«Современные технологии сделают нас эффективнее» — Журнал «Сибирская нефть» — №144 (сентябрь 2017)

«Современные технологии сделают нас эффективнее»

Три года деятельности компании «Газпромнефть — битумные материалы» доказали правильность решения о выделении битумного бизнеса в самостоятельную структуру — таково мнение совета директоров «Газпром нефти». О конкурентных преимуществах, определяющих рост объемов производства, в первую очередь в сегменте высокотехнологичной продукции, о новых направлениях развития и резервах для повышения эффективности «Сибирской нефти» рассказал генеральный директор компании «Газпромнефть — битумные материалы» Дмитрий Орлов

СН

Совет директоров «Газпром нефти» признал эффективность развития битумного бизнеса. В чем, собственно, заключается эффективность?

Д.О.

Я бы говорил, в первую очередь, о коммерческой эффективности. Мы выстраиваем взаимодействие с каждым потребителем, формируем индивидуальные ценовые предложения, с одной стороны, учитывающие потребности покупателя, с другой — соответствующие рыночной конъюнктуре. В итоге мы получаем удовлетворенного клиента, а для нас это — рост объема реализации при релевантном уровне цены.

Что касается эффективности производства, то нам удалось продвинуться достаточно далеко в развитии технологий. Наличие собственного научно-исследовательского центра (НИЦ) дает нам возможность стремиться к созданию «идеальной» рецептуры для каждого потребителя — в первую очередь это, конечно, касается модифицированных битумов.

Но, надо признать, что предстоит сделать еще больше. На это направлен пилотный «цифровой» проект, реализацию которого мы сейчас начинаем на базе Рязанского завода битумных материалов. Применяя современные методы анализа данных, мы будем подбирать и улучшать рецептуры, оценивать оптимальность используемого сырьевого пула, менять и вводить новые компоненты, если это необходимо. То есть мы сможем гораздо более эффективно управлять себестоимостью производимой продукции.

СН

Почему именно на Рязанском заводе?

Д.О.

Сегодня это наш флагман как по объему производства, так и по географии реализации продукции: почти 60 тыс. тонн за 8 месяцев этого года (что больше факта всего 2016 г.) и более 15 стран-получателей в «портфеле»: от Латинской Америки до Европы и Азии. И в каждой стране есть свои уникальные требования к качеству поставляемых битумных материалов, которые обязательно надо учитывать.

Кроме того, именно на базе Рязанского завода работает наш научно-исследовательский центр, что делает этот вариант оптимальным.

СН

Современные технологии — это дорого. Насколько оправданы вложения?

Д.О.

Соглашусь, применение современных технологий требует много вложений. Кроме финансовых трат, важным вложением является и уделенное на их выбор и внедрение время. Но уделять его нужно, и тогда эффект не заставит себя долго ждать. Возможности, которые дают современные цифровые технологии, позволят окупить вложения в течение первых нескольких лет. Речь идет о росте эффективности не на проценты, а на порядок, несколько порядков. При этом дополнительным «бонусом» является то, что такие проекты можно тиражировать, причем не только на собственные предприятия, но и на активы, с которыми мы взаимодействуем, например, в рамках процессинговых схем или при перевалке продукции. То есть мы получаем возможность повышать эффективность во всех точках присутствия компании.

СН

Сколько времени займет реализация проекта?

Д.О.

Это не один проект, это набор проектов, которые по итогам реализации станут основой долгосрочной «цифровой модели» всего битумного бизнеса. Параллельно с технологическим «пилотом» в Рязани мы будем создавать цифровой аналог завода на базе актива в Казахстане. Ведь он, по сути, — уменьшенная модель нефтеперерабатывающего завода с его полным циклом — от поступления сырья и производства широкого ассортимента продукции до хранения и применяемых логистических решений на этапе отгрузки. Реализовав этот проект, мы сможем не только повысить собственную эффективность, но и предложить современное проработанное решение, которое может быть тиражировано на другие крупные производства «Газпром нефти».

