Корифеи нефтяной науки — Журнал «Сибирская нефть» — №143 (июль-август 2017)

Корифеи нефтяной науки

Текст: Александр Матвейчук
Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ»

90 лет назад российская нефтяная наука началась официально: 15 мая 1927 года Советом народных комиссаров было принято постановление «Об организации нефтяного исследовательского дела». С тех пор в ее становлении и развитии принимали участие многие крупные ученые. Среди них — Владимир Щелкачев, Василий Сенюков и Александр Топчиев. Этих выдающих деятелей науки объединяет не только величина их вклада в развитие научного знания, но и общий год рождения — 1907-й, а также престижная Сталинская премия, лауреатами которой все трое стали в послевоенный период

Ученый-теоретик

Один из создателей теории упругого режима фильтрации Владимир Щелкачев внес большой вклад в развитие подземной гидродинамики, теории и практики разработки нефтяных месторождений.

Владимир Щелкачев родился 3 ноября 1907 года во Владикавказе в офицерской семье. В 1922 году он получил аттестат зрелости совтрудшколы № 5 города Владикавказа, а на следующий год ему посчастливилось поступить в Московский университет, на физико-математический факультет. С дипломом университета, где значилась специальность «теоретическая механика», Щелкачева приняли на должность научного сотрудника в отдел промысловой механики Государственного исследовательского нефтяного института. В первый день заведующий отделом, профессор Леонид Лейбензон, в качестве проверочного задания поручил ему решение задачи о движении вязкой жидкости в трубе, внутри которой расположены трубки меньшего диаметра. С этим заданием Владимир Щелкачев справился блестяще, и в 1930 году в июльском номере журнала «Нефтяное хозяйство» была опубликована его статья на эту тему.

Владимир Николаевич Щелкачев (1907–2005). Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Владимир Николаевич Щелкачев (1907–2005)

Перед молодым ученым открываются большие перспективы в нефтяной гидродинамике. Но в октябре 1930-го Владимир Щелкачев был арестован сотрудниками ОГПУ и доставлен во внутреннюю тюрьму на Лубянке. Следователь сообщил ему, что он обвиняется в принадлежности к контрреволюционной церковной организации, имеющей своей целью свергнуть советскую власть. Главным доказательством «подрывной деятельности» было то, что его имя значилось в списке прихожан храма Святого Николая в Плотниках. Щелкачев вины не признал. Тем не менее особой тройкой ОГПУ 20 сентября 1931 году он был осужден на три года заключения в исправительно-трудовом лагере, замененных трехлетней ссылкой в Казахстан. В Алма-Ате Щелкачев вначале работал преподавателем математики учетно-экономического техникума, затем его пригласили в Казахский педагогический институт, где он преподавал высшую математику.

Туймазинское нефтяное месторождение, 1977 год

После освобождения Владимиру Щелкачеву было запрещено проживание в Москве и Ленинграде, поэтому по направлению надзорных органов он устроился на работу в Грозненский нефтяной институт. Здесь ему предложили возглавить кафедру теоретической механики. Вскоре по совместительству он занялся научно-исследовательской работой в области подземной гидродинамики и разработки нефтяных месторождений в Грозненском научно-исследовательском нефтяном институте. Так сформировался его многолетний научный интерес к подземной гидродинамике и изучению интерференции скважин*. В 1939 году вышла монография, представившая научному сообществу первые результаты этой работы.

Активная творческая деятельность молодого ученого привлекла внимание руководства Днепропетровского государственного университета. В конце 1930-х годов физико-математический факультет вуза, обескровленный в результате массовых арестов преподавателей органами НКВД, был очень заинтересован в привлечении квалифицированных ученых, и осенью 1939 года Щелкачев был зачислен в штат кафедры теоретической механики. Параллельно в Грозненском научно-исследовательском нефтяном институте он продолжал исследования по теме «Расстановка скважин в пластах с водонапорным режимом». Эта его работа получила высокую оценку в научном сообществе и легла в основу первой в СССР докторской диссертации по вопросам разработки нефтяных месторождений, которую Щелкачев защитил в июне 1941 года.

