автозаправочном рынке Сербии составила 44%.

Одна из главных программ, реализуемых в рознице, — это модернизация АЗС. В течение 2020 года было реконструировано восемь станций в Сербии, а также пять станций были открыты в Боснии и Герцеговине и еще одна — в Румынии. В итоге наша сеть теперь включает, не побоюсь этого слова, лучшие автозаправки в регионе. Программа обновления заправочной сети будет реализовываться и дальше.

Некоторые заправки находятся в сельской местности, они имеют невысокую рентабельность. Но закрывать их — не выход. Поэтому НИС начала заменять их на станции малого формата, которые не требуют больших затрат и прибыльны даже при небольшом суточном объеме прокачки.

Крайне своевременно мы запустили мобильное приложение, которое позволяет осуществлять заправку и оплату топлива, не выходя из машины. Представьте, насколько это оказалось востребованным в течение пандемии.

— Что происходило в 2020 году с реализацией нефтепродуктов?

— За первые девять месяцев объем продаж наших нефтепродуктов снизился на 3%. Прошу обратить внимание: всего на 3%. Это отличный результат, учитывая рыночный контекст. Кстати, экспортный сегмент по итогам 2020 года вырос на 7%. Мы даже увеличили наши складские мощности в Боснии и Герцеговине, открыв новый терминал для дизеля в г. Зеницы.

Глубочайшая переработка

— В конце года на НПЗ в Панчево НИС ввела в эксплуатацию комплекс глубокой переработки с технологией замедленного коксования. Какие преимущества даст компании новая установка?

— Комплекс «Глубокая переработка» — это ключевой проект второго этапа модернизации нефтеперерабатывающего завода в Панчево. Его стоимость превышает 300 млн евро (всего в модернизацию этого НПЗ с 2009 года вложено 800 млн евро). Установка замедленного коксования — это наша большая гордость. Тем более что мы смогли ввести комплекс в эксплуатацию, несмотря на все сложности, связанные с пандемией.

Теперь наш нефтеперерабатывающий завод опережает по глубине переработки подавляющее большинство НПЗ в мире. В начале строительства комплекса в 2017 году глубина переработки нефти на заводе достигала 86%, а теперь этот показатель вырос до 99,2%. Для сравнения: средний показатель по Европе сегодня — порядка 85%.

В нашей продуктовой корзине появился новый продукт — нефтяной кокс. Прекращено производство мазута с высоким содержанием серы, снизилось воздействие производства на окружающую среду, что позволило значительно улучшить экологические показатели.

Но основной экономический смысл строительства установки замедленного коксования заключается в том, что она позволила увеличить производство светлых нефтепродуктов. В частности, дизельного топлива почти на 40%.

Таким образом, НИС укрепляет свои лидирующие позиции на внутреннем рынке нефтепродуктов. А так как для рынка Сербии часть дополнительного объема дизельного топлива будет избыточной, мы поставим его в другие страны региона, где у нас развивается заправочная сеть. То есть повысим свою конкурентоспособность на региональном рынке. Кстати, часть произведенного кокса также станет экспортным товаром.

— Какие у вас планы по дальнейшей модернизации НПЗ в Панчево?

— Будем повышать технологическую и энергетическую эффективность производства, работать над дальнейшим ростом экологических показателей. С гордостью могу сказать, что НПЗ Панчево стал первым энергетическим объектом в Сербии, который получил разрешение IPPC, подтверждающее, что производственные процессы на заводе соответствуют высочайшим национальным и европейским экологическим стандартам.

Продолжим цифровизацию производственных процессов. Один из цифровых проектов, который сейчас находится на стадии реализации, — предиктивное обслуживание систем. Проект базируется на технологии машинного обучения и предполагает переход от внепланового обслуживания оборудования к проактивному. Это один из лучших методов, которые применяются в мировой практике.

Ожидаем, что будет принято окончательное инвестиционное решение по реконструкции комплекса каталитического крекинга, который позволит повысить производство полипропилена. Проект планируем реализовать до 2023 года.

Также планируется строительство установки по производству трет-бутилэтилового эфира (высокооктановой добавки к бензинам), что еще больше увеличит стоимость корзины нефтепереработки. Завершение этого проекта ожидаем в 2024 году.

Важным для нас является нефтехимическое направление. Но оно связано с прохождением конкурсных процедур, поэтому о конкретных планах пока говорить преждевременно.