Еще один проект — оптимизация логистических решений при перемещении сырья и доставке готовой продукции. Здесь нам нужен алгоритм, помогающий, с одной стороны, значительно повысить «пунктуальность» нашей доставки, с другой — снизить затраты, ведь уже в ближайшие 2 года каждая вторая поставка будет осуществляться на базисе «ворот» нашего покупателя.

Все проекты значительные и емкие, но добиться первых ощутимых результатов в пилотных проектах мы должны до конца 2018 года.

СН

Насколько далек от целевого сегодняшний технологический уровень компании?

Д.О.

Конечно, мы далеко не на нулевом уровне. В нынешнем году сделали большой шаг в направлении консолидации информационных потоков, запустив единый диспетчерский центр, — теперь круглосуточно получаем необходимые данные от активов. Однако это пока информация в разных форматах, что заставляет тратить лишнее время на ее сверку. Наша цель — создать единое информационное пространство, в рамках которого данные будут легкодоступны, открыты, прозрачны. Это и позволит ликвидировать разрывы в процессах, которых еще немало.

СН

Что это за разрывы?

Д.О.

Сегодня работа подразделений битумной компании разделена на большое количество самостоятельных операций, которые важно постоянно синхронизировать. Цифровая трансформация объединит в единый процесс все основные элементы битумного бизнеса, что позволит оптимизировать технологические процессы, централизовать управление производством, отгрузкой и доставкой битумных материалов. Результатом построения современной цифровой архитектуры станет сокращение издержек, повышение операционной эффективности и вывод на качественно новый уровень системы управления рисками.

А эффект от устранения этих разрывов увидят наши потребители — дорожно-строительные компании. Сегодня для строительства дороги им нужно наладить ритмичное производство и укладку асфальта, но они вынуждены тратить массу времени на поиски битума, которого в разгар сезона часто не хватает. Завтра же дорожникам необходимо будет предоставить нам лишь информацию о самом объекте строительства. Все остальное — от графика поставки до определения рецептуры — мы сделаем сами: подберем необходимый тип вяжущего в зависимости от нагрузок на покрытие, климатических условий, разработаем (при необходимости) индивидуальную рецептуру, порекомендуем дополнительную линейку продуктов, если, допустим, это дорога с мостовыми сооружениями.

В общем, мы сделаем так, чтобы дорожники думали только о строительстве дороги, а все остальные вопросы, связанные с битумом и его производными, решим мы.

СН

Такой сервис сильно влияет на конечную цену продукта?

Д.О.

Это смотря как считать. Например, мы рекомендуем использовать полимерно-битумное вяжущее (ПБВ) вместо традиционного битума. Конечно, модифицированный битум дороже обычного. Но если оценивать цену не в момент поставки, а с позиции «стоимости владения» дорогой, то современные материалы выгоднее, ведь экономия наступит уже с первым «пропущенным» ремонтом. Мы посчитали, что за 12 лет «жизни» дороги экономия превышает 33%.

Сделать нашу продукцию привлекательнее для потребителей позволяет и еще одно направление нашего развития. Так, сегодня много времени, а значит, и денег, тратится на транспортировку — битум нередко отправляется за тысячи километров, хотя можно использовать производство, которое находится гораздо ближе. Поэтому с 2017 года наряду с большими собственными производствами в Москве, Омске и Ярославле мы стали использовать уже имеющиеся независимые мощности в регионах потребления. Так, мы работаем по процессинговой схеме в Мордовии, в Перми, у нас есть перевалка в Рязани, в Сальске (Ростовская область — «СН»), в проработке еще несколько «точек» активного строительства дорог. Мы формируем обширную федеральную сеть, что дает возможность оптимизировать затраты на логистику и в конечном итоге повышать конкурентоспособность нашего предложения.

СН

Как эффективно контролировать качество, производя битум на сторонних заводах?

Д.О.