На площадке сбора нефти экспериментального участка Ромашкинского месторождения. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» На площадке сбора нефти экспериментального участка Ромашкинского месторождения

Нефтяники нефтегазодобывающего управления «Лениногорскнефть» у скважины Ромашкинского месторождения. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Нефтяники нефтегазодобывающего управления «Лениногорскнефть» у скважины Ромашкинского месторождения

С началом Великой Отечественной войны и эвакуацией Днепропетровского государственного университета в июле 1941 года Владимир Щелкачев вернулся в Грозный, возглавив в Грозненском нефтяном институте кафедру теоретической механики. В прифронтовых условиях он добился разрешения на проведение на одном из нефтепромыслов экспериментальных работ, на основе результатов которых впоследствии разработал гидродинамическую теорию упругого режима разработки нефтеносных пластов**. Исследовательская работа ученого не осталась без внимания со стороны Наркомата нефтяной промышленности СССР, и в 1944 году он был включен в состав особой группы по интенсификации нефтедобычи при Наркомнефти и переехал в Москву.

В сентябре 1944 году в Башкирской АССР было открыто Туймазинское нефтяное месторождение. Ознакомившись с результатами исследований скважин, Владимир Щелкачев выдвинул предложение разрабатывать девонский пласт только в условиях упруговодонапорного режима. В составе группы ученых и специалистов в 1950 году он был удостоен Сталинской премии 1-й степени за разработку и освоение законтурного заводнения Туймазинского нефтяного месторождения.

С 1954 года коллектив научных работников Московского нефтяного института под руководством профессора Щелкачева провел серию исследований по вопросам разработки нефтяных месторождений. В 1963 году Щелкачев был включен в состав Центральной комиссии по разработке нефтяных месторождений и стал официальным экспертом по разработке крупнейших месторождений — Ромашкинского в Татарской АССР и Самотлорского в Тюменской области. В 1964 году по его инициативе в Московском нефтяном институте была создана лаборатория по изучению передового зарубежного опыта разработки нефтяных и газовых месторождений, плодотворно работающая и в настоящее время.

Медаль лауреата Сталинской премии первой степени. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Медаль лауреата Сталинской премии первой степени

Геолог

Невероятная энергия и жажда знаний позволили Василию Сенюкову из простого парня-лесоруба стать одним из выдающихся советских ученых-геологов. Уже в 28 лет он возглавил экспедицию, а в 31 стал доктором наук. Сенюков был одним из инициаторов внедрения в практику поисковых нефтегазовых работ метода опорного глубокого бурения. Он первым в мире выдвинул гипотезу о нефтеносности древнейших кембрийских отложений, подтвердив это открытиями в Сибири, и стал одним из первооткрывателей саратовского газа.

Василий Михайлович Сенюков (1907–1975). Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Василий Михайлович Сенюков (1907–1975)

Василий Сенюков родился 7 января 1907 года в селе Онежье в Печорском крае в семье рабочего-лесоруба. С малых лет он начал трудовую деятельность: сначала был возчиком древесины, затем стал лесорубом. Закончив экстерном семилетнюю школу, учился в педагогическом техникуме, потом прошел подготовку на двухгодичных курсах в Сыктывкаре со специализацией по землеустройству. В 1930 году Василий Сенюков поступил на рабфак Московского нефтяного института и после успешного завершения годичного обучения стал студентом первого курса геологического факультета. Вскоре он включился в исследовательскую работу, приняв участие в геологических экспедициях на Кавказ, в Крым и в Якутию. Здесь он прошел хорошую школу полевой геологии, изучая строение различных участков земной коры и размышляя над теориями происхождения нефти.

В 1933 году, во время полевых работ в юго-западной Якутии, Сенюкову удалось обнаружить на северном склоне Алданского щита, в районе реки Толбы, притока Лены, битуминозный доломит и асфальт, приуроченные к древним, нижнекембрийским отложениям. Уже тогда это привело начинающего специалиста к выводу о нефтеносности древнейших кембрийских отложений с возрастом более пятисот миллионов лет, которые авторитетные геологи считали стерильными. В 1934 году на выпускном курсе он предложил руководству геологического факультета МНИ план поисково-разведочных работ на нефть в районе рек Толбы и Амги — притока реки Алдан. Успешное окончание института и активная экспедиционная работа стали решающим доводом для назначения его в 1935 году сразу руководителем Якутской нефтяной экспедиции Нефтяного геолого-разведочного института. Сенюков возглавил проведение детальных геологических исследований, по итогам которых установил региональный характер распространения нижнекембрийских битумопроявлений на западном участке северного склона Алданского щита. В следующем, 1936 году под его руководством было начато крелиусное бурение на нефть на Кучугей-Билляхской структуре. В результате с глубины 372 м был получен нефтяной приток из нижнекембрийских отложений. Это была первая кембрийская нефть Восточной Сибири.

