Интеллектуальный капитал – Журнал «Сибирская нефть»

Интеллектуальный капитал

«Газпром нефть» развивает базу научной интеллектуальной собственности в нефтепереработке

Текст: Вера Кавригина
Фото: LEGION-MEDIA
Инфографика: Татьяна Удалова

Конец эры «легкой» нефти подтолкнул отечественные вертикально-интегрированные нефтяные компании к активному поиску сторонних и разработке собственных инновационных технологических решений. Эта тенденция характерна как для добывающего сегмента, так и для нефтепереработки — в обоих случаях во главу угла сегодня ставится эффективность. Параллельно выросло внимание к вопросам защиты уникальных технологий и главному инструменту такой защиты — получению патентов

В нефтяной отрасли человек постоянно борется с силами природы. И эта борьба стимулирует научную мысль. Глубоководная добыча нефти, работа на арктическом шельфе, сланцевая нефть — каждое из этих направлений порождает массу новых технических решений. Многие из них компании патентуют. У таких гигантов, как Shell и ExxonMobil, количество патентов приближается к 20 тысячам. У компаний поменьше, таких, как Statoil или ENI, их число измеряется тысячами и увеличивается на несколько сотен в год.

Портфель интеллектуальной собственности российских вертикально-интегрированных нефтяных компаний значительно скромнее — в нем несколько сотен патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Причины такого отставания можно искать как в исторических перипетиях, так и в том простом факте, что долгие годы наша страна располагала гигантскими запасами легкодоступной качественной нефти и гораздо меньше нуждалась в инновациях, чем западные компании, вынужденные биться за каждый баррель. Тут показателен пример бразильского оператора Petrobras. Все его перспективные запасы нефти находятся на расстоянии 200–300 км от берега и на большой глубине. Готовых решений для добычи нефти в этих условиях на рынке не было. Поэтому компании пришлось самостоятельно развивать технологии глубоководной добычи. В результате она уже имеет более 3 тыс. различных патентов и регистрирует 70–80 изобретений в год.

Сегодня ситуация в России кардинально меняется — недостаток «легкой» нефти и сложные макроэкономические условия заставили нефтяников активно включиться в гонку по разработке и патентованию новых технических решений. Главный стимул таких поисков — желание повысить эффективность производства независимо от того, о добыче или переработке идет речь.

Время первых

Почему так важно первым запатентовать научное достижение? Все очень просто: кто первый — тот и собственник. Владелец патента может использовать технологию на свое усмотрение, а все остальные обязаны покупать это право у хозяина патента и нередко за большие деньги. Насколько большие? Например, американец Лонни Джонсон, придумавший игрушечный водяной пистолет, заработал на своем изобретении $360 млн.

А когда речь идет о такой отрасли, как нефтянка, каждый патент может не просто принести дополнительную прибыль, но и дать компании существенное конкурентное преимущество.

«В ходе реализации программы НИОКР мы стараемся максимально оперативно выявлять и патентовать новые разработки, будь то установки, технологии или продукты. Это один из важных инструментов повышения конкурентоспособности компании и защиты ее интеллектуальной собственности», — объясняет руководитель направления научно-технического развития дирекции нефтепереработки «Газпром нефти» Марина Мазуровская.

Не менее важно получить контроль над базовым патентом. Он содержит основной объем признаков, по которым идентифицируется изобретение и предоставляется патентная охрана. Патенты, выданные на изобретения, совершенствующие базовую технологию, являются зависимыми и не могут быть использованы без разрешения правообладателя базового патента.

«Нефтепереработка — это отрасль, которая началась не вчера. Очень многое было сделано в предыдущее десятилетие, и эти наработки сегодня позволяют науке двигаться дальше. Но с точки зрения бизнеса, неабсолютное владение изобретением — это дополнительные риски, которые могут свести на нет эффект от создания самой прогрессивной технологии. Поэтому мы не просто патентуем то, что создается при нашем участии, но стараемся выявить и получить права на все базовые патенты», — уточняет Марина Мазуровская.