Мы не идем на новую площадку до тех пор, пока не убедимся, что все производственные процессы организованы в соответствии с нашими требованиями, и очень тщательно осуществляем контроль качества битума в каждой выпускаемой партии. В паспорте продукта всегда указано, что он произведен по заказу компании «Газпромнефть — битумные материалы». Это наша гарантия: если такая надпись есть, значит, покупатель получает качественный продукт, с какого бы завода он ни пришел.

СН

Такой подход предусмотрен стратегией развития?

Д.О.

Стратегией предусмотрено технологическое лидерство на рынке битумных материалов, для достижения чего мы активно развиваем свои компетенции, усиливаем научный потенциал, выпускаем качественную битумную продукцию, ассортимент которой насчитывает сегодня 86 марок. И тут уже предложение рождает спрос. Наши битумы становятся широко востребованы не только в регионах присутствия битумных активов «Газпром нефти».

СН

Каковы стратегические цели компании?

Д.О.

Наша задача — сохранить наши позиции и в соответствии с ростом потребления увеличить объем реализации. В стратегии заложены не только количественные показатели. Учитывая сокращение сырьевой базы, необходимо развивать и продвигать на рынок высокотехнологичные битумопроизводные продукты. Продукты второго и третьего переделов имеют гораздо более высокую добавленную стоимость, поэтому, так же как мы выводили на рынок ПБВ, сегодня нам надо популяризировать очень эффективные, современные, но недостаточно «раскрученные» продукты: битумные ленты, герметики, мастики, защитно-восстановительные составы.

Модель битумного бизнеса

Модель битумного бизнеса направлена на повышение ценности для акционеров, потребителей, общества путем развития стратегических видов деятельности

СН

Вы всегда говорили, что главный рынок для «Газпромнефти — битумных материалов» — внутренний. При дефиците сырья в жертву будет принесено экспортное направление?

Д.О.

Учитывая нестабильность сегодняшнего рынка нефти и нефтепродуктов, никто не может точно сказать, как будут обстоять дела в том или ином сегменте через 3–5 лет. Если экспортные поставки будут выгодны, всегда есть возможность пополнения сырьевого пула за счет сторонних ресурсов. Мы уже сегодня часть сырья для завода в Казахстане закупаем на рынке. Но в целом да, вы правы, мы всегда ориентированы в первую очередь на российский рынок. Наша главная задача — обеспечить внутренние потребности дорожной отрасли России, которые завязаны на финансирование государственных программ — в первую очередь транспортной.

СН

В нынешнем году как раз утверждается новая программа развития транспортной системы России Федеральная целевая программа «Развитие транспортной системы России на 2020–2030 годы» . Есть ли в ней какие-то изменения, способные повлиять на битумный бизнес?

Д.О.

Там нет каких-то глобальных концептуальных изменений по сравнению с действующей программой. В качестве фактора, меняющего отрасль, я бы скорее выделил проект «Безопасные и качественные дороги» (БКД). В рамках БКД впервые в истории российской дорожной отрасли федеральные, региональные власти и муниципалитеты объединили усилия для решения существующих проблем в этой сфере. Мы, соответственно, сотрудничаем с регионами действия программы. Наглядный пример такого взаимодействия — Рязанская область, где на базе нашего НИЦ прошло совещание с участием заместителя руководителя федерального дорожного агентства, зампреда правительства, областного министра транспорта, где мы обсуждали возможности объединения усилий для достижения максимального эффекта в реализации программы. Наш НИЦ сегодня выполняет в регионе функцию независимой экспертной лаборатории, оценивающей качество дорожного покрытия и применяемых материалов.

СН

Зачем это надо компании?

Д.О.

Мы нарабатываем базу знаний, что позволяет более эффективно составлять рецептуру вяжущего и асфальтобетона под конкретные дороги, регионы. Мы можем консультировать по этому поводу наших заказчиков. Двигаясь к потребителю, разговаривая с ним на одном языке, мы можем предложить уникальный для российского рынка уровень сервиса. Это наше конкурентное преимущество.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