Крелиусное бурение — разведочное бурение малыми диаметрами до глубины 1000 м. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Крелиусное бурение — разведочное бурение малыми диаметрами до глубины 1000 м

В январе 2017 года в городе Емве Княжпогостского района Республики Коми открыта памятная стела с барельефом Василия Сенюкова. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» В январе 2017 года в городе Емве Княжпогостского района Республики Коми открыта памятная стела с барельефом Василия Сенюкова

Осенью 1937 году Василий Сенюков был назначен заместителем начальника Главного геологического управления Наркомата тяжелой промышленности СССР вместо арестованного органами НКВД по обвинению в контрреволюционной деятельности Карла Бегге. Этот период работы в условиях Большого террора был крайне сложным для всех без исключения специалистов: малейшее упущение в работе могло обернуться серьезным обвинением, влекущим трагические последствия. Василию Сенюкову удалось на этой должности не только выжить, но и продолжить активную научно-исследовательскую работу. В 1938 году он опубликовал исследовательскую работу «Река Толба и нефтеносность северного склона Алданского массива», за которую ему была присуждена ученая степень доктора геолого-минералогических наук без защиты диссертации, а через три года — Сталинская премия первой степени. В 1939 году Василий Сенюков был назначен начальником Главного геологического управления сначала Наркомата топливной промышленности, а затем — Наркомата нефтяной промышленности СССР. Один из первых его приказов в новой должности — к осени 1940 года организовать комплексную геофизическую экспедицию в Западную Сибирь, подготовить не менее 4 площадей на территории Западной и Восточной Сибири, Красноярского края и Якутской АССР. Одновременно было запланировано крелиусное бурение на 12 участках в Западной Сибири — вблизи Петропавловска, в Тавдинском районе и на Кузбассе.

В военный период Василий Сенюков расстался с кабинетной работой и возглавил комплексную экспедицию Государственного геологического треста по Урало-Волжской провинции. При его участии в 1941 году было открыто Курдюмо-Елшанское газовое месторождение в Саратовском Поволжье. За это открытие в 1945 году Сенюков был удостоен Сталинской премии первой степени.

Василий Сенюков (в центре) и сотрудники ВНИИГАЗ разбирают полученные образцы горных пород, 1973 год. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Василий Сенюков (в центре) и сотрудники ВНИИГАЗ разбирают полученные образцы горных пород, 1973 год

С 1946 по 1952 год Василий Сенюков возглавлял Московский филиал Всесоюзного нефтяного научно-исследовательского института, исследовавшего перспективы нефтегазоносности центральных районов России. В течение ряда лет он принимал активное участие в планировании опорного бурения в новых, еще не изученных бурением районах, где, по общим геологическим соображениям, могли быть вскрыты новые нефтяные месторождения. Сенюков также работал над проблемами происхождения и преобразования углеводородных ископаемых. Он считал, что определяющими факторами в процессе преобразования исходного биогенного органического вещества в нефтяные углеводороды являются физико-химические условия среды и деятельность микроорганизмов. В последние годы жизни увлечением профессора Сенюкова стала реализация новаторского геолого-технического проекта по прокладыванию газопроводных безтрубных туннелей для транспортировки природного газа в условиях вечной мерзлоты.

Нефтехимик

Один из создателей советской нефтехимии и нефтепереработки Александр Топчиев многое сделал для развития научно-исследовательских институтов и образования в этой области. Его научные труды и открытия связаны с вопросами нитрования, галогенирования, полимеризации и алкилирования углеводородов, а также с синтезом и изучением физико-химических свойств кремнийорганических соединений.

Александр Топчиев родился 9 августа 1907 года в слободе Михайловка Царицынского уезда Самарской губернии в крестьянской семье. В 1921 году со своими родителями переехал в Москву и стал работать рассыльным в Московском отделе народного образования, совмещая работу с учебой в техникуме кустарной промышленности по специальности «красильно-набивное дело». После окончания техникума поступил в Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. Этот вуз был ведущим специализированным химико-технологическим учебным заведением страны, которое готовило кадры высшей квалификации для химической и смежных отраслей промышленности.

Александр Васильевич Топчиев (1907–1962). Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Александр Васильевич Топчиев (1907–1962)

Окончив институт и получив диплом инженера-технолога в 1930 году, Александр Топчиев поступил в аспирантуру. В 1937 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «О нитрировании окислами азота углеводородов и других органических соединений». В том же году был утвержден в должности заведующего кафедрой органической химии Московского технологического института пищевой промышленности. В 1940 году переведен в Московский нефтяной институт им. И. М. Губкина на должность заведующего кафедрой органической химии и химии нефти. С того времени и началась его плодотворная работа в области нефтехимии. Первые работы доцента Топчиева были посвящены нитрованию ароматических соединений и аминов с помощью диоксида азота.

