Чистый выход – Журнал «Сибирская нефть»

Чистый выход

«Газпром нефть» начала производство экологичного судового топлива

Текст: Александр Коробченко
Фото: Legion Media
Инфографика: Татьяна Удалова

Требования Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов (MARPOL) ежегодно ужесточаются. К 2020 году допустимый уровень содержания в судовом топливе серы планируется снизить в 7 раз — до 0,5%. При этом уже сегодня в мире действуют зоны контроля выбросов серы (SECA), где судам необходимо использовать топливо, содержание вредного вещества в котором не превышает 0,1%. Учитывая растущие запросы рынка на ультранизкосернистое топливо, «Газпром нефть» начала выпуск собственного экологичного продукта

Морской транспорт считается самым «грязным» по уровню выбросов оксидов серы по сравнению с другими видами транспортных средств. Однако единовременно сделать все суда в мире экологичными невозможно. Эксперты подсчитали, что для того, чтобы произвести достаточно ультранизкосернистого топлива для всех судов на планете, требуется создать более 200 новых нефтеперерабатывающих технологических установок (крекинга, коксования), инвестировать в развитие инфраструктуры более 200 млрд долларов и иметь временные ресурсы в количестве не менее 15 лет.

Ультрарешение

Первые шаги в направлении перевода морского транспорта на более экологичные виды топлива мировое сообщество сделало в 2010 году, когда были сформированы зоны SECA (Sulfur Emission Control Areas). В этих зонах, куда на сегодняшний день входят акватории Северного и Балтийского морей, пролив Ла-Манш, Карибское море и 200-мильные зоны США и Канады, введен запрет на использование высокосернистого топлива: с июля 2010 года уровень серы был ограничен на отметке 1%, а с 2015 года — 0,1%. Такие меры потребовали от судовладельцев и операторов флота, маршрут которых пролегает через зоны SECA, пересмотреть используемые топлива и перевести судовые двигатели с мазута с высоким и средним содержанием серы на ультранизкосернистые продукты.

Зоны контроля выбросов выбросов оксидов серы, азота и углерода, а также твердых частиц (Emission Control Areas, ЕСА)

Инфографика: Татьяна Удалова Инфографика: Татьяна Удалова

В качестве соответствующих ограничениям топлив судовладельцы, как правило, рассматривают следующие варианты: MGO (Marine Gas Oil) — газойль, ULSFO (Ultra Low Sulfur Fuel Oil) — судовые топлива с ультранизким содержанием серы, в производстве которых используются как легкие, так и тяжелые компоненты, а также LNG (сжиженный природный газ).

В перспективе природный газ может стать одной из главных топливных альтернатив для мирового судоходства, однако Россия существенно отстает от стран Запада по темпам развития СПГ-инфраструктуры. По данным министерства транспорта России, первые бункеровочные терминалы на Балтике (Высоцк, Калининград) появятся только в конце 2018 — начале 2019 годов. В дальнейшем должен быть запущен крупный проект «Балтийский СПГ» в порту Усть-Луга. Впрочем, пока этот рынок еще очень мал — к 2018 году в мире будет зарегистрировано около 150 судов на сжиженном газе. Это менее 1% мирового торгового флота грузоподъемностью свыше 300 тонн. При этом около 70% из работающих на СПГ судов приписаны к портам Норвегии.

Кроме ультранизкосернистых и газовых топлив, рынок предлагает еще одно решение — установку на суда скрубберов — специальных устройств, очищающих продукты горения мазутного топлива (см. врез).

Судовое ULSFO-топливо существенно дороже традиционного мазута: разница в цене в портах России составляет 150 долларов США за тонну. Чтобы уменьшить расходы, на большинстве судов хранят в танках два вида горючего: ультранизкосернистое для зон SECA и обычный мазут для всех остальных водных пространств.

