Игорь Рустамов: «Интерес зарубежных партнеров к месторождениям на Сахалине растет» — Интервью

«Интерес зарубежных партнеров к месторождениям на Сахалине растет»

«Интерес зарубежных партнеров к месторождениям на Сахалине растет»

Добыча углеводородов на российском континентальном шельфе развивается, и вместе с этим растет интерес зарубежных компаний к таким проектам. Какие проекты «Газпром нефть шельф» рассматривает как приоритетные и почему эффективнее работать в формате совместных предприятий, рассказал в интервью агентству ТАСС Игорь Рустамов, генеральный директор «Газпром нефть шельфа».

Генеральный директор «Газпром нефть шельфа» Игорь Рустамов

— «Газпром нефть» и «Новатэк» в ходе ПМЭФ завершили сделку по созданию совместного предприятия для работы над шельфовым проектом. На ваш взгляд, насколько важен сейчас этот шаг для отрасли и следует ли ожидать новых партнерств для реализации проектов шельфового портфеля «Газпром нефти»?

— Партнерства — это приоритетная форма для освоения шельфовых месторождений, поэтому создание совместного предприятия является для нас важной вехой. Мы уверены, что этот подход докажет свою эффективность и будет применяться и в других наших проектах на шельфе.

— Уже объявлено, что создаваемое СП будет заниматься разработкой Северо-Врангелевского лицензионного участка в Чукотском море, где «Газпром нефть» ранее уже выполняла сейсморазведочные работы. На какой стадии находится сейчас этот проект?

— В 2018–2019 годах мы провели на Северо-Врангелевском ЛУ сейсморазведочные работы 2D, охватившие 13,5 тыс. погонных метров. В настоящее время продолжаем интерпретацию полученных данных, что позволит актуализировать геологическую модель и совместно с «Новатэком» принять решение по дальнейшей программе геологоразведочных работ.

— В конце прошлого года вы заявляли, что компания определила для себя список первоочередных проектов, куда в том числе вошло развитие двух крупных месторождений — Нептун и Тритон — на шельфе Сахалина. Планируется осваивать их самостоятельно или с партнерами?

— Проекты подобного масштаба правильно реализовывать с партнерами. Как я говорил ранее, интерес к сахалинскому проекту со стороны потенциальных партнеров не ослабевает. Даже наоборот: в последнее время мы видим усиление интереса со стороны, например, азиатских коллег. В этом году мы планируем провести еще ряд переговоров по этому направлению.

— В списке первоочередных проектов, от которых «Газпром нефть шельф» хотела бы получить максимально быструю отдачу, вы назвали также Южно-Обский лицензионный участок. Реализация этих планов уже начата?

— С момента приобретения нами лицензии на этот участок прошло совсем немного времени, но уже в 2019 году мы выполнили эколого-рыбохозяйственное картирование акватории участка и прилегающих территорий. На всех наших проектах компания самым внимательным образом подходит к охране природы, поэтому их реализация начинается с проработки вопросов, связанных с экологической безопасностью. Кроме того, за два года был успешно проведен комплекс работ, включающий интерпретацию сейсмоданных 2D, актуализацию геологической модели и уточнение ресурсного потенциала участка. С учетом полученных данных нами запланировано проведение морских сейсморазведочных работ 3D в 2021–2023 годах и последующее поисково-разведочное бурение. Что касается возможных вариантов дальнейшей эксплуатации потенциального месторождения, то с большой долей вероятности она будет интегрирована в уже существующую инфраструктуру расположенного рядом Новопортовского кластера.

— Сейчас «Газпром нефть» — единственная компания, которая добывает нефть на российском арктическом шельфе. Как будет развиваться проект «Приразломное»? Какие планы по добыче?

— Важно отметить, что платформа «Приразломная» является не только первым шельфовым проектом «Газпром нефти», но и уникальным проектом для всей мировой нефтегазовой отрасли: мы единственные, кто ведет добычу во льдах, и фактически являемся первопроходцами и опытной площадкой для отработки самых современных технологий и подходов. Полученные нами опыт и компетенции будут применяться на других проектах «Газпром нефти». В данный момент проект находится на стадии растущей добычи и поэтапного разбуривания: к декабрю 2020 года в эксплуатацию были введены 23 скважины, а годовая добыча составила 3,27 млн тонн. В 2021 году планируем построить еще две скважины и увеличить показатели добычи. Безусловно, мы не можем не учитывать динамику мирового энергетического рынка. При этом проект оправдывает ожидания с точки зрения достижения требуемых технико-экономических показателей и по-прежнему стимулирует развитие импортозамещающих технологий. Активно развивается инфраструктура проекта «Приразломное»: в прошлом году мы ввели новый вертодром «Арктический», построенный в вахтовом поселке Варандей.

— Какие существуют наиболее перспективные способы повысить рентабельность новых арктических проектов на шельфе?

— Мы обращаем особое внимание на развитие цифровых технологий. Например, успешно перевели на «цифру» ключевые производственные процессы на «Приразломной», что повысило их эффективность, а также дало вклад в увеличение добычи. Сейчас, например, мы интегрируемся в «Актив будущего». Это программа «Газпром нефти» по повышению эффективности оценки и использования технологического и операционного потенциала активов. Если же говорить об отрасли в целом, то, безусловно, развитие уже существующих и появление новых технологий будут делать добычу на шельфе еще более эффективной и экономически привлекательной. Не исключено, что в будущем это могут быть подледные комплексы и безлюдные автономные платформы. Сейчас этот сценарий может показаться слегка фантастическим, но такие разработки уже появляются. Локальное использование роботизированных механизмов на скважинах — уже часть нашей повседневной работы. Безусловно, важнейший аспект — поддержка со стороны государства. Она может выражаться в определении приоритетов государственной политики для нашей отрасли, изменениях налогового режима или корректировке законодательства, снижающей бюрократические барьеры и адаптирующей его к современным реалиям, в том числе технологическим.

— «Газпром нефть» направляла в правительство России предложения по совершенствованию отраслевого законодательства, регулирующего освоение шельфовых месторождений и эксплуатацию морской нефтегазовой инфраструктуры. В чем суть этой инициативы и что послужило причиной для ее появления?

— Эксплуатация морских нефтегазовых объектов сегодня регулируется множеством нормативно-правовых актов. Это потенциально ведет к существенному росту расходов и увеличению сроков реализации проектов. Одновременно с этим появляются новые технологии и материалы, прогресс идет опережающими темпами, за которыми законодательное регулирование по объективным причинам не всегда может угнаться. На наш взгляд, выходом из сложившейся ситуации может стать смена подхода. В предложенном варианте государство в рамках регулирования, экспертизы и надзора оценивает потенциальные риски совместно с эксплуатирующей организацией, обеспечивая прочную основу для использования в проектах новейших достижений науки и технических средств обеспечения безопасности. Реализовать это можно путем формирования единого реестра требований для морских нефтегазовых объектов, создания единой государственной экспертизы и единого надзора, работающего по принципу «одного окна». Мы уверены, что эти меры помогут форсировать выход российских нефтегазовых компаний на шельф, уменьшив сроки реализации инвестиционных проектов.