Всемирный конгресс за всеобщее разоружение и мир, Москва, 9 июля 1959 года. Слева направо: академики А. В. Топчиев, Н. И. Мусхелишвили, М. В. Келдыш. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» Всемирный конгресс за всеобщее разоружение и мир, Москва, 9 июля 1959 года. Слева направо: академики А. В. Топчиев, Н. И. Мусхелишвили, М. В. Келдыш

С началом Великой Отечественной войны, во второй половине октября 1941 года, Московский нефтяной институт был эвакуирован в Уфу. В сложных условиях, фактически на пустом месте, при отсутствии должного материального обеспечения был налажен учебный процесс. Кроме заведования кафедрой Александр Топчиев выполнял обязанности декана технологического факультета. Победа советских войск в битве под Москвой в декабре того же года вселила надежду и на скорое возвращение института в родные пенаты. Сначала 15 октября 1942 года в Москве был официально открыт филиал Московского нефтяного института, директором которого был утвержден Александр Топчиев. Менее чем через год он стал директором уже всего института. А полная реэвакуация вуза завершилась к концу октября 1943 года.

Несмотря на большую административную загрузку, Александр Топчиев не прерывал исследовательскую деятельность. В 1944 году Высшая аттестационная комиссия утвердила его в профессорском звании. В том же году он успешно защитил докторскую диссертацию. В 1947 году произошел новый поворот в биографии ученого: решением правительства его утвердили в должности заместителя министра высшего образования СССР, на которой он проработал около полутора лет. Впрочем, достаточно скоро Топчиев понял, что ему претит бюрократическая, аппаратная работа, и твердо решил вернуться в науку. И здесь ему помог счастливый случай. В первые послевоенные годы в СССР начался качественный переход военной авиации от винтовых самолетов к реактивным летательным аппаратам. Потребовались надежные жаропрочные и термостойкие материалы для производства двигателей нового поколения, и Топчиеву предложили войти в состав научной группы по этой теме. В сжатые сроки задача была решена, и в начале 1950 года коллектив группы получил за эту работу Сталинскую премию третьей степени. К тому моменту Топчиев уже был академиком: избрание состоялось в июне 1949 года.

В конце 1940-х годов Александр Топчиев занимался разработкой жаропрочных материалов для двигателей реактивных истребителей. Фото: ТАСС, РИА «НОВОСТИ» В конце 1940-х годов Александр Топчиев занимался разработкой жаропрочных материалов для двигателей реактивных истребителей

В июне 1955 года академик Топчиев возглавил советскую делегацию на IV Международном нефтяном конгрессе, проходившем в Риме. Здесь на пленарном и секционных заседаниях он выступил с тремя докладами в области химии углеводородов, продемонстрировав заметные успехи советской нефтехимической науки. К концу 50-х годов ХХ века нефтехимия сложилась уже как совершенно самостоятельная область знаний. Ее предметом стал поиск путей превращения углеводородных и гетероатомных соединений нефти в продукты высокой химической ценности, в мономеры и в исходные вещества для промышленного органического синтеза. Наконец встал вопрос о создании специализированного научно-исследовательского учреждения нефтехимического профиля, и в июле 1958 года был создан Институт нефтехимического синтеза АН СССР (ИНХС), первым директором которого был назначен Топчиев. Именно в тот период были заложены основы многих направлений работ, до настоящего времени определяющих состояние и развитие нефтехимической науки.

По инициативе академика Топчиева в 1961 году стал выходить журнал «Нефтехимия», где он был главным редактором. Наряду с научной деятельностью академик Топчиев принимал активное участие в общественной жизни, в том числе был председателем Советского Пагуошского комитета*** (1957–1962). Известный общественный деятель, основатель международного Пагуошского движения ученых Сайрус Итон писал: «Академика А. В. Топчиева будут помнить вечно не только как выдающегося ученого, а также как высокоуважаемого гражданина мира».

* Интерференция скважин — взаимодействие работающих нефтяных, газовых или водяных скважин, пробуренных на один продуктивный пласт или на гидродинамически связанные друг с другом пласты.

** При упругом режиме эксплуатации вытеснение нефти происходит под действием расширения сжатой породы пласта и заключенной в нем жидкости — нефти и окружающей ее воды.

*** Пагуошское движение — объединение ученых, выступающих за мир, разоружение и международную безопасность, за предотвращение мировой термоядерной войны и научное сотрудничество.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