К 2020 году судовладельцев ожидает новый вызов: уровень «топливной» серы по всему миру планируется ограничить на отметке 0,5%. В зонах SECA дальнейших ужесточений не ожидается, однако границы существующих зон могут быть расширены. В экспертной среде активно обсуждается вопрос присоединения к свободным от топливной серы зонам еще и акватории Арктического бассейна, находящегося под особым экологическим контролем у России и стран ЕС. К тому же за чистоту своих вод активно борется Китай, уже вводя повышенные ограничения по сере (до 0,5%) для некоторых регионов.

Судовые скрубберы

Скруббер (англ. «scrubber», от англ. scrub — «скрести», «чистить») — устройство, используемое для очистки твердых или газообразных сред от примесей в различных химико-технологических процессах. Принцип действия скрубберов, устанавливаемых на морских судах, основан на абсорбции серы оксидами цинка. В результате образуются сульфиты и сульфаты цинка, сами по себе относящиеся к опасным веществам, требующим последующей утилизации.

Кроме того, эффективность абсорбентов на поглощение серосодержащих элементов напрямую зависит от их объема, в связи с этим на судах скрубберы могут занимать до 25% полезной площади, что снижает грузоподъемность судна и значительно уменьшает выгоду судовладельцев. Использование скрубберов требует расхода дополнительной энергии, а их установка является довольно дорогостоящим мероприятием.

Сделано в Омске

В 2017 году на Омском НПЗ было налажено производство и началась отгрузка первых партий нового экологичного ультранизкосернистого судового топлива ТСУ-80 (см. врез). Оно подходит для применения в зонах SECA, поскольку содержит менее 0,1% серы. Ранее топливо подобного типа уже было в продуктовом портфеле компании «Газпромнефть Марин Бункер» — оператора бункеровочного бизнеса «Газпром нефти», однако его приходилось закупать у сторонних организаций. По этой причине было решено рассмотреть возможность и целесообразность выпуска такого топлива на мощностях ОНПЗ, и по итогам проработки перспективность этой идеи была подтверждена.

Экологическое судовое топливо ТСУ-80 — это гибридный продукт, по своим свойствам сочетающий в себе характеристики как мазута, так и дистиллятных топлив. Помимо низкого уровня серы, достигнутого за счет глубокой очистки лежащих в его основе базовых нефтепродуктов, ТСУ-80 имеет относительно высокий показатель вязкости, необходимый для прогнозируемого распыления в камере сгорания. По сравнению с традиционным мазутом в новом топливе практически отсутствуют вредные примеси, характерные для обычных марок остаточных топлив, способствующие более быстрому износу двигателя. Качество топлива соответствует международному стандарту ISO 8217 (для спецификации RMD 80). Более того, браковочные показатели имеют значительный запас по качеству практически по каждому оцениваемому параметру.

В основе нового экологичного судового топлива — гидроочищенный вакуумный газойль, производимый на установке каталитического крекинга КТ-1/1 Омского НПЗ, модифицированный депрессорно-диспергирующей присадкой для снижения температуры текучести. Присадка препятствует слипанию и оседанию в судовом топливе парафинов при температуре ниже плюс 30 градусов по Цельсию.

В рамках запуска производства ТСУ-80 на заводе было смонтировано более трех километров трубопровода, оборудовано 20 новых стояков на отгрузочной эстакаде. Всего инвестиции ОНПЗ в проект составили около 200 млн рублей. По расчетам экономистов завода, проект окупится в течение ближайших трех лет.

Топливо ТСУ-80 вид Э

Согласно госстандартам, топливо ТСУ-80 вид Э относится к типу RMD-80 — одному из 11 сортов судового остаточного топлива. В условном обозначении указаны марка топлива (RMD) и значение кинематической вязкости при температуре 50 °C (максимум 80 мм2/с). Для марок остаточного судового топлива также существуют нормы по плотности, расчетный индекс углеродной ароматизации, кислотное число, температуры текучести и вспышки в закрытом тигле и другие параметры.

«Газпром нефть» — одна из двух российских ВИНК, выпускающих топливо типа RMD-80 на мощностях своего нефтеперерабатывающего завода. По сравнению с производством такого топлива на нефтебазе путем смешивания отдельных компонентов, который практикуется многими локальными игроками бункеровочного рынка, промышленный способ обеспечивает более высокое качество выпускаемой продукции, благодаря чему заслуживает большего доверия потребителей.

Рыночная перспектива

На данный момент Омский НПЗ готов отгружать до 12 тысяч тонн нового топлива ежемесячно. В этом году в планах завода — отгрузить порядка 55 тысяч тонн ТСУ-80. При этом, как рассказали «СН» в бункерной компании, потребности рынка в топливе данного сорта превышают тот объем, который сегодня готовы произвести на ОНПЗ, так что зона роста налицо.

Вдобавок к новому топливу «Газпром нефть» готова предложить своим клиентам и подходящие судовые масла. Переход на судовое топливо с низким уровнем серы также требует использования смазочных масел с более низким щелочным числом (BN). Масла с высоким BN используются для нейтрализации большого количества серной кислоты, образующейся в результате реакции оксида серы SO3 и воды. В случае c низкосернистым топливом, когда кислоты выделяется мало, избыток щелочного числа может приводить к образованию осадка-абразива и повреждать цилиндро-поршневую группу.

Оператор бизнеса масел «Газпром нефти» — компания «Газпромнефть — смазочные материалы» — имеет масла с низким щелочным числом в своем продуктовом портфеле. Специально для судов, работающих на низкосернистом и альтернативных видах топлива, компания поставляет моторные масла Gazpromneft Ocean CCL 17 ULSF. В состав продукта входят высококачественные базовые масла и тщательно подобранные присадки, которые обеспечивают максимальную защиту колец, гильз цилиндров и поддерживают чистоту в поршневой зоне.

Дальнейшее развитие сегмента низкосернистых топлив в «Газпром нефти» будет зависеть от рыночной конъюнктуры. По мнению специалистов, введение с 2020 года 0,5-процентного ограничения серы в топливе вряд ли вызовет значительный рост спроса на ультранизкосернистые виды горючего (с содержанием серы до 0,1%). Скорее в выигрыше окажется низкосернистый мазут (с содержанием серы не более 0,5%), учитывая, что разница в цене между ним и ТСУ-80 может достигать 100 долларов США за тонну. Для экономики судов, расходующих в сутки десятки тонн топлива, эта разница может быть очень ощутимой. В настоящее время вопрос перспективности расширения продуктовой линейки за счет низкосернистого мазута изучается в «Газпромнефть Марин Бункере».

Андрей Васильев
Андрей Васильев,
генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункера»:

Изменения на бункерном рынке, вызванные новыми ограничениями MARPOL на содержание серы в судовом топливе, сделали насущной необходимостью производство экологичного топлива на собственных мощностях «Газпром нефти». Теперь мы имеем возможность расширить свой топливный ассортимент, занять более гибкую и активную позицию во взаимоотношениях как с потребителями топлива, так и с его производителями. Сегмент экологичного судового топлива находится в стадии активного развития, и крепкие позиции на нем дают бункерному бизнесу «Газпром нефти» дополнительные конкурентные преимущества.

Нововведения в международном экологическом законодательстве, безусловно, становятся сложнейшими вызовами для большинства судовладельцев. В то же время требования Международной конвенции по ограничению выбросов морскими судами направлены на уменьшение вредного воздействия судоходства на экологию планеты, а значит, значимы для всех. Производители судовых топлив, способные предложить высокотехнологичные решения серной проблемы, выступают посредниками в этом «конфликте интересов», одновременно обеспечивая экологическую безопасность и помогая бизнесу оставаться эффективным.

Фото: Legion Media

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