Чтобы ответить на вопрос, является ли новая разработка прорывом в научной сфере, или это уже известная технология, которая просто доработана под конкретные задачи и сырье, приходится проводить глубокую экспертизу. По словам специалиста, компания активно занимается мониторингом научно-технического уровня разработок. Это помогает определить направления для дальнейшей работы по патентованию, дает возможность понять, как лучше коммерциализировать изобретения — где и насколько востребован патент, соответствует ли он международному уровню, насколько он конкурентоспособен и на какой рынок с ним можно обратиться. Кроме того, исследования рынка помогают понять интересы конкурентов и вычислить тех, кто использует патенты компании без разрешения.

Количество объектов интеллектуальной собственности в нефтепереработке «Газпром нефти»

Инфографика: Татьяна Удалова Инфографика: Татьяна Удалова

Путь инноваций

В настоящий момент в портфеле «Газпром нефти» уже 59 патентов в сфере нефтепереработки. Общая стоимость этой интеллектуальной собственности оценивается почти в 1 млрд рублей.

Учитывая, что одно из условий получения патента на изобретение — новизна и оригинальность технологии, отдельно стоит отметить, что охранную грамоту уже приобрели несколько видов катализаторов и технологии их производства, в частности, это касается импортозамещающих катализаторов каталитического крекинга. Для этих катализаторов поданы заявки и на получение международных патентов. «Недавно мы заказали Роспатенту исследование по оценке уровня наших разработок. До конца декабря будут озвучены первые выводы. Но совершенно очевидно, что некоторые наши катализаторы уже превосходят мировой уровень», — считает Марина Мазуровская.

Защищаются патентами и технологии, внедрение которых на производстве — это вопрос будущего. Сюда можно отнести способ получения карбонильных соединений С2-С4, которые являются основой для высокооктановых компонентов моторного топлива, и способ повышения октанового числа, основанный на процессе селективного окисления олефинов. Внедрение этих технологий будет способствовать увеличению выпуска высокомаржинальной продукции на НПЗ компании. Также один из полученных патентов защищает инновационную технологию плазмохимического разложения сероводорода на водород и серу, которая, в отличие от традиционной технологии по реакции Клауса-Скотта, позволяет снизить капитальные затраты на 67%, эксплуатационные затраты на 34% и исключить экологически вредные выбросы высокотоксичных сернистых соединений, снизить выделение углекислого газа. Конечно, по количеству патентов в сфере нефтепереработки «Газпром нефть» пока не может посоревноваться с мировыми лидерами, но для компании, которая только пять лет назад начала заниматься научными разработками, рост вполне впечатляющий. «Нужно понимать, что от стадии лабораторных испытаний до получения опытно-промышленных образцов или готовых технологий обычно проходит несколько лет, — напоминает Марина Мазуровская. — Тем не менее мы развиваемся в очень хорошем темпе. И стимулом здесь, в том числе, является и создание нового катализаторного производства в Омске».

Патент — это государственная охранная грамота, которая фиксирует право изобретателя на разработку. Ее выдает уполномоченный государственный орган: в нашей стране — Роспатент. Патент не только закрепляет за изобретателем исключительные права на интеллектуальную собственность, но также обеспечивает защиту авторских прав и дает возможность получать роялти за использование патента сторонними лицами.

Изобретение может быть запатентовано, если оно удовлетворяет нескольким условиям. Согласно статье 1350 Гражданского кодекса РФ, изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень, то есть его создание логически не следует из уже известных изобретений, и промышленно применимо.

Выгодно всем

Активная работа по патентованию научных разработок оказывается выгодна не только самой «Газпром нефти», но и стратегическим партнерам компании среди ведущих научных институтов. Нередко патенты, приобретаемые «Газпром нефтью» для дальнейшей работы с технологией или защиты уже имеющихся разработок, годами пылятся на полках, не принося своим владельцам никаких дивидендов. Кроме того, компания всячески поощряет и стимулирует изобретательство, включая в договор с исполнителями НИОКР пункт о дополнительном вознаграждении в случае достижения цели проекта, а не простого выполнения техзадания, или в случае разработки оригинальной технологии, способной претендовать на получение базового патента.

Без сомнения, усилия «Газпром нефти» направлены на получение максимальной выгоды от инвестиций в науку. Но сложно назвать эти усилия только лишь бизнесом. Ведь компания, заинтересованная в собственном технологическом развитии, дает средства и возможности для развития отечественной науки. А значит, работает на успешное будущее, свое и своей страны